Польско-украинская война памятников – взгляд из Польши

1Мы уже знаем, что «без свободной Украины нет свободной Польши» и что во имя «европеизации» Украины Варшава вынуждена терпеть наиболее вопиющие выпады тамошней пропаганды. Мы периодически узнаем из либеральных медиа, что снесение памятника УПА, нелегально установленного в Польше – это скандал и провокация – и если в ответ Киев ликвидирует места памяти жертв этой самой УПА, то мы сами же и будем в этом виноваты.

В целом скандал состоялся. И суть его прежде всего заключена в том, что за демонтаж нелегального памятника в Хрущевичах (Hruszowicach) взялись вовсе не органы власти. IPN, столь активный, когда речь идет о форсировании «антилевицовой» трактовки истории и втискивании в каждого палача «проклятых жолнежей», изначально делал вид, что не знает с чем в Польше ассоциируется УПА. Постоянно домогаясь демонтажа десятков ПНРовских и советских памятников, непрерывно муссируя тему тоталитаризма и того, что, дескать, в 1945 году не было освобождения, именно в этом деле он попросту спрятал голову в песок. Причем ранее Rada Ochrony Pamięci Walk i Męczeństwa запрашивала соответствующие пояснения. Однако так и не дождалась их, а памятник как стоял, так и продолжал стоять в стороне от политических бурь, раздражая местных жителей, провоцируя их уже одним лишь видом тризуба и надписью во славу УПА. Которая, впрочем, славила последнюю довольно слабо, особенно когда ее атаковали польские националисты, периодически оставлявшие надписи, напоминающие о Волыни и Восточной Галиции или (особенно после начала войны на Донбассе) обвиняющие польские власти в поддержке кровавых операций под символикой Бандеры и Ко.

То, что памятник УПА будет уничтожен было ясно, также, как и то, что это лишь дело времени. Он не был приоритетом для ROPWiM, а затем IPN, и не имел никаких шансов уцелеть, особенно если учитывать растущий воинствующий польский национализм с его всё возрастающей антиукраинской составляющей. Не даром Рух Народовы, активисты которого с позволения местных властей осуществили в Хрущевичах «антибандеровское общественное мероприятие», является также организатором антиукраинских манифестаций в еще двух городах Польши.

Причем речь не идет о поисках исторической правды или пропаганде идей нежелательности в Польше памятников УПА. А о простом накручивании агрессии по отношению к гастарбайтерам с востока, создании «вневременного» образа украинца, как кровожадного резуна. Уничтожая памятник в Хрущовичах, «народовцы», судя по всему, хотели просто досадить украинцам. Польское государство, которое должно было бы поступить с незаконным памятником в соответствии с правом, оказалось здесь замешано случайно. Если бы фатальный памятник не имел столь вызывающей формы, и в связи с этим не получил бы ранее столь широкой и сомнительной известности, «настоящие патриоты» нашли бы другую форму демонстрации своих убеждений. Однако все эти нюансы не были замечены киевскими создателями новой «политики исторической памяти», среагировавшими на сигнал «анти-УПА» резко отрицательно. Они пригрозили, что теперь не будут сопротивляться уничтожению польских мест памяти на Украине – не больше, не меньше. Проще говоря, теперь, взамен за уничтожение памятника палачам поляков из УПА, могут исчезнуть десятки мест где увековечена память их жертв.

2Эксгумация останков поляков, вырезанных УПА в 1943 году в Ostrówkach и Woli Ostrowieckiej

Звучит устрашающе, но по сути своей о чем-то очень сильно напоминает. За каждым польским местом памяти, связанным с Волынской резней, стоят многие годы усилий предпринятых потомками убитых и выживших, сообществ, сохраняющих память о тех страшных событиях и исследующих их ученых. За некоторыми стоят и сюжеты, привносящие чуть-чуть светлого в гнетущий мрак – об украинцах, спасавших поляков и отказывавшихся участвовать в резне, о тех, которые затем в одиночку или в малой группке, вопреки противодействию окружения, заботились о могилках убитых. Но в иных случаях к ужасающим описаниям убийств добавляются еще и страшные истории о стирании памяти и извращении правды. Вроде того, что имеет место в Ясной долине, где и по сей день на табличке на украинском языке можно прочесть о битве, в которой славные УПАшники сражались с «польско-немецкими оккупантами» и, разумеется, одержали победу. Вот так в победную битву превращается уничтожение нескольких сот жителей польского селения. Или в Остовках и Воле Островецкой, где польский историк Леон Попек (Leon Popek), сын чудом уцелевшей в резне Елены, на протяжении 15 лет сражался с местными украинскими властями за возможность проведения эксгумации более чем тысячи жертв двух массовых убийств. Причем именно беспамятство жителей и протесты националистов во время польских торжеств были постыдной повседневностью для подвижников, боровшихся за достойное увековечивание памяти жертв Волынской резни.

Украинский IPN и вовсе прямо продекларировал, что все так и должно оставаться, попутно призвав местные власти к сдерживанию «любых польских структур, частных лиц или общественных организаций, в том что касается выдачи разрешений на строительство новых польских памятников и памятных знаков либо реставрации уже имеющихся».

3Памятник «акции УПА против польско-немецким оккупанта» в Яновой долине» (именно так названы события, бывшие в действительности резней польского населения)

К сожалению, использование подобного подхода официальными структурами было изначально абсолютно предсказуемым. Польский МИД уже дал понять, что простит любой, даже самый скандальный эксцесс, связанный с «политикой исторической памяти». Экспортируемое на Запад и втискиваемое обывателям повествование о героях из УПА, благодаря своему антисоветскому посылу настолько нравится польским фанатичным «борцам с коммунией», что манипулирование памятью о более чем 150 тыс. вырезанных соотечественников можно осуществляеть с потрясающей легкостью.

Впрочем, в Польше появились, в основном при костелах, таблички и памятники посвященные Волынской резне. Тем не менее, одновременно с этим мы услышали, что Украина должна сама объективно подойти к пересмотру своей истории и что рано или поздно она это сделает и всё «само изменится», а до этого времени следует соглашаться с признанием Бандеры героем. Теперь и это неактуально – ведь при помощи УПА можно так красиво лупить по России, что так нравится деятелям с Днепра и пропагандистам «самостоятельных изменений». Причем и те, и другие оправдывают это тем, что Украина находится в настолько страшной ситуации, что спешно нуждается в героях, а под рукой никого кроме бандеровцев просто нет.

В результате, польские «народники» убедились в собственной безнаказанности и решили сами «прибрать» ненавистный памятник, а их украинские визави решили, что можно взять в прицел увековечивание памяти другой стороны. Разумеется, какой-либо гуманитарной рефлексии (речь о местах массовых убийств) либо политического расчета (а стоит ли задираться с Польшей?) в случае с этой публикой ожидать не стоило.

И что теперь будут делать польские политики, когда на Украине дойдет до уничтожения мест памяти? Будут бить себя в грудь, извиняясь перед правительством Гройсмана за разрушенный памятник в Хрущевичах, и начнут объяснять, что в целом украинцы обеспокоились оправданно, или же и дальше будут слепо повторять россказни о неуловимых российских диверсантах?

strajk.eu

 

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...