В Сморгони судят женщину, из ревности забившую скалкой мужа до смерти

15c532ff5efe9fa62263

По данным следствия, обвиняемая забрала паспорт у мужа, запрещала ему выходить из дома, а потом и вовсе забила до смерти — руками, ногами и даже скалкой, сообщают Naviny.by.

Впрочем, у женщины своя версия. Она говорит, что любимый муж совсем отбился от рук: завел любовницу, пропадал из дома, а когда вернулся с заработков, она не могла его узнать — так сильно он исхудал. «Били его какие-то мужики, — рассказала обвиняемая в суде. — Женщина бы не смогла такое сделать».

Прокурор минут десять перечислял многочисленные травмы, которые эксперты обнаружили на теле Рафика Агаева. Супруга погибшего спокойно слушала из клетки обвинение.

«Наносила удары руками, ногами, скалкой, — продолжал гособвинитель. — Не менее 59 ударов».

«Вину не признаю», — отвечала 49-летняя Елена Агаева 29 мая в суде Сморгонского района, где слушается ее дело.

«Сначала мы жили, как нормальная семья, а потом Рафик сбежал в Азербайджан»

Рафик Агаев наполовину азербайджанец, наполовину белорус, мама его родом из Сморгонского района. Здесь по-прежнему живут сестры погибшего.

«Спокойный добродушный человек, — говорят о нем знакомые. — Он такой безынициативный был, его надо было повсюду за руку водить. На работу его Лена устраивала».

По словам обвиняемой, семья у них была обычная. «Мы с мужем жили как обычная семья. Руганей и скандалов не было. Ну, может, раз в год. Но без мордобоя. Мы вообще спокойные люди, — рассказала в суде Елена. — Конечно, были и хорошие, и плохие моменты. Последние пять лет Рафик изменился к лучшему, а то ведь было он сбегал от нас в Азербайджан!»

Женщина вспоминает, как осталась одна с двумя детьми. Муж деньги не присылал, а на рынке, где она торговала, судачили, будто бы не просто так пропал Рафик, жена его убила и закопала.

«Представьте, что говорили! — возмущается Елена. — А он в Азербайджане сидел целый и невредимый. Я сама за ним ездила. А то бы он и не вернулся. Его родственники были не рады нашему браку, я для них иноверец, христианка. Так что они предлагали ему остаться и найти там новую жену. Пришлось мне идти на поклон. Азербайджанцы ведь народ гордый!»

По возвращению супруга помогла Рафику устроиться на работу. «Специальности у него не было никакой, он терял то одну, то другую работу», — говорит женщина. Незадолго до трагедии она договорилась, чтобы его взяли на стройку в Минск.

«Рафик, царство ему небесное, был такое не активный, ленивенький, поэтому я его устраивала на работу, — пояснила она. — Сначала он со мной на рынке торговал. А когда на рынке дела совсем плохо стали, мы решили, что Рафик должен пойти на государственную работу, на стройку в Минск. Там был вахтовый метод: 13 дней работаешь, 12 отдыхаешь. У нас даже отношения улучшились. Когда долго не видишься, нет повода ссориться».

Однако ближе к осени 2016-го ситуация ухудшилась. В жизни Рафика, как говорит Елена, появилась другая женщина.

Суд Сморгонского района

Фото любовницы жена показывала продавцам на рынке и грозилась разобраться с соперницей

«Последние месяцы он пробыл у женщины. Ну, полностью жил у нее или нет, я не знаю, — пояснила обвиняемая. — Я ему полностью доверилась. Он говорил, подожди-подожди, скоро вернусь домой. А потом на месяц пропал. Почему я не подала на розыск? Он говорил, что делает сараи по деревням. Я и не проверяла».

В ноябре муж вернулся в Сморгонь. «Как увидела его, не узнала — такой худющий был, — рассказала женщина. — Ну, решила, что будем откармливать, будем лечить. А потом я узнала, что он созванивается с этой женщиной. Спрашиваю, что такое. А он мне: «Тры-ты-ты-ты-ты-ты». Я сказала: так, никаких женщин, семья есть семья, чтобы больше этого номера в телефоне не было. Он разбил мобильник в коридоре».

Елена то и дело начинает плакать. Говорит, что когда муж бросил семью и уехал в Азербайджан, она до последнего ждала его, отношения ни с кем не строила.

«Знаете, какие теперь женщины. Ну, те, у которых нет мужчин, — рассуждает обвиняемая. — Естественно они страдают. Но это приходящие и уходящие женщины, главное — дети и жена. Он смотрел семью и не собирался нас бросать. Ну, были у него только мимолетные увлечения. Если женщина не отказывается, ну, вы понимаете, как себя ведет мужчина».

По словам знакомых, она показывала фото любовницы продавцам на рынке, говорила, что разберется с соперницей.

«Это было по приколу, — пояснила Елена Агаева в суде. — Ну, мы собирались написать ей в «Одноклассниках», чтобы она отстала от женатого мужика и нашла себе холостого».

«В милицию звонить? Упаси господи!»

Незадолго до трагедии отношения между супругами стали напряженными. Елена говорит, что муж на людях вел себя иначе, чем дом:

«Рафик, царство ему небесное и прости меня господи, был хитроватый. На людях он был такой, а дома другой. Любил, чтобы его жалели. А я не ходила к людям, не показывала всем свои синяки. Да я за всю жизнь ему раза три фингал набивала. Ну, так я защищалась, потому что ничего больше не могла сделать».

В начале декабря 2016-го между супругами произошла потасовка. Причиной стала любовница Рафика.

«Он первый начал наезжать, возмущаться. Я защищалась, ну, и ударила рукой или локтем ему в глаз. Поймите, я всегда только оборонялась. Я такой человек: первой никогда руку не подниму».

Судья несколько раз спросил, сколько ударов обвиняемая нанесла мужу. «Один, два… Не знаю, как считать. Ну, оттолкнула — это уже удар? И вообще, я же защищалась!» — пояснила она.

Дальше прокурор попытался выяснить, какие конкретно отношения складывались между супругами.

«Ругались с мужем?» — спросил гособвинитель.

«Нет. Ну, редко», — пояснила Елена Агаева.

«Причины ссор?»

«Ну, я его ревновала и он меня. Я такая женщина общительная».

«Он руку на вас подымал?»

«Ну, Рафик если даст мне трохи кулаком, я старалась увернуться, убежать».

«В милицию обращались?»

«Упаси господи. Обратись в милицию, так они же посадят Рафика».

«А за медицинской помощью?» — уточнил прокурор.

«Упаси господи, — вновь заявила обвиняемая и добавила. — В последнее время я вообще была добрая. Может, нужно было построже. А я так рассуждала: ну, прогулял работу, ничего страшного, дед (отец Елены. — ред.) поможет, как-нибудь проживем. Ну, загулял на халтурах, вернется».

«Рафик был за мной как за каменной стеной»

Елена Агаева настаивает: она мужа не убивала. Повреждения он получил, когда по ночам сбегал из дома. С кем он проводил время, ей неизвестно. Но обвиняемая уверена, что избивали ее супруга мужчины. Женщина, по ее словам, просто не в состоянии так покалечить человека.

В день смерти Рафик несколько раз терял сознание. «Я пыталась спасти его, делала ему искусственное дыхание, массаж сердца. Потом вызвала скорую, но врачи констатировали смерть».

Экспертиза показала, что Агаев умер от насильственных действий. На теле погибшего зафиксированы множественные переломы ребер и грудины с повреждением внутренних органов, закрытая черепно-мозговая травма и другие повреждения. Удары наносились руками, ногами и скалкой.

В обвинении отмечено, что обвиняемая избивала мужа почти месяц, на глазах у 13-летней дочери.

Важный момент — все заработанные деньги супруг отдавал Елене. «Деньги были у меня. Потому что Рафик мог прогулять, в карты проиграть, пропить. Если ему что-то надо, я ему куплю».

«За какие деньги он жил в Минске?» — поинтересовался прокурор.

«Я ему давала, — ответила женщина. — Ну, миллион, миллион двести на две недели. А в Сморгони Рафик лежал на диване, а я бегала на работу. Он был за мной, как за каменной стеной».

Воспитание детей, по словам Агаевой, тоже было на ней. Сын окончил школу с золотой медалью, поступил на бюджетное отделение в престижный университет. В 2007-м купила в Минске квартиру, где по сей день живет сын. Дочь женщина возила на занятия на машине, чтобы она не простудилась. Сейчас официальным опекуном ребенка является ее старший брат.

«Папа (отцу Елены 78 лет. — ред.) был на мне, дети на мне, Рафик на мне, — говорит обвиняемая со слезами на глазах. — На себя времени совсем не было. Поспала Лена, поела — никому неинтересно».

Друзья погибшего: мы говорили ему беги от нее, беги

В суде допросили товарищей Рафика, тоже азербайджанцев, которые знали его более 20 лет.

«Она агрессивна, он спокойный, — характеризует отношения пары Ильяс Аллахвердиев. — Помню, когда они еще в коммуналке жили, я в гости пришел. Мы с Рафиком в нарды на общей кухне играли. Лена пришла, говорит ему: пошли домой. Он ей: иди домой, я сейчас вернусь. Через пять минут снова она возвращается, он спокойно ей говорит, что скоро вернется. А она берет доску и как даст ему по голове!»

Ильяс был готов поведать много таких историй суду, при этом надо отметить, что происходило все более 20 лет назад:

«Вот расскажу вам еще историю. На их машине поехали в Азербайджан. Я попросил, чтобы меня с дочкой взяли. Я устал быть за рулем. Рафик меня сменил. Случилась авария. Но Рафик был невиноват, это нас подрезали. Поцарапали немного машину. И всё, скандал начался. Лена вставила ключи между пальцами и начала его по лицу бить. Я пытался их разнять. А она сказала, что на первом посту сообщит, что мы пытались ее убить».

«Дайте мне сказать! — возмущалась Елена Агаева. — Почему ему можно рассказывать, а мне нет?»

«Еще одну историю вам расскажу, — продолжал Аллахвердиев. — Лена выгоняла его из машины, чтобы он шел перед машиной босиком, километра полтора это продолжалось».

Свою антипатию к обвиняемой свидетель не скрывал. «Да я бы ее давно убил! Отсидел бы уже и вышел, — заявил он в суде. — Мы когда в Азербайджане были, купались. Я Рафику говорю: топи ее, топи, я никому не скажу!»

Последний раз погибшего Ильяс видел за дней десять до смерти: «Он такой страшный был, черный. Говорю ему: Рафик, давай мы тебе деньги соберем, отправим тебя на родину. А он ответил, что Лена паспорт спрятала. Я ему посоветовал написать заявление, что паспорт утерян, чтобы ему новый сделали. Это было за полторы недели до его смерти. А на следующий день он на рынок приходит, а под глазом у него — фингал. Это все на рынке могут подтвердить».

Мужчина считает, что причиной агрессии была ревность Елены. «Ну да, была у Рафика женщина, — пояснил он в суде. — Все мужчины же, понятно. Может, он у нее пожил. Но чтобы собрался уходить, такого не было. Познакомился с женщиной, хорошая такая. Вот, еще вспомнил: Лена не хотела его к нам отпускать, в нашу компанию, где все земляки».

«Я не отпускала его, потому что собирались одни мужчины!» — заявила из клетки обвиняемая.

«Она больная, он больной. Но она агрессивная, а он спокойный, — подытожил  Аллахвердиев. — Мы говорили ему: беги от нее, беги, потому что не выживешь!»

В суде выступил также Махсуд Зейналов, который жил в одной квартире с семьей Агаевых.

«Рафик такой тихий человек, неуверенный даже. Лена действительно его на работу устраивала. Она у них была главой семьи, — пояснил свидетель. — Не могу сказать, чтобы они сильно конфликтовали, но я полтора года как не видел его. А раньше, помню, она себе разное позволяла. Например, называла его чурбан нерусский. Я просил: не говори так, потому что я тоже нерусский. И потом, зачем было замуж выходить, если он чурбан?»

Елене Агаевой предъявлено обвинение в совершении убийства с особой жестокостью (ч. 2 ст. 139 УК). Санкция данной статьи предусматривает суровое наказание — вплоть до смертной казни или пожизненного заключения, однако в отношении женщин максимальным наказанием является 25 лет лишения свободы. С погибшим супругом женщина прожила более 20 лет.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ