Взрыв на “Гродно Азот”: нарушителей четверо, а судят одного

Сотрудники инспекции труда рассказали о нарушениях, которые выявили на ОАО “Гродно Азот” после взрыва.

В суде Октябрьского района Гродно продолжается суд над мастером по ремонту технологического оборудования ОАО “Гродно Азот”. Мужчина считается единственным обвиняемым в деле о смертельном ЧП на предприятии — на воздух взлетело 60 тонн опасного химиката, в результате взрыва погибло 2 человека. Вызванные в суд представители инспекции труда сообщили, что их проверка выявила четырех нарушителей, в том числе и руководство цеха, где произошло ЧП.

Нарушителей было четверо

Представители Гродненского управления Департамента государственной инспекции труда проводили собственную проверку сразу же после ЧП, летом 2016 года. Напомним, что в цехе выпарки едкого натрия (ВЕН) бригада ремонтировала оборудование с применением газового резака. По результатам экспертизы, искры раскаленного металла попали на продукцию, которая хранилась в цеху. Началась химическая реакция. В итоге более 60 тонн опасного вещества за очень короткое время перешло в газообразное состояние, двое рабочих погибли на месте, еще трое получили травмы.

В заключении инспекции труда виновными названы четыре человека, допустившие нарушение должностных инструкций — начальник цеха ВЕН, начальник отделения, начальник смены цеха ВЕН, а также мастер по ремонту технологического оборудования ОАО “Гродно Азот”. На скамье подсудимых — только мастер.

Как подчеркнул начальник управления Гродненского областного управления Департамента государственной инспекции труда Николай Ленко, эти данные были взяты из акта ведомственной проверки “Белнефтехим”, которая проводилась на предприятии. Представители инспекции труда неоднократно подчеркивали: поскольку причиной ЧП на предприятии стало нарушение пожарных норм, то выводы о виновных лицах должны делать представители МЧС, так как именно это ведомство отвечает за пожарную безопасность. Свои заключения инспекция делала после согласования с МЧС.

Где хранится ГАС — огневые работы запрещены

Представители инспекции пояснили, что конкретно нарушили указанные должностные лица.

“Степень ответственности указанных лиц идет по убывающей. У начальника цеха — две причины. Это неудовлетворительная организация огневых работ и складирование продукции с нарушением технологического регламента”, — поясняет начальник отдела надзора за соблюдением законодательства об охране труда ГОУ Департамента государственной инспекции труда Ирина Савицкая.

По ее словам, соблюдение технологического регламента — это ответственность первого лица цеха. Именно он отвечает за складирование и организацию перевозки продукции, которая накапливается во время производства. И когда он давал добро на огневые работы в цеху, то должен был обеспечить все для их безопасного проведения.

“Они (представители цеха — Sputnik) должны были не просто подписи поставить в журнале, а прийти на место. Начальник отделения сослался, что отлучился в контору для прохождения обучения. Считаю, что это просто отговорка. Ибо накануне ему звонили и говорили, что планируются огневые работы. Как и начальник цеха, он знал, что в цехе находится гидроксиламинасульфат кристаллический (ГАС) и был ответственным, чтобы это вещество своевременно вывозилось. Вместе с тем, они дали разрешение на проведение огневых работ, зная, что в технологическом регламенте написано четко: там, где хранится ГАС, огневые работы проводить нельзя”, — отмечает Савицкая.

По ее убеждению, все три сотрудника цеха знали и технологический регламент, и характеристики продукции.

Обвиняемый не знал об опасной продукции

“Обвиняемый Сауль мог и не знать характеристики продукции и технологический регламент. Он не работник цеха. Поэтому на “Гродно Азот” существует система: если приглашают работников из других цехов, им проводят инструктаж. Он был проведен. Во время него должны были сообщить о свойствах вещества. Исходя из материалов, до мастера Сауля никто не довел, что там находится ГАС, который при определенных температурах дает такое разложение”, — продолжает Савицкая.

Нарушения обвиняемого Сауля, по мнению инспекции, заключаются в том, что он не потребовал от руководства цеха освободить от продукции площадку в радиусе разлета искр и кусочков раскаленного металла от резака. Даже несмотря на то, что перед этим они сообщили о готовности цеха к огневым работам. А значит, он нарушил пожарные нормы.

“Вещество, которое практически невозможно затушить”

“По большому счету, в том помещении, где произошло ЧП, проводить огневые работы, было категорически запрещено. Потому что то помещение цеха, не складское, оно использовалось для производства ГАС кристаллического. А почему там складировали продукцию, я не знаю”, — рассуждает Савицкая.

Складирование продукции в цеху — нарушение пожарных норм. По словам Ленко, обвиняемый Сауль отвечал только за проведение огневых работ, а руководство цеха — еще и за подготовку места для них.

“Если бы продукция там не хранилась, то при отсутствии там каких-то воспламеняющих веществ такой трагедии могло не произойти. Но подчеркиваю, это вопросы больше к МЧС”, — говорит Ленко.

Представители суда поинтересовались: “Получается, нельзя было хранить продукцию в таких условиях?”

“Это вещество, которое практически невозможно затушить. Оно наоборот должно быть под жестким контролем, нельзя допускать, чтобы оно лежало под ногами. Экспертиза это подтвердила”, — ответил Ленко.

По его словам, начальник цеха должен сделать подготовительные работы и назначить систему контроля. Из полученных инспекторами пояснений следует: когда произошло ЧП, на месте не было никого из должностных лиц.

“Это недопустимо на химическом комбинате, который находится почти в центре города”, — отметил Ленко.

Несчастный случай уже был

Оказалось, что в цехе ВЕН уже были несчастные случаи с химикатом гидроксиламинасульфатом (ГАС), 60 тонн которого взлетели на воздух полтора года назад.

“В 1999 году мы расследовали случай с ГАС в этом же цехе ВЕН, по результатам его разложения пострадал человек”, — сообщила Савицкая.

Инспекторы выяснили, что продукция постоянно хранилась на площадке в цехе ВЕН. А учитывая, что инцидент с веществом уже был, руководство цеха должно знать о характере вещества, а также предвидеть возможное ЧП.

Ядовитое облако появилось за 30 секунд

На предыдущих заседаниях были допрошены очевидцы и пострадавшие. По их словам, в цеху ВЕН проводились ремонтные работы — бригадам, выполнявшим огневые работы, не объяснили, что в цеху находится опасный химикат. Здание относится к самой безопасной категории “Д”.

Это значит, что в нем не должно находиться горючих и взрывоопасных веществ и предметов.

Тем не менее, в цеху хранилось более 60 тонн продукции — гидроксиламинасульфата кристаллического, который был запакован в мешки и прикрыт листами картона.

По словам рабочих, большое ядовитое облако появилось буквально за полминуты, оно выходило через вентиляцию, ворота, вылетевшие от высокой температуры окна. А когда все закончилось, то один из свидетелей увидел, что все поддоны пусты, порошок словно испарился. Деревянные паллеты не сгорели, а только покрылись темным налетом.

Два плиточника 28 и 35 лет погибли на месте от острого отравления диоксидом серы. Легкие телесные повреждения в виде химических ожогов верхних дыхательных путей, конъюнктивита и острого токсического бронхита получили три человека.

Суд по делу о ЧП на ОАО “Гродно Азот” начался 23 августа. Мастер по ремонту технологического оборудования признан единственным обвиняемым по делу. В день ЧП он руководил ремонтными работами и отвечал за соблюдение пожарной безопасности. Мужчине предъявлены обвинения по ч. 3 ст. 304 УК Беларуси (нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть человека). Ему грозит до семи лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Обвиняемый свою вину не признает.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...