Ты не в обиде, старина? Белорусские ученые предлагают наказывать за урон старинным строениям

5337e02c021f05f176bd06fcc34bea9e

Выпускник Гродненского университета, видя «бесправность старины», стал пионером в разработке правовых мер защиты историко-культурного наследия. Сегодня разработки гродненца Игоря Мартыненко используются не только в учебном процессе. Достаточно сказать, что они внедрены в практическую деятельность в семи странах. Среди организаций, которые их используют, такой авторитетный центр, как Российский НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева в Москве.

Кому-то ничего не стоит снести старинное здание и построить на его месте модную «стекляшку». Таких случаев, к сожалению, было немало. Доктор юридических наук Игорь Мартыненко — пионер в разработке правовых мер защиты историко-культурного наследия. Его книги известны далеко за пределами нашей страны. Он делится собственными наработками со специалистами из России, Татарстана, Армении и других стран, перенимает лучшее из их опыта.

С чего же все начиналось?

— Родился в семье военнослужащих в городе Клинцы Брянской области, что во многом предопределило мою жизнь, — делится воспоминаниями Игорь Мартыненко. — Вместе с родителями много ездил по городам и областям бывшего СССР. Школу заканчивал в Германии. После окончания сразу призвали в армию, а через два года поступил на юрфак Гродненского государственного университета имени Янки Купалы. Ношу имя погибшего на войне деда, но связывать жизнь с военной службой не захотел.

После окончания вуза пошел работать в прокуратуру. Начинал помощником прокурора, прошел семь ступеней до заместителя начальника отдела Генпрокуратуры. В 1997 году защитил кандидатскую диссертацию и на то время стал единственным в стране прокурорским работником с ученой степенью. Это и предопределило следующий этап в жизни: в 1999 году Мартыненко прикомандировали к Институту переподготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции. Он только-только был образован в Минске. Полтора года проработал заведующим кафедрой прокурорской деятельности. Именно к этому времени, а это конец 1990-х годов, относится появление интереса к защите историко-культурного наследия. Еще в начале 1990-х, рассматривая жалобу граждан на самовольную пристройку к дому, Игорь Мартыненко неожиданно для себя выявил многочисленные нарушения законодательства в области охраны историко-культурного наследия.

— Тогда был предъявлен первый в нашей стране иск о возмещении ущерба, причиненного историко-культурной ценности — комплексному памятнику градостроительства «Исторический центр города Гродно», — приводит пример профессор. — Тогда здание в районе тюрьмы было снесено. Хотя в заявочных документах значилась реставрация объекта. Это дело, которое было выиграно в суде, показало огромную незащищенность наших памятников архитектуры. С тех самых пор вот уже более 20 лет занимаюсь этой проблемой. Собираю материал для исследований не только в Беларуси, но и в других странах. Опубликовал три монографии, столько же учебных пособий и свыше 300 научных статей в 15 странах мира. Подготовлено и издано в Москве первое в СНГ достаточно объемное учебное пособие «Международные и национальные правовые системы охраны историко-культурного наследия государств — участников СНГ», которое применяется в учебном процессе 22 вузов в семи странах.

На самом деле проблема сохранности истории вроде бы была на поверхности, но заниматься ею как будто было некогда и некому. Тогда, в конце 1990-х годов, по заданию Генпрокуратуры Игорь Эдуардович обобщил надзорную деятельность по всей стране, касающуюся охраны историко-культурного наследия. В результате выяснилось, что это одна из наименее защищенных в правовом смысле тем. Советское законодательство кануло в Лету, обнажив огромное количество недостатков, которые всплыли на поверхность. В значительной степени это касалось исторического центра города, с которого, собственно, все началось. Появилось много вопросов, касающихся комплексной охраны памятников градостроительства.


— Мы начали говорить о том, что должно охраняться не отдельное здание, а в целом весь исторический ансамбль, — вводит в курс дела Игорь Мартыненко. — Также доказали преступность сноса памятников под видом реставрации. В результате множество внесений изменений в законодательство осуществилось именно благодаря этой работе. Много внимания тогда уделялось перемещению исторических ценностей через границу. Имею в виду так называемую контрабанду. Исследования показали, что через нашу границу, в Брестской и Гродненской областях, осуществляется нелегальный транзит, в основном из России. Это дело было поставлено на поток и никак не регулировалось законодательно. В итоге канал перекрыли. Позже начали изучать зарубежный опыт, особенно в странах СНГ. Лично побывал во всех странах, и в итоге появилась книга, о которой говорил выше. Особая гордость — разработка учебной программы по правовой охране историко-культурного наследия. Здесь приоритеты Гродненского университета имени Янки Купалы однозначны. С прошлого года читаю эту дисциплину студентам. Причем не только у нас, но и за рубежом. Так, уже в конце марта по приглашению российских коллег буду проводить занятия в Тюменском государственном университете, а в начале следующего учебного года — в Казанском федеральном университете, по заказу которого разработал учебную программу и курс лекций для магистрантов этого крупнейшего вуза.

Профессор отмечает, что некоторые вопросы этой сферы в ряде стран СНГ разработаны очень слабо. С Европой сравнивать не вполне корректно, потому что у нас правовые системы совершенно разные. В странах бывшего Союза осталось модельное законодательство, где принимается модельный кодекс с некоторыми изменениями для разных стран. В европейских странах действует международное право, которое едино для всех. Все пять существующих конвенций хорошо известны, исследованы и доступны. В некоторых из них Беларусь участвует, в некоторых — нет. Большой аспект научных исследований ученых Гродненского университета имени Янки Купалы — охрана археологического и военно-исторического наследия. Учитывая, что в нашей стране огромное количество воинских захоронений и памятников.

Большой проблемой остается то, что ответственные за исполнение законодательства в большинстве случаев попросту его не знают. Всего в Беларуси 5532 историко-культурных объекта, 112 из них — нематериальные. По мнению научных работников купаловского вуза, необходимо создать единую, а главное, общедоступную базу этих объектов старины. Что касается проблем сохранности — они застарелые и тяжело решаемые. Чаще всего это связано с недостатком финансирования. На политико-правовом уровне видна большая поддержка со стороны государства, а вот в каждом конкретном случае она разная. Во всех странах есть проблемы в этом аспекте, особенно на постсоветском пространстве. Есть такие, где дела обстоят значительно хуже, чем в Беларуси.

— Сейчас мы добиваемся введения уголовной ответственности за нарушение требований сохранения или использования историко-культурных ценностей, повлекшее их повреждение, а также за уклонение исполнителя земляных и строительных работ от передачи в государственную собственность обнаруженных артефактов, чтобы предупредить их хищение и незаконное участие в гражданском обороте. К примеру, чтобы добиться признания объектов археологии государственной собственностью, ушло несколько лет.

Несомненно, в том, что Беларусь имеет приоритет в области разработки мер правовой охраны историко-культурного наследия, немалая заслуга и Игоря Мартыненко. Еще очень многое предстоит сделать в этом плане. Пока еще есть что защищать и за что бороться.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...