Проект реставрации Старого замка в Гродно готовятся воплотить в жизнь

Гродненский Старый замок едва ли не последняя твердыня, до сих пор не поддававшаяся белорусским реставраторам. Тем не менее взялись и за нее.

1Старый замок в Гродно на гравюре Маковского (около 1600 г.)

С одной стороны, факт, вроде бы, позитивный: замок Батория, наконец-то получит новую жизнь. С другой — есть подводные камни в проекте, которые могут существенно навредить памятнику… Но шанс все исправить — еще есть.

7 апреля состоялось знаковое в новейшей истории Старого замка в Гродно событие: прошел Белорусский республиканский научно-методический совет по вопросам историко-культурного наследия при Минкульте. За длинным названием скрывается важный факт: проект реконструкции памятника в концепции Владимира Бочкова фактически утвердили, пусть и с небольшими правками.

О нюансах, связанных с проектом, «Новы Час» уже писал в начале года. У историков и архитекторов он вызывает ряд нареканий. Имеется большая вероятность, что государственные средства будут потрачены на ошибочные концепции и умозаключения автора, а некоторые моменты впоследствии все равно придется переделывать: как в случае с башней-луковицей над дворцом в Несвиже.

Историк Николай Волков уже не первый год изучает Старый замок в Гродно. Поскольку слова на совещании 7 апреля ему так и не предоставили, газета «Новы час» дала ему возможность высказать свое, альтернативное официальному, мнение.

2Николай Волков

«Реставрация заканчивается там, где начинается гипотеза»

— Расскажите подробнее о совещании, где вы присутствовали, но так и не выступили. Как это было?

— Совет при Минкульте должен был дать согласие на начало работ в замке. Глава совета — заместитель министра Александр Яцко. В состав совета входят разного рода специалисты: бывший министр культуры А. Бутевич, декан архитектурного факультета БНТУ А. Сардаров, архитектор С. Багласов и другие. Бочков там предложил свой старый проект, без каких бы то ни было изменений и доработок. Говорил много умных слов, но не по теме. Слушаешь и думаешь: «Какой умный человек!» А начинаешь анализировать — полная чушь…

3Владимир Бочков демонстрирует чиновникам свой проект.

Главный специалист управления по охране историко-культурного наследия А. Бондаренко выступил критически, но ему дали буквально пару минут. В начале, кстати, он процитировал главный принцип известной среди реставраторов Венецианской хартии: «Реставрация заканчивается там, где начинается гипотеза». Но то, что они собираются сделать, — это сплошная гипотеза, причем гипотеза, которая основывается не на источниках, а исключительно на видении Бочкова! Единственные нарекания со стороны участников совета касались формы купола над въездной башней: по версии Бочкова, купол должен быть значительных размеров и полностью сферическим, поэтому многие его уже прозвали «планетарием».

— Других нареканий не было?

— Насчет строительства фантастической башни со стороны Немана, надстройки этажей на башнях и галереях, которых в реальности никогда не было, да и разрушения аутентичных частей, действительно, нареканий не было. Но и единодушного окончательного согласия не было, проект отправили на доработку. Но почему? Лишь из-за формы купола. Остальное в проекте всех устроило.

На самом же деле, принять какое бы то ни было решение совету не так-то и просто. Какой бы компетенцией ни обладали люди, которые там заседают, они не могут «с ходу» оценить проект. Здесь нужна грамотная экспертиза со стороны специалистов: архитекторов, искусствоведов, историков. Этого не было сделано, поэтому Бочков и может «лепить» все, что угодно. А экспертизу он подменяет разного рода согласованиями с чиновниками и похваляется этим, мол, проект «одобрен». Но что может понять чиновник, если даже совет не в состоянии на одном лишь заседании вынести заключение?

4Проект Владимира Бочкова с комментариями Николая Волкова.

«Боже, что за идиотская луковица!»

— Вы говорили про купол… Насколько важна его форма?

— Форму купола, если понадобится, можно будет и переделать. Подобная история относительно недавно уже имела место в Несвиже. Удивитесь, но там тоже работал… Бочков! Тогда над главной башней дворца установили фантастический купол-маковку. Но с визитом в Несвиж приехала Эльжбета Радзивилл, потомок магнатского рода, и задала вопрос: «Боже, что за идиотская луковица!» Получился конфуз — и купол пришлось переделывать.

Если же говорить о разрушении старых стен или строительстве новых зданий там, где их никогда не было, — это уже необратимые потери. В первом случае для архитектурного облика замке, во втором — для археологии. В дополнение к этому, масштабное строительство может вызвать оползание замковой горы.

5Эльжбета Радзивилл в Несвиже, на заднем плане — та сама башня-маковка Бочкова, которую пришлось переделывать.

— Можно подробнее?

— Согласно проекту Бочкова, надлежит разобрать второй этаж пристройки въездной башни, который, якобы, не вписывается в концепцию «замка Батория». Запросто могут также разобрать галерею, ведущую к въездной башне, и сложить ее заново. Согласно тому же плану, будет достроен еще один этаж въездной башни и, соответственно, этаж галереи. Иными словами, аутентичный коридор галереи будет уничтожен.

Это фальсификация образа. Они подменяют Замок Батория на «Замок Батория, каким он мог бы быть». Бочков это любит называть «завершенной концепцией Батория авторства архитектора Санти Гуччи», фактически, признавая, что он примеряет на себя роль архитекторов того времени. Как архитектор он при помощи метода пропорций строит свои фантазии — воздушные замки.

Отмечу также, точно не известно, кто составлял архитектурный проект замка, и на данный момент большинство источников указывают, что автор — Скотта из Пармы. Поэтому высокопарные размышления Бочкова о том, каким Гуччи хотел видеть замок, выглядят комично.

6Современное состояние Старого замка в Гродно.

Что «мерили» в «мерной избе»?

 — На какие исторические свидетельства все-таки опирается Бочков?

— Его главный источник — это гравюра Маковского, созданная около 1600 года. Причем, иногда он ей верит, а иногда, когда ему удобно, — не верит. Фактически, гравюру он лишь примеряет к своей личной «системе пропорций». Остальные источники (планы, инвентарные описания) Бочков полностью игнорирует. Одна из причин тому — банальное незнание немецкого и польского языков.

Например, чтобы читать старинные замковые инвентари, нужно знать польский язык. Он его не знает — ему переводят, и то с ошибками. Забавный пример: в инвентаре упоминается «мерная изба». Бочков на основе этого делает вывод, что там что-то мерили. Он уже, наверное, придумал, какие весы туда поставить… На самом деле, «мерная изба», если взглянуть даже в словарь XIX века, — это жилая комната среднего размера. Иными словами, к южной стене Старого замка было пристроено деревянное здание, в котором было две «мерные избы», или помещения, предназначенных для проживания слуг.

— То есть полная некомпетентность в исторических вопросах?..

— К сожалению, да. Откуда на въездной башне взялся третий этаж? Они прочитали посвященную замку межвоенную работу Ярослава Войцеховского, которая на то время была вершиной исследований, но теперь уже безнадежно устарела. Там было написано про три этажа въездной башни, но это ошибка автора. Войцеховский прочитал в немецком источнике про «два этажа», и посчитал, что эти два этажа были посчитаны без учета т. н. «партера», или первого этажа от уровня земли, как это сейчас принято в Западной Европе и Польше. Таким образом, этажей, якобы, было три — на самом деле, два. Но Бочков повторяет чужие ошибки…

7Реконструкция по материалам Ярослава Войцеховского — то, чего достигли поляки в межвоенный период.

Еще один пример: при башне, выходящей в сторону Немана, на гравюре Маковского видна пристройка. Бочков делает вывод, что это огромное здание, рядом с башней, надо восстанавливать. На самом деле, это внешняя лестница, которая вела в башню, и была она совсем небольшой по габаритам. Еще польские археологи обнаружили фундаменты этой крытой лестницы Бочкову же хочется видеть на этом месте огромное сооружение.

Ерунда, что археологи исследовали этот участок и не нашли значительных фундаментов. Что предлагает Бочков? Говорит, что это был фахверк (здание с несущей деревянной конструкцией)! Но фахверк — это формат хозяйственных построек, а не королевских резиденций… Полное несоответствие. Затем, продолжает он свою мысль, мол, зачем строить фахверк (придуманный им же), давайте каменное здание! И таким образом «элегантно» выходит на вымышленное сооружение, которого не существовало в принципе.

8Проект Владимира Бочкова с правками и комментариями Николая Волкова.

«Боюсь, что башня сползет в Неман…»

 — Остается еще и вопрос с замковой горой, которой грозит оползень…

— Я историк, геодезии не занимаюсь, но существует факт: на протяжении четырех веков гора сползала. Таким же образом совсем рядом, на соседнем с замком холме, полтора столетия назад обрушилась часть Коложской церкви. То есть негативный прецедент уже есть. И теперь, на том месте, которое регулярно оползает, они собираются строить огромную башню и стены!

Я очень боюсь, что они получат и освоят средства, понастроят всего, а башня попросту сползет в Неман. И не просто сползет: увлечет за собой аутентичные фрагменты стены — в стенах пойдут трещины. А если они станут укреплять фундаменты башни тоннами бетона, то уничтожать всю археологию вокруг — такой вот замкнутый круг.

9Старый замок на рисунках Татарникова по материалам Николая Волкова.

— Вы говорите о «замкнутом круге», но существует ли для замке некий позитивный сценарий?

— Самое важное, на мой взгляд, это найти возможность для укрепления аутентичных стен замка, в частности въездной башни, укрепить замковый холм. Состояние въездной башни и пристройки к ней действительно плачевное, по ним уже пошли трещины. А на склоне со стороны Немана вообще ничего не следовало бы строить — это очень рискованно.

10Старый замок на рисунках Татарникова по материалам Николая Волкова.

Зачем эти грандиозные новостройки на склоне, если сохранились старый дворец и въездная башня, пусть и в тяжелом состоянии, но над которыми можно и нужно работать? Их можно реставрировать, сделать там качественные и исторически обоснованные интерьеры — это же гораздо важнее! Мой вариант: восстановить дворец Батория и въездную башню, а руины стен — пусть останутся руинами, это тоже история и неповторимая эстетика. Это куда более бюджетный и исторически оправданный вариант.

novychas.by

 

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...