“Пальцем у виска крутили все”. Белорус бросил карьеру в офисе и открыл на Гродненщине первую в стране улиточную ферму

Владимиру Рабкову 34 года. Инженер-механик по образованию, он успел поработать в продажах и дорасти до директора филиала, но говорит, что особого счастья работа ему не приносила. Четыре года назад он приехал к маме в сельский дом, увидел ползущую улитку — и его озарило. Парень бросил работу, снял все накопленные деньги и уехал с молодой женой в деревню, пишет onliner.by.

Долгиново, что в Кареличском районе, — деревенька небольшая, холмистая. Здесь нет асфальта, гудящих дорог и больших агрокомплексов. Пустующих хат больше, чем жилых. Про такие часто любят говорить «неперспективные».

Небольшой домик Рабковых стоит в самом конце деревни, на холме. Старый, но крепкий дом пара купила три года назад. Здесь же открыла ферму Ratov.

— Тут был сплошной бурьян, приходилось корчевать и корчевать, — Владимир и Виктория в одинаковых рабочих куртках встречают нас во дворе. Переобуваемся в резиновые сапоги и идем к улиточным «грядкам».

«Наши белорусские улитки, оказывается, в Европе называются бургундскими»

— Сам я родился в Кормянском районе Гомельской области, но потом папу перевели на работу в Минск, так что школу я оканчивал уже в столице, — по пути рассказывает о себе Владимир. — Потом учился в технологическом университете на инженера-механика, затем была армия. А после устроился слесарем на один из государственных деревообрабатывающих заводов в Минске. Дорос до заместителя главного механика — и уперся в потолок.

Пошел в частную компанию, вырос до начальника производства. Но и там не было развития. Я потихоньку затухал. Перешел в торговлю. Карьерный рост и там был неплохой: меня отправили в Киев руководить филиалом. Переговоры, заграничные командировки, поездки. В Киеве познакомился с Викой. Она из журналистики тоже ушла в продажи. И так случилось, что я был у нее боссом…

— Получился служебный роман, — смеется Виктория.

— Да, служебный, — хохочет Владимир. — Но вот эта работа, даже несмотря на должность, машины, зарплату, — все было что-то не то. Душа была не на месте.

Я понимал: город достал, галстуки эти, пиджаки, машины, постоянные звонки. Себе не принадлежишь никак.

Потом была Москва, затем Минск. Ребята искали себя. А родители Владимира уже решились переезжать в деревню и прикупили домик в Долгиново. Однажды даже привезли туда сына подышать воздухом.

— Сначала не понял, чего так далеко ехать, что за деревня — глушь какая-то, — вспоминает он. — В первый день увидел тут виноградную улитку, но значения этому не придал. Через месяц снова гляжу: ползет. И тут я понял: вот чем можно заниматься!

Впервые улиток Владимир попробовал в Испании, еще за восемь лет до приезда в Долгиново. Говорит, деликатес пришелся по вкусу. Вспомнив про испанцев и французов и освежив в памяти вкус улиток в ресторане, будущий фермер стал штудировать интернет.

— Наши белорусские улитки, оказывается, в Европе называются бургундскими, или Helix pomatiа, — улыбается Владимир. — Более того, в Европе они высоко ценятся. Там же сбор в природе запрещен, потому что они уже всех улиток собрали, вид может исчезнуть. Так вот западноевропейцы закупают их в странах Восточной Европы, в том числе в Беларуси.

Поняв, что это его шанс, Владимир снял все свои сбережения (что-то пришлось даже взять в долг), купил домик недалеко от родителей и переехал из Минска в Долгиново. 27-летняя Вика тоже тяготилась городом, поэтому была только рада.

— Правда, когда родители узнали, чем мы хотим заниматься, вообще не поняли. Пальцем у виска крутили и соседи, и друзья — в общем, все были настроены скептически, — вспоминают ребята.

«За технологией пришлось ехать во Францию и платить тамошнему фермеру»

На улиточной ферме у Рабковых длинные ряды загончиков со «шторками» — сетчатыми полотнами, натянутыми поперек. Сверху проходит специальная система полива, которая создает туман и влажность до 90% — оптимальную среду для жизни этих моллюсков.

Кроме того, есть и кормушки — длинные деревянные доски, куда сыплют комбикорм. Питание у улиток довольно разнообразное: яблоки, морковь, капуста, тыква, огурцы. К слову, едят улитки ближе к полуночи.

— Это французская технология, она позволяет дать улиткам больше места для «беготни». Но на земле места нужно меньше, — объясняет Владимир. — Специально ездил во Францию на улиточные фермы. Заплатил местному фермеру, чтобы он поделился технологией и секретами. Это после того, как на втором году у меня они высохли на солнце.

Правда, улитки у меня были другого вида — Helix aspersa. Они-то растут за год и мельче. Наши крупнее и вырастают за три года. Поэтому приходится все пробовать самим: продумывать, экспериментировать, обкатывать. Мы же здесь проходим полный цикл выращивания улиток — от маленького яйца до больших половозрелых особей.

Ежедневно Владимир и Виктория тратят минимум пять-шесть часов на обслуживание своей фермы: убрать, покормить, проследить за поливом, а также за тем, чтобы улитки не убегали.

— Да, они могут шустро уползти, что и не заметишь. Одна найдет лазейку, каким-то непонятным образом передаст всем — и все, уже толпа на выход лезет, — кивают ребята в ответ на наши удивленные взгляды. — Первый год мы с ними намучились, они ж, как только вечер, влажно и температура +20, начинают «вечеринку»: находят дырку в ограждении — и вперед. Еще они могут упасть от ветра и повредить панцирь. В общем, глаз да глаз нужен.

На ферме в Беларуси живет более 160 тыс. улиток

Сейчас, правда, обходится без вечеринок. На ферме собирают урожай. Многие улитки уже прячутся под траву, а вскоре попытаются зарыться в землю. Потом они плотно закупорятся и впадут в анабиоз до весны.

— В природе 50% гибнет от мороза, часто они не успевают зарыться в землю. Поэтому очень многие зиму не переживают, — рассказывают ребята. — Так что мы аккуратно их собираем, достаем из земли и готовим к зимовке.

Улиток из «грядки» переносят в специальный отстойник. Сейчас они активно едят комбикорм, а уже через некоторое время начнут голодать и очищать организм перед спячкой. Как правило, первогодки и второгодки зимуют в утепленном сарае. Температура там не опускается ниже нуля.

— Вот эти улитки готовы к зимовке, — показывает закрытую раковину Владимир. В таком виде улитка проживет до весны.

Трехлеток, которые уже отложили яйца, отправляют на три дня в сарай питаться комбикормом. Потом у них также будет неделя голодовки, а затем Владимир и Виктория тщательно вымоют их водой под давлением и упакуют на продажу.

— Они проходят полную сертификацию: это проверка на наличие паразитов, болезней, тяжелых металлов и радионуклидов, — объясняет Виктория. — Такие проверки у нас каждые два года.

При правильном уходе улитки хорошо размножаются: каждая может отложить от 70 до 100 яиц (что интересно, они гермафродиты, поэтому могут быть и самкой, и самцом одновременно). Процент выживаемости мальков на ферме гораздо выше, чем в природе.

Поэтому если три года назад у начинающих фермеров было всего 300 килограммов улиток, то в нынешнем — уже 5 тонн! Три — на продажу, две — на разведение. Если учесть, что средний вес одной улитки составляет 30 граммов, то сейчас на ферме обитает чуть более чем 160 тыс. особей.

«К нам даже министр экономики приезжал, пообещал помочь»

Владимир предлагает продегустировать белорусских фермерских улиток. По вкусу они напоминают вареный язык в большом количестве масла и зелени.

— Съедобна только нижняя часть, все остальное обычно выбрасывают, — показывает Владимир. — Чем улиточное мясо крутое? Тем, что в нем много белка и вообще нет холестерина. По своим качествам оно лучше, чем куриное.

По словам ребят, первые три года им приходилось только вкладывать. Суммы пара не озвучивает, говорит лишь, что пришлось вложить все сбережения и даже залезть в долги. Ребята брали подработки, помогали родители. И только в этом году ферма стала приносить доход.

— Первый килограмм наших улиток попал в ресторан Мирского замка «Мирский двор», — говорит Владимир. — Шеф-повар Вячеслав Горбатый обучил тамошнего повара рецепту, и блюдо уже вполне можно заказывать. Да и минские рестораны разбирают. Мы же стараемся поставлять живых улиток, а не приготовленных и замороженных. Поэтому повара могут сами подбирать рецепты, импровизировать.

Интерес к нашим улиткам уже проявили французы — компания «Франс Групп». Сейчас вот ведем переговоры. Решается вопрос о получении сертификата «эко» в ЕС. У нас же экологичная ферма. Здесь нет дорог поблизости, нет промышленности, на поле не сыплют никаких удобрений. И как только мы его получим, цена наших улиток в Европе вырастет. Кроме того, нас контролирует и ветеринарный надзор. Они выдвинули определенные требования к ферме, и если мы выполним их, то нас внесут в список производителей улиток. Что это даст? Это будет уже плюс для шеф-поваров. Они будут знать, с кем работают, и будут уверены в безопасности наших продуктов.

У фермеров еще куча планов. Сейчас они договариваются, чтобы их ферму включили в туристический маршрут Мирский замок — Несвижский замок. Благо две достопримечательности находятся в 15 километрах от деревни. Со временем ребята хотят сделать агроусадьбу с банькой и зоной отдыха, открыть ресторанчик, где можно будет съесть улиток и выпить вина.

— Хотим, чтобы были улиточные процедуры, когда улитку сажают на кожу. Муцин, который находится в слизи, — это очень полезное вещество, — говорит Виктория. — Еще хотим участвовать в фестивалях стритфуда. В общем, работать еще и работать.

— К нам же министр экономики Владимир Зиновский приезжал. Так мы ему объясняли, что хотим расширяться, — добавляет Владимир.

Если организуем хорошую ферму, то будем брать наемных работников — от 10 до 15 человек. Прикинули, что при таких объемах будем готовы платить $300—400. Это хорошая зарплата для деревни. Министр выслушал и обещал помочь. Что ж, будем надеяться.

Владимир и Виктория говорят, что счастливы и наконец-то чувствуют себя на своем месте. Они рассказывают про звезды, закаты и тишину.

— Никуда не нужно спешить, сам распоряжаешься своим временем. Нет начальников. Сейчас сам легко просыпаешься в семь утра. А когда в офис едешь, такого не было, — провожают нас до машины ребята. — В Минск, бывает, приезжаешь — суматоха, плохой воздух, хочется быстрее уехать. Есть, конечно, свои плюсы. Но сразу скажу, что в деревне жить круче, чем в городе.

Просто цифры

За последние пять лет на экспорте виноградных улиток Беларусь заработала около $4 млн. Порция улиток (6 штук) в гипермаркете стоит от 6 до 12 рублей. В ресторанах Европы за дюжину улиток готовы отдать от €10 до €12.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...