Олимпийская чемпионка из Гродно: не удивлюсь, если сало и икра станут допингом…


Можем ли мы подвергать сомнению решение Международного олимпийского комитета об отстранении российской сборной в участии зимней Олимпиады в Пхенчхане? Это и многое другое журналист Игорь Козлов обсудил с первой белорусской олимпийской чемпионкой по спортивной гимнастике Еленой Волчецкой.

Спорт давно перешел грань от того спорта, в котором я была

— Елена Владимировна, как Вы относитесь к решению МОК об отстранении российской сборной от участия в зимних Олимпийских играх в Корее? Насколько неожиданным было оно для Вас и что, на Ваш взгляд, за этим стоит?

— Деньги и политика. Что первично, а что вторично, каждый решает сам. Это взаимосвязанные явления. Сегодня это прежде всего массовые зрелища, соревнования крупнейших фармакологических кампаний. Я уже не раз говорила, что американцы поголовно все сидят на допинге. Все это знают и понимают, но боятся даже вскользь намекнуть на такое обстоятельство.

Решение в отношении российской сборной было вполне ожидаемым, учитывая то, что творилось перед Рио-де-Жанейро. Но оставалась робкая надежда на здравый смысл. Без российской сборной любая Олимпиада, будь то летняя или зимняя, будут неполной, в том числе и с чисто коммерческой точки зрения. Первыми, кто откликнулся на решение МОК, были корейцы, они открыто заявили, что финансовые потери от отсутствия российской сборной будут невосполнимы. Понимаете, когда с соревнований такого уровня снимается сборная по какому-то виду спорта, это можно понять и как-то объяснить. Когда снимается вся сборная страны — это вызывает недоумение. А когда под запретом находится флаг, гимн и вся символика этой страны, все становится понятным — это политика. И основным мотивом является желание унизить, поставить в безвыходное положение.

— А в чем причины подобных решений?

— В отсутствии ясных и конкретных нормативов для всех спортсменов. МОК — общественная организация, но ее решения в области спорта являются обязательными для всех. Для тех, кто принимал это решение, канадец Ричард Макларен — независимый эксперт. А для меня нет. И таких, как я, тысячи, если не миллионы. Канада — зимняя страна, спортсмены которой являются соперниками российской сборной. Но и это не главное. Суть в том, что нет единой нормы, что допустимо, а что нет. Не существует ясного и четкого списка тех или иных препаратов, запрещенных к употреблению. Представьте себе ситуацию: вы — победитель Олимпиады, сдали все пробы, получили отрицательный ответ. К вам нет претензий, вы общепризнанный национальный герой. Но ваши пробы десять лет находятся в неком сейфе и ждут дополнительной проверки в надежде, что методика тестирования на допинг усовершенствуется и в ваших пробах обнаружат то, что в момент вашего олимпийского триумфа выявить было невозможно. И принимают решение лишить вас честно заработанной медали. Кто сказал, что во взятой пробе со временем не происходят естественные биологические изменения? И кто может гарантировать, что в силу каких-либо политических событий между грандами мировой политики спортивные достижения не станут аргументом в идеологической борьбе и ради этого не произойдет подмена взятых анализов?

При желании в нашем любимом продукте — сале — можно найти и научно и обосновать наличие стимуляторов, не говоря уже о черной икре и других деликатесных продуктах. Мировой спорт сегодня отдан на откуп всесильной мировой бюрократии, которая постоянно меняет правила игры, пользуясь отсутствием нормативных правовых международных документов. Спортивные судебные тяжбы стоят дорого и растянуты по времени. Еще никто не принес извинения спортсменам, которых в итоге спортивный арбитраж оправдал, не компенсировал материальные затраты и не понес ответственности.

Было ощущение, что передо мной биомашина

— Вы считаете, что американцы больше всех употребляют стимулирующие препараты. Но США — великая спортивная держава. Взять того же пловца Майкла Фелпса, который на Олимпийских играх завоевал 28 медалей, из которых 23 золотые. Весь мир обошла совместная фотография Фелпса с Ларисой Латыниной — легендарной советской гимнасткой, абсолютным лидером среди женщин. Это реальный факт. Как Вы относитесь к этому?

— Я видела Фелпса во время выступлений. На все нужно время. Вот когда Майкл Фелпс доживет до возраста Ларисы Семеновны, тогда можно будет говорить о рекордах. Но мне кажется, что все прояснится намного раньше, и мы многое увидим и узнаем. А что касается количества медалей, то это очень спорный и подчас некорректный вопрос. Фигуристка Ирина Роднина в 70-е годы прошлого века не проиграла ни одного старта, она была лицом Советского Союза в то время. Она выиграла в то время все, что было возможно. И ее три олимпийских золота никак не уступают 23 медалям Майкла Фелпса. Она при жизни заслужила памятник в России.

— Пять лет назад мы с вами обсуждали тему допинга в спорте. На мой вопрос, возможно ли применение допинга в Вашем виде спорта, Вы сказали твердое «нет». Насколько я знаю, Ваше мнение сегодня изменилось.

— Его изменила прошедшая летняя Олимпиада в Рио-де-Жанейро. Там американка выигрывала все подряд. Она прыгала, как мячик, ни единого неловкого движения, абсолютная устойчивость при приземлениях. И при этом ни одной эмоции на лице. В нашем виде так не бывает. Почему? Я не знаю, но думаю, что и этот секрет мы когда-то узнаем.

— Я посмотрел в интернете и нашел кое что о Симоне Байлз, о которой Вы говорите. В августе прошлого года хакерская группа Fancy Bears Hack Team обнародовала следующую информацию: Байлз сдала положительный тест на метилфенидат (психостимулятор). Но при этом в ее действиях не нашли никаких нарушений антидопинговых правил, так как в истории болезни спортсменки значилось разрешение на применение этих препаратов в борьбе с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. В своем блоге в «Твиттере» Байлз написала, что она не стыдится этого факта. Эти препараты помогли преодолеть ей трудности в концентрации внимания. К слову сказать, в шестом классе Майклу Фепсу также был поставлен диагноз дефицита внимания и гиперактивности.

— Что здесь комментировать? Для этого есть Паралимпийские игры, больным нечего делать на Олимпиадах.

Кныша воспринимали как провинциала

— Встретившись с Вами, не могу обойти стороной и периодически возникающий публичный «обмен любезностями» между Ренальдом Кнышом и Ольгой Корбут. Ренальд Иванович очень часто, ставя под сомнение достижения Корбут, апеллирует к тому, что именно Вы должны были стать мировым триумфатором в спортивной гимнастике. Причиной несостоявшегося триумфа он называет интриги спортивного чиновничества. Вы были, по его мнению, реальной конкуренткой легендарной Ларисы Латыниной. Что Вы скажете по этому поводу?

— Не надо жить прошлым. Это было не мое время. Тогда у советской женской сборной не было конкурентов вообще. Можно было выставить два состава, и они бы соревновались между собой. А это означает только то, что в той ситуации параллельно с соревнованиями спортсменов шло негласное соперничество между тренерами, и у кого лоббистский ресурс был выше, тот и побеждал.

Ларису Латынину и Бориса Шахлина — это были абсолютные авторитеты в гимнастике того времени — тренировал легендарный Мишаков, его мнение никто не подвергал сомнению. Ренальда Ивановича, который был моложе многих гимнасток той сборной, воспринимали как провинциала, его идеи не понимали и не принимали всерьез. Какой это был тренер? Сказать не могу. Все прошло как-то мимо меня.

Мои коллеги по команде были старше меня, имели семьи и детей, я была самой юной в то время, да еще из провинции. Да, перед Олимпиадой в Риме в 1960 году пришел вызов на предолимпийский сбор. Но об этом никто не знал, кроме руководителя федерации гимнастики в Беларуси Романа Ваткина. Он хотел, чтобы первым гимнастом — участником Олимпийских игр был его ученик Николай Милигуло, который в итоге стал серебряным призером в команде. Какое отношение к этому имеет Коля Милигуло, с которым у меня по жизни добрые отношении: именно он помог мне в 90-е года найти работу в США. Да никакого…

Приведу пример, в 1962 году на чемпионате мира в Праге перед самым стартом в три часа ночи тренерский совет снял меня с соревнований. В состав команды включили другую гимнастку, с которой я в этом году летом встречалась на юбилее Нелли Ким, мы тепло пообщались, повспоминали о прошлом, но при чем здесь она? Обо всем этом на Олимпиаде в Мюнхене Ренальду Кнышу рассказывала легендарная Вера Чаславска, она больше всех опасалась меня в той команде, а через два года после того чемпионата в Токио она обыграла легендарную Латынину. А на следующий год был чемпионат Европы в Софии, это был полный триумф Веры Чаславски и самое мощное поражение советской сборной. Пришли новые лица и новые имена.

— Ренальд Кныш — кто он и какое место он занимает в мире гимнастики сегодня?

— Он — тренер века. Вся мировая гимнастика, в том числе и мужская, обязана ему своим развитием. Ему и… паралону: падать стало не страшно! Это техническое новшество мировой химической промышленности раздвинуло наше представление о возможностях гимнастики. Он великий тренер, методика которого сегодня до конца не изучена и не осознана многими. Он подготовил меня до мирового уровня за семь лет, Олю Корбут — за три. Это с учетом того, что первым тренером Корбут была я, хотя об этом он и не любит вспоминать, когда я напоминаю ему, что изначально он не видел в ней гимнастки. Их обоих принимали главы одиннадцати государств мира, в том числе и президент США Ричард Никсон. Кныш вместе с Корбут являются почетными гражданами не только Гродно, но и Чикаго. И в то же самое время я критически отношусь ко многим его педагогическим приемам и человеческим качествам, о чем неоднократно говорила ему лично. Но это не тема для публичного обсуждения.

Что касается моего отношения к Ольге, я хочу, чтобы ее поняли. В семнадцать лет пережить такую славу под силу не каждому. Корбут всегда была разной, в этом ее сила и слабость одновременно.

— Приведу две цитаты известного украинского журналиста Дмитрия Гордона. Людмила Турищева: «У Корбут был несуразный вид: при маленьком росте большая платформа, высоченные каблуки и длинный шиньон». Лариса Латынина: «Я считала: лучше терпеть от такой стервы, как Корбут, чем лишить команду яркой гимнастки». Как Вы их прокомментируете?

— Что касается Людмилы Турищевой — основной соперницы Ольги Корбут, которая выигрывала у нее практически все старты в абсолютном первенстве, но не завоевала ни одной золотой медали на Олимпиадах в отдельных видах, скажу просто: «великая гимнастка времен Ольги Корбут».

С Ларисой Семеновной Латыниной сложнее. Девять золотых олимпийских наград говорят сами за себя. Я всегда отдавала должное масштабу ее личности, она по жизни умела держать удар. Но в случае с Ольгой Корбут все было не так просто. Мюнхенский триумф стал политическим фактором. Мировое турне советских гимнасток без Корбут состояться в то время просто не могло. Помимо всего прочего это были и большие деньги в твердой валюте для СССР. Ольга стала послом мира по версии ЮНЕСКО. Эта история и сегодня очень болезненна для Ренальда Ивановича Кныша. Папа Римский должен был вручить золотые камертоны — ей и тренеру, почти по 200 граммов золота каждый. Кто получил эти камертоны и куда они делись — до сегодняшнего дня неясно. Кныш говорит об этом с горькой досадой и называет имя человека, у которого, по его мнению, находятся эти награды. Переговорите с ним, он вам сам все расскажет.

— Вернемся к предстоящим Олимпийским играм. За кого будем болеть?

— Прежде всего, за своих белорусских спортсменов. И за россиян. Я думаю, что у российских спортсменов, которые будут выступать на этой Олимпиаде, будет дополнительный стимул, который западный зритель понять не в состоянии. Это то состояние, про которое великий летчик Валерий Чкалов говорил: «Топливо закончилось, летим на самолюбии».

Источник: Новости Mail.Ru

фото tut.by

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...