Как живет деревня, которую Короткевич назвал “адной з найпрыгажэйшых вёсак Беларусі”

В статье «Мой друг і мая зямля» Владимир Короткевич писал: «І толькі гэта ўнутранае падабенства дало мне тады шчаслівае адчуванне рэальнасці таго фантастычнага хараства, што буяла вакол. Аднаго з найпрыгажэйшых гарадоў (Слоним. — Прим. TUT.BY) і адной з найпрыгажэйшых вёсак Беларусі — Кракоткі…»

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Что же пленило белорусского писателя в слонимской глубинке? Ведь, на первый взгляд, в Кракотке нет ничего особенного — несколько десятков домов протянулись вдоль единственной улицы, асфальтированная дорога, автобусная остановка, православный крест на перекрестке, церковь на пригорке и единственный магазин. Но деревня хранит в себе много древних тайн и легенд.

И, прогулявшись в тени больших деревьев, забравшись на горку за домами или присев на лавочку возле одной из старых хат, начинаешь чувствовать то самое «фантастычнае хараство», которое так впечатлило писателя.

Надо лишь остановиться на несколько минут, вдохнуть все запахи солнечного дня, послушать в какой-то неимоверной тишине пение птиц и неспешно поговорить с местными жителями. И на миг представить, что приехал к бабушке «на вёску» — в дом со скрипучими половицами, геранью на окне, курами в огороде и неизменной Жучкой на привязи около сарая.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Небольшое местечко Кракотка затерялось среди росных лугов и уникальных можжевеловых рощ в Слонимском районе. Раньше это были две деревни — Большая (Вялікая) и Малая Кракотка. Потом местечки реорганизовали — получилась просто Кракотка. Сейчас здесь всего несколько десятков домов, а раньше, говорят местные жители, было многолюднее, а еще работали школа, библиотека, баня и даже клуб. Двухэтажное здание сейчас разрушается — клуб закрыли несколько лет назад. Библиотеку перенесли в соседнюю деревню.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

А ведь для здешних жителей собрание книг было предметом гордости. Местная библиотека была основана в 1927 году. Она, тогда еще довольно скромная, первая на территории Беларуси стала носить имя народного поэта Янки Купалы, а потом превратилась в полноценную библиотеку, куда присылали свои книги белорусские поэты и писатели с дарственными надписями. С того времени в местечке периодически проводили литературные купаловские фестивали-чтения. К сожалению, традиция прекратилась с закрытием клуба и библиотеки.

Прятали книги во время войны и сами строили школу

Местные жители вспоминают, как их родные прятали белорусские книги во время войны и как после нее восстанавливали библиотеку в одной из хат. А еще говорят, что в начале 50-х годов собственноручно строили глинобитное здание школы. В хорошие времена здесь училось несколько сотен ребят. Сейчас в деревне детей практически не осталось, основная часть населения — пенсионеры. Но деревня не умирает — много домов выкупили дачники. Правда, раньше было веселее: танцы, праздники и дружеские посиделки.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

— Як бавіліся? Не было асабліва часу — працавалі ў калхозе, прыбяжыш дамой, а потым зноў на працу. А зараз ужо і ўзрост не той. Маглі б паехаць у суседнюю вёску, ды аўтобус толькі раз на дзень ходзіць, — местные бабушки охотно рассказывают и о школе, и о библиотеке, и о том, что в клубе устраивали танцы, куда приходила молодежь со всей округи. А раньше деревенские «дискотеки» с гармонистом и народными песнями «бавілі» в одной из хат на окраине деревни. Бабушки улыбаются и говорят, что если бы знали, что приедут журналисты, конечно, прихорошились бы.

На завалинке, около выкрашенного в ярко-желтый цвет дома, Леонтина Станиславовна, бывшая учительница той самой школы, рассказывает, как ее, молодого специалиста, отправили по распределению в Кракотку. Девушка не хотела сюда ехать и просилась в другие края, но мест не было, и вот почти вся жизнь прошла здесь. Вспоминает, как директор школы попросил молодую учительницу выгнать «з хаты, дзе ладзіліся танцы», старшеклассников и как она не справилась с поставленной задачей и очень переживала. И как встретила своего будущего мужа.

— Ён быў сябрам майго стрыечнага брата і вучыўся ў Баранавічах, а аказаўся з Вялікай Кракоткі. Служыў у войску ды прыехаў да бацькоў. Вось я здзівілася, пабачыўшы яго тут. Потым сталі перапісвацца, але нічога сур’ёзнага, хоць ён мне і вельмі падабаўся. Доўга ён думаў, што са мной рабіць, — улыбается Леонтина Станиславовна.

Наконец парень приехал в Кракотку и сделал девушке предложение. Молодые уехали работать в Волпу, а потом вернулись сюда, где и прожили вместе всю жизнь, родив двух девочек. К сожалению, старшая Лилия умерла в 2009 году, отец такой утраты не выдержал и ушел за дочерью через несколько дней — не выдержало сердце.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

— З таго часу і жыву адна, — говорит женщина.

«Вырашылі пераплыць рэчку, ды патанулі. І маці іх хадзіла па беразе і ўвесь час звала»

Леонтина Станиславовна рассказывает легенду про местечко: жили два брата по фамилии Краки. После того, как сгорела деревня по соседству, они направились в эту местность — старший основал Вяликую Кракотку, а младший поплыл на лодке дальше и обосновался в другом месте, назвав его Малой Кракоткой. Кстати, речушка Иорданка, которая течет за домами, когда-то была такой полноводной, что местные переплывали ее на лодках, а дальше по течению была мельница. Потом река обмелела, постарались здесь и бобры, которые несколько лет назад перегородили течение в нескольких местах. С Иорданкой тоже связаны местные легенды.

— Казалі, што недзе тут жыла габрэйская сям’я, у якой было два сыны — Іор і Данка. Вырашылі яны пераплыць рэчку, ды патанулі. І маці іх хадзіла па беразе і ўвесь час звала іх як бы адным імем — Іорданка, Іорданка — так і атрымалася назва. Ці праўда гэта — не ведаю, але так казалі мясцовыя.

А еще местные, конечно, гордятся своими родниками. Их в округе семь. За водой приезжают из всех окрестных деревень. Издавна, говорят, водой здесь лечили глазные болезни. Один из родников — в лесу за деревней, и движение здесь активнее, чем в местечке, где за два часа по улице может проехать всего одна машина. В основном жители передвигаются на велосипедах или пешком. От одного конца деревни до другого — несколько километров. На пригорке — церковь, а рядом — Свято-Зосимо-Савватиевский Велико-Кракотский мужской монастырь. Здесь живут 20 послушников.

Обитель выросла из небольшого скита, где жили всего пять насельников. После восстановления старого здания школы монахи отреставрировали и церковь. Восстанавливали по крупицам, стараясь сохранить аутентичный вид. Инок Олег проводит небольшую экскурсию, рассказывая об иконах и истории храма, построенного в 1883 году. Возводили его из бутового камня местные крестьяне под руководством немецких мастеров. Во время советского безверья здание стояло без крыши и пола. Собственными силами монахи отремонтировали церковь.

— А сейчас на службы приходят те бабушки, которые еще когда-то девушками пели в церковном хоре, — говорит инок Олег.

«Чудеса должны происходить тихо»

У монастыря — крепкое хозяйство: есть коровы, куры, в аренду взято озеро, где монахи разводят рыбу, и свои пасеки. В деревне — дом для паломников, куда постоянно приезжают люди. В обители решили, что нужна еще одна гостиница для приезжих и стали возводить новый больший дом своими силами. Кстати, проживание для паломников бесплатное — пожертвования приветствуются, но не являются обязательными для заселения. Говорят, что по воскресеньям и праздникам на службе бывает и по 150 человек. Паломники едут сюда поклониться списку чудотворной иконы Пресвятой Богородицы «Скоропослушницы», написанному монахами монастыря Дохиар на горе Афон, а также частицам святых мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа. И, конечно, за водой.

Настоятель обители игумен Михей говорит, что есть свидетельства чудес, и отмечает, что родниковая вода очень чистая — несколько раз ее возили в лаборатории на всевозможные проверки.

— Физические свойства воды, конечно, важны, но для нас большее значение имеет духовная составляющая. Кто приедет с верой и попросит здесь что-то, то это обязательно сбудется. Есть и чудесные исцеления. Например, недавно приезжала пара из Минска нас поблагодарить и приложиться к иконе. У них долго не было детей, а после приезда в наши места родился замечательный ребенок. И похожих историй много, — говорит настоятель монастыря.

В обители считают, что чудеса должны происходить тихо, а главное для живущих здесь — скромно выполнять свое предназначение.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Утром и вечером в церкви проходят службы. И здесь уже стала привычной картина, когда монахи в черных одеяниях спешат на богослужение. Наверное, это та самая деталь, которой не хватало здесь во времена Владимира Короткевича. Над Кракоткой несется колокольный звон. «Фантастычнае хараство».

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ