История усадьбы в Щорсах, которую надо спасать, и людей, которым она небезразлична

В истории старинной усадьбы в Щорсах есть неожиданные повороты, мистические совпадения и удивительные встречи. На ее фоне разворачивались трагические события нашей истории: войны, приход советской власти, репрессии. Менялись судьбы людей, заканчивались эпохи, приходили новые времена. Сейчас кажется, что у поместья, от которого остались лишь руины, есть только прошлое. Но усадьба неожиданным образом сейчас, в настоящем, объединяет людей, которые еще недавно не были знакомы друг с другом и которые хотят одного: подарить имению будущее.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

История № 1. Об усадьбе

Усадьба в Щорсах была построена в 1776 году. Это было одноэтажное здание с центральной двухъярусной частью. Вокруг дворца — большой пейзажный парк с искусственными водоемами. В усадебный комплекс входили и другие постройки: дом управляющего, библиотека, помещения для прислуги, конюшни, коптильня. Усадебное хозяйство в свое время было одним из самых больших, богатых и передовых в Великом княжестве Литовском.

Оригинал фотографии хранится в Национальной библиотеке Польши. Фото:svaboda.orgОранжерея в усадьбе. Оригинал фотографии хранится в Национальной библиотеке Польши.Фото: svaboda.org

Здесь почти на сто лет раньше, чем на государственном уровне, было отменено крепостное право. Хозяйство было идеально налажено и дало бы фору многим современным колхозам и агрогородкам. В имении делали фурманки, колеса, занимались животноводством. А еще выпекали хлеб, делали свое пиво, сыры и выращивали рыбу.

Дворец в Щорсах. Гравюра Наполеона Орды. Вторая половина XIX века Дворец в Щорсах. Гравюра Наполеона Орды. Вторая половина XIX века

В имении работали винокуренный завод, маслобойня, действовали предприятия по производству кирпича, костяной муки для удобрения почвы, дренажных труб. Были в Щорсах своя водяная лесопилка и мельницы. Позже на Немане соорудили верфь, на которой делали маленькие суда — витины. Для хозяйственных мастерских во второй половине ХIХ века была построена так называемая Мурованка Хрептовичей, похожая на средневековый замок.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Во время Первой мировой войны дворец сгорел. Полностью его так и не восстановили. Имение постепенно пришло в упадок. В 1960-х годах панский дом разобрали. В сохранившихся зданиях в свое время были садик, школа и квартиры. Потом учреждения образования перенесли, людей переселили. И вот уже несколько лет усадьба пустует и разрушается.

История № 2. О настоящем и вере в себя

Сейчас в небольшом местечке осталась лишь малая часть великолепия — так называемый белый дом, где жил управляющий, а потом хранилась часть библиотеки, каре служебных помещений, флигель, руины конюшни и коптильня.

Все это в ближайшее время в очередной раз попытаются продать на аукционе. Сначала имение оценивалось в примерно 150 тысяч долларов (в эквиваленте), потом сумма уменьшилась до 60 тысяч. Но покупателей и за столько не нашлось. Скорее всего, на очередном аукционе цена за усадьбу снова значительно снизится.

И именно здесь начинается современная история старинной усадьбы. Минчанка Анна Булда однажды поняла, что хочет поменять свою жизнь и сделать в ней что-нибудь действительно важное. Например, восстановить какую-нибудь белорусскую усадьбу.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Со Щорсами у меня получилась совершенно мистическая история. Я долго смотрела на сайтах наши белорусские усадьбы, а когда наткнулась на эту, сразу как будто почувствовала: вот оно! Решила, буду ее восстанавливать, — говорит Анна.

Мы стоим около флигеля дворца. Еще недавно здесь был детский сад. Сейчас стекла в окнах разбиты, а на закрытых дверях — табличка с информацией о том, что здания продаются.

Планы у Анны грандиозные: восстановить имение полностью. Но пока у нее нет ни денег, ни прав на усадьбу, зато есть энтузиазм и вера в себя.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Анна вместе с товарищами зарегистрировала в мае этого года благотворительный фонд «Щорсы и Хрептовичи». Женщина изучает историю поместья, собирает по крупицам воспоминания местных о последнем графе, вместе с волонтерами приводит в порядок территорию. Сейчас ищет инвестора для имения, но желающих вложить сюда деньги пока нет.

Чтобы полностью посвятить себя историческому наследию, женщина уволилась с работы и занялась деятельностью фонда. Говорит, просто не хватало времени совмещать, вот и выбрала то, что по душе.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Мне для чего-то это все надо. Есть ощущение, что усадьба каким-то образом откликается на мое желание восстановить ее. Конечно, работы здесь очень много, сами видите, в каком состоянии здания. Я буду рада любой помощи. Например, летом здесь работали волонтеры — очищали руины панского дома. Мы ищем любых специалистов, которые могли бы нам как-то помочь. Может быть, в будущем, может быть, сейчас. Общие усилия могут дать положительный результат.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

О том, что главное в деле восстановления имения Хрептовичей — найти инвестора, который сможет, а главное — захочет вкладывать сюда деньги, говорит и минский бизнесмен Дмитрий. Он купил рядом с дворцом старый дом, восстановил его и зарегистрировал по данному адресу фонд. Говорит, будет здесь проводить пленэры для художников и скульпторов, чтобы привлечь внимание к усадьбе.

История № 3. Об испытаниях и надежде

В эти ноябрьские дни в Щорсы приехал прямой потомок последнего графа — Петр Бутенев. Теолог и профессор живет в Америке, куда в середине 50-х годов прошлого века перебрался его отец — Михаил Хрептович-Бутенев.

Петр второй раз в Беларуси. В обязательной программе — посещение родового поместья и служба в местной церкви.

В этот приезд привез в Беларусь и племянника Евгения, чтобы показать дом его прадеда Аполлинария Хрептовича-Бутенева — последнего графа, который жил в Щорсах.
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В своей книге «Перелом» Ольга Хрептович-Бутенева, жена графа, описывала свои последние дни в Щорсах.

Шел 1939-й год. Арестовали мужа — графа Аполлинария (она ласково называла его Полем), — и женщина вспоминает, как прятали детей, как приезжие грабили усадьбу, сжигая книги из библиотеки. В поисках сокровищ, которых уже давно здесь не было, кто-то даже разобрал полы.

Когда пришла советская власть, Поль оказался в тюрьме. Семья долгое время не знала ничего о его судьбе. Пока муж томился за решеткой, Ольгу отправили в Казахстан. Оттуда она писала письма мужу и прошения властям об освобождении. И ждала, любила и надеялась.

Сыну графа от первого брака Михаилу удалось уехать в Варшаву. Дочери — Марылька и Катя, которые в начале войны уехали в Новогрудок на курсы сестер милосердия, впоследствии тоже эмигрировали.

Детей старшей дочери графа, живущей в Париже, семилетних близнецов Сергея и Катю, которые в сентябре 1939 года находились в Щорсах, позже удалось вывезти в Варшаву. Но сначала малышей в своих хатах прятали местные селяне. Кстати, дочь Кати — Мария Соццани — была женой Иосифа Бродского, с которой он прожил семь лет и был, как сам писал, счастлив настоящей любовью.

В 1942 году всей графской семье удалось воссоединиться во Франции. Но Поль и Ольга прожили там вместе всего год. Мужчина скоропостижно скончался.

Никто из тех, кто когда-то жил в щорсовской усадьбе, сюда больше не вернулся.

А ведь старожилы еще помнят последнего графа. 89-летняя Любовь Герасимовна, пока мы идем по заброшенной мурованке, пробираясь через заросли к зданиям, рассказывает, как все выглядело здесь раньше. Показывает, где готовили сыры, где молотили зерно, а где стояли коровы. Потом, говорит, этот хоздвор для своих нужд использовал местный колхоз — и при советской власти здесь тоже был порядок. А уж потом все пришло в запустение. Помнит женщина и внуков графа — близнецов. Она, как и другие местные ребятишки, часто играла с ними во дворе усадьбы. А граф для деревенских детей на Рождество и Пасху устраивал сладкие столы. Угощал конфетами и мандаринами.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Бабушка отважно забирается в проем окна в белом доме, чтобы посмотреть, что еще сохранилось внутри, и рассказать графу о том, как выглядел дом при его деде.

— Я чувствую здесь любовь, — делится своими эмоциями Петр Бутенев, — мне хочется трогать руками все эти руины и кирпичи. Это прошлое нашей семьи, которое всегда с нами. Удивительно, но в нашей семье нет никакой злости на большевиков — это были смутные и трудные времена, но они прошли. О реституции речи не идет, усадьба принадлежит вам. Она — наше прошлое, но это ваше будущее. Конечно, очень жаль, что имение в таком состоянии, но я надеюсь, что мы все вместе сможем сделать что-то хорошее для него.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Петра в Беларусь пригласило «Таварыства аховы помнікаў гісторыі і культуры», которое уже два года держит связь с представителями старинного рода. Сейчас совместными усилиями готовится к изданию на белорусском языке книга воспоминаний, которую написал Михаил Хрептович-Бутенев.

Мы еще долго говорим о прошлом и будущем, о связи поколений и о том, как важно объединить усилия в восстановлении своего культурного наследия.

Потомки Хрептовичей готовы хоть как-то помочь в этом деле. Скорее всего, не финансово — у когда-то богатого рода практически ничего не осталось. А представители фонда надеются, что в скором времени появится возможность выкупить старинные здания и наконец начать восстанавливать усадьбу и старинный парк.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Читать полностью:  https://news.tut.by/society/567497.html

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...