Николай Межевич: «Влиять на Россию через Минск – это утопия»

2426384t100h019e

Кто саботирует белорусско-российскую интеграцию, каково значение минской переговорной площадки и станет ли Беларусь мостом из Евросоюза в Россию?

Корреспондент аналитического портала «Евразия.Эксперт» обсудил отношения Беларуси и России с членом Российско-белорусского экспертного клуба, доктором экономических наук, президентом Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессором Николаем Межевичем.

– Николай Маратович, недавно прошло очередное заседание Российско-белорусского экспертного клуба. Поделитесь впечатлениями от встречи. Какие темы обсуждались?

– И с российской, и с белорусской стороны присутствовали эксперты и ученые, представляющие различные области знания, соответственно мы говорили и об экономике, и о политике, и о межкультурном сотрудничестве. Коснулись и журналистики. В этот раз несколько больше обсуждали проблему транзита, российско-белорусских экономические отношения, сложности, которые бывают даже между союзниками. Также особенным было то, что в этот раз на встрече были представители других государств, входящих в ЕАЭС. Нашими гостями были авторитетные эксперты из Казахстана, Кыргызстана и Армении.

 – На Ваш взгляд, с точки зрения экспертного сообщества, какие моменты в российско-белорусских отношениях являются наиболее «проблемными» и требующими внимания?

– Безусловно, внимания сейчас требует сочетание экспертной и журналистской работы, поскольку существует очень много некомпетентных мнений по вопросам, связанным с экономическим сотрудничеством двух стран. В частности – по проблематике нефтегазовых споров.

Категорически неправильно говорить о том, что проблем нет. Они есть. С другой стороны – неправильно и драматизировать эти проблемы.

Хозяйственные споры существуют между Норвегией и Швецией, между Бельгией и Нидерландами. Я уж не говорю, что в рамках Евросоюза существуют десятки более-менее известных конфликтов между партнерами, которые разрешаются через Брюссель.

 – Политики с обеих сторон часто повторяют фразы о братских народах. Разве голландцы с бельгийцами делают так же? Не пострадает ли наше братство в ходе экономических споров?

– Нет ничего плохого в том, что мы говорим о наших особых отношениях, близости, культурных связях. В Скандинавии и Бенилюксе об этом говорят; с соответствующей декларации начинается любая встреча, обсуждение любых вопросов. Никто в Европе не стесняется говорить об «особых отношениях». Также стоит действовать и нам.

Мы – разные государства, но у нас есть общие социокультурные взгляды. Хозяйственную политику, в том числе, мы связываем с пониманием этой общности.
А споры, конечно, есть. Мне не нравятся фольклорные выражения на тему «кто что у кого выторговал или выбил». Идет переговорный процесс. Есть набор экономических и политических тем, которые могут обсуждать президенты. Есть такой же набор тем для уровня премьеров, министров, ведомств и так далее. Своя повестка и у экспертного сообщества. Обсуждая эти темы, мы исходим из того, что у Минска и Москвы есть возможности договориться.

 – Не лучше ли вместо братской риторики перейти на здоровую меркантильность и чистую прагматику – «только бизнес»?

– У нас есть Союзное государство. Не только ЕАЭС, а Союзное государство, предполагающее наднациональные институты. В связи с этим абсолютно ничего плохого в закономерной риторике о нашем братстве нет. Хозяйственные споры, как я раньше отмечал, тем не менее, есть.

Поэтому давайте договариваться, как нам, к примеру, сделать так, чтобы белорусские нефтеперерабатывающие заводы были загружены? Как Беларуси сделать так, чтобы ее торгово-экономические отношения с соседями не вызывали некоторые, скажем так, сомнения в Москве?

Опять же, мы понимаем суверенность Беларуси. Вместе с тем, мы понимаем и то, что белорусские нефтепродукты делаются из российской нефти. Не может не вызывать определенного раздражения тот факт, что государство, недружественно относящееся к России, создает мобилизационные запасы из белорусских нефтепродуктов, сделанных из российской нефти.

По этому поводу существует необходимость диалога. Еще раз подчеркну: надо договариваться. Компенсируя возможный ущерб нашим партнерам, предлагая модели и схемы работы. Проблемные темы сами собою не рассосутся, поэтому по ним надо работать.

– Можете пояснить на конкретном примере?

– Например, идея скидок РЖД на тарифы при транспортировке нефтепродуктов из Беларуси нам интересна. Белорусские эксперты говорят, 25% – маловато. Что ж, давайте пригласим экспертов «Белнефтехима», железнодорожников и транспортников, сядем за стол и будем обсуждать, сколько надо, чтобы сохранить прежнюю рентабельность.

Все является достижимым, когда речь идет о двух партнерах, желающих договориться. Для сравнения возьмем случай Островецкой АЭС, когда Беларусь предлагает, а Литва не слышит – так договориться не получится. Впрочем, некоторым моим коллегам из Минска кажется, что с Литвой удастся договориться. Не удастся. Литва не договороспособна как в политике, так и в экономике.

– Рассуждая о евразийской интеграции на прошлой неделе, Александр Лукашенко сказал: «Часто мы слишком долго топчемся на одном месте». Удастся ли выработать подход в двусторонних отношениях, чтобы евразийские процессы развивались своевременно и взаимовыгодно?

– Надо постараться. Но давайте учитывать мировую ситуацию. В мировой экономике – кризис нового типа. То есть кризис одновременно у всех, и непонятно, когда он кончится.

В мировой политике наступает хаос. В этих условиях договороспособность любого государства резко снижается.

Поэтому надо внимательно контролировать (в том числе – журналистам) ситуацию на предмет саботажа интеграционных проектов. Хочу привести конкретный пример. Многие бывают в Республике Беларусь и пользуются мобильной связью. Тарифы операторов в роуминге в Минске в буквальном смысле людоедские. Сколько лет уже говорится о том, что в рамках Союзного государства и ЕАЭС хорошо бы роуминг сделать если не бесплатным, то хотя бы не таким дорогим. Ну не 60 рублей за мегабайт при пользовании интернетом! На мой взгляд, это вредительство.

Ссылки на то, что это частный бизнес, здесь не проходят, ведь этот частный бизнес, в общем-то, регулируется государством – и российским, и белорусским. Эти вопросы в принципе решаются достаточно быстро. Но по факту не решаются. Почему? Это вопрос к министерствам связи, к правительствам обоих государств. Неужели двум президентам при встрече надо поднять эту тему перед журналистами, чтобы кто-либо «почесался»?

 – Вы упоминали Союзное государство. Если ЕАЭС, при всех сложностях, постепенно развивается, эволюционирует, то про Союзное государство слышно мало. Есть мнение, что его создавали в девяностых во время романтического порыва, после чего проект тихо «остановился», и ЕАЭС сейчас фактически его замещает. Это так? Есть ли перспективы развития Союзного государства сегодня?

– Этот же вопрос года два назад на одном из форумов по евразийской интеграции я задавал академику Глазьеву [Сергей Глазьев – советник президента РФ – прим. «ЕЭ»]. Глазьев справедливо сказал, что это разные форматы.

Однако, похоже, у лиц, принимающих решения, не хватает времени, чтобы отслеживать одновременно и процессы евразийской интеграции, и процессы в Союзном государстве.

Сошлюсь на еще один пример, на мой взгляд, саботажа. Это транспортные коммуникации в приграничных районах России и Беларуси. Стыковки транспорта, транспортные коридоры до сих пор налажены через пень-колоду. Это еще один момент, с которого следовало бы начать и решать на положенном уровне.

И это как раз уровень Союзного государства, потому что нельзя ожидать, что у ЕАЭС дойдут руки до автобусов и электричек, идущих из Смоленска в Оршу.

 – Наблюдается определенное потепление отношений Минска с Евросоюзом. Часть экспертов, в том числе на Западе, рассматривают Беларусь как некий «мост» в Россию и рассчитывают через работу с Минском воздействовать на Россию. Как это отразится на российско-белорусских отношениях?

– Европейцы правы в том смысле, что если в Варшаве сесть на поезд до Москвы, он поедет через Брест, Минск, Оршу. Ничего нового для белорусских коллег и нас тут нет. Да, Беларусь для них – мост в Россию – это общеизвестно.

При этом Беларусь – самостоятельный участник мировой экономики и мировой политики – это тоже надо понимать. В этом смысле влиять на Россию через Минск – это утопия.

Ничего у европейцев не получится. Договариваться и предлагать форматы сотрудничества Минску и Москве вместе – это идеальный вариант.

 – Также Минску порой прочат роль посредника, медиатора между Россией и ЕС, вспоминая позитивный белорусский вклад в переговоры по Донбассу. Как Вам видится такая перспектива?

– Я бы не стал преувеличивать эту роль. Минский процесс важен и нужен.

Так получилось, что Минск стал приемлемой площадкой и для Киева, и для Москвы – это хорошо. Но скажем прямо: из крупных экономических и политических проблем Украина – далеко не единственная.

Поэтому не следует переоценивать Минск как диалоговую площадку. При этом, стоит заметить, что если бы мы говорили о теоретическом улучшении российско-польских отношений, то Минск бы, наверное, мог стать вполне приемлемым городом для одной из встреч лидеров России и Польши. Но проблемы масштаба Сирии уже не подойдут.

 – Вернемся к Российско-белорусскому экспертному клубу. К каким выводам Вы пришли, отвечая на вопрос, что надо сделать экспертному сообществу для того, чтобы российско-белорусские отношения давали больше именно практической отдачи?

– Первое – делать то, чем занимается сам экспертный клуб. Нужно встречаться и обсуждать. Наши белорусские коллеги представляют собой конструктивную часть белорусского экспертного сообщества, но не во всем наши точки зрения совпадают. Это нормально. Диалоговая площадка уже есть – это хорошо.

Второе – не надо стесняться обсуждать определенные темы в прессе. Есть группы экспертов, как в России, так и в Беларуси, которые чуть что устраивают истерики. Звучат обвинения, что одни живут за счет других, обвинения в том, что Россия хочет «проглотить» Беларусь или наоборот «отдать» ее Варшаве. Очень много истерик и спекуляций. Чтобы такого не было, нужно продвигать интеграцию методом небольших шагов.

Если каждый белорусский турист в России и российский в Беларуси будет видеть, что, к примеру, с роумингом несчастным разобрались, он будет поднимать палец вверх и говорить: «вот, в Минске и Москве начали работать».

Если, скажем, будет организована сеть государственных магазинов Республики Беларусь под патронажем правительства (почему нет?), в которых бы не продавали товары непонятного происхождения под видом белорусских – это будет конкретный вклад. Если подобных шагов будет много, мы сможем однажды сказать, что в российско-белорусской интеграции мы добились больших достижений.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...