Виктор Цой: «Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать»

original

26 лет назад, 15 августа 1990 года, в автокатастрофе погиб Виктор Цой, музыкант и поэт, лидер группы «Кино».

А «жизнь» – только слово,

Есть лишь любовь и есть смерть…

Эй! А кто будет петь,

Если все будут спать?

Смерть стоит того, чтобы жить,

А любовь стоит того, чтобы ждать…

Раз в году движение на трассе  Слока-Талси под Ригой останавливается. 15 августа в 11.28 поклонники Цоя перекрывают дорогу, встают в круг, берутся за руки и под гитару исполняют песню «Легенда». Таким образом, фанаты, как бы пытаются остановить злосчастный автобус и тем самым, спасти своего героя.

Исследователи творчества музыканта по часам и минутам расписали, как все было. Рано утром Виктор поехал на рыбалку. Так толком ничего и не поймав (в багажнике автомобиля нашли пару рыбешек), отправился домой и по пути уснул за рулем.

Сегодня недалеко от места на трассе под Ригой, где 26 лет назад тёмно-синий «Москвич» Виктора Цоя вылетел на встречную полосу и врезался в пассажирский автобус, стоит памятник музыканту.

800px-Russia_stamp_V.Tsoi_1999_2r

В России именем Цоя названы улицы, скверы, его имя носит астероид.

Память о Викторе Цое жива и в Беларуси. Происходящее ежегодно 15 августа у небезызвестной “стены Цоя” в столице тому подтверждение. Сотни тех, кто обожал Виктора при жизни или познакомился с творчеством поэта и музыканта уже после его смерти, приходят сюда с цветами, плакатами, фотографиями и до позднего вечера поют под гитару его песни. Они по-прежнему вместе, чтят память своего кумира.

Стена Виктора Цоя появилась в столице почти сразу после смерти лидера ленинградской группы “Кино”. В Минск группа “Кино” приезжала за год до трагедии, в мае 1989 г., концерт проходил на стадионе “Динамо”. Стены Виктора Цоя появлялись в каждом мало-мальски уважающем себя советском городе от Москвы до Нарьян-Мара. Минские поклонники Виктора облюбовали для этой цели бетонные плиты, которые ограждали стройплощадку Дворца Республики, – в центре города, на Октябрьской площади. Эти плиты служили фанатам “холстом”, на котором писались послания, рисовались портреты кумира, клеились его изображения. Стена Цоя тянулась метров на сто. Так она простояла лет пять, но после завершения строительства дворца ее пришлось убрать. Чтобы не обижать поклонников Цоя, городские власти перенесли несколько бетонных плит за музей Великой Отечественной войны, на улицу Интернациональную. В связи со строительством нового отеля стену Цоя в очередной раз перенесли, в 2010 году она была восстановлена в сквере недалеко от стадиона «Динамо».

 

tcoi_5592

tcoi_5593

Игорь Тальков: «”Земля — Небо. Между Землей и Небом — война…” Спев одну эту строчку, Виктор Цой мог уже больше ничего не петь. Он сказал все. Просто и гениально. До сих пор мне непонятна смерть Цоя; предполагаю, что он был проводником Белых сил и явно не успел выполнить возложенную на него миссию. Он ушел внезапно. Я думаю, что, на какое-то мгновение расслабившись, он потерял контроль над собой и открыл таким образом брешь в энергетическом поле защиты, причем сделал это так неожиданно, что Белые не успели среагировать, тогда как Черные среагировали мгновенно. Цоя нет, как нет и Высоцкого».

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...