«В цирке, в цирке нас судите!..» Продолжение суда по иску «тунеядца» – 21 февраля

dsc_25591

Зал, в котором проходило первое заседание, не смог вместить всех желающих, судье удавалось держать публику в рамках приличий только под угрозами вызова милиции.  

“Мне 56 лет, 28 из них я работал. Был строителем, в торговле работал. Когда здесь, в Гомеле стало сложно с нормальной работой, я поехал в Россию, работал там. Потом вернулся, так получилось. С 2015 года не работаю. Но я даже подумать не мог, что мне придёт это письмо “, ― рассказывает Еврорадио гомельчанин Александр Семёнов.

14 февраля в Гомеле начался суд. Семёнов подал иск на налоговую инспекцию, которая прислала ему письмо о необходимости уплатить сбор за то, что он не работал в 2015-м году. Начало назначили на 10:30. Но толпа у здания собралась гораздо раньше ― “тунеядцы”, человек 40-50, пришли поддержать товарища по несчастью. Новость о суде за несколько дней разошлась по всем местным и столичным СМИ и соцсетях.

Диалог между секретарём суда, которая пыталась сохранять порядок, и “тунеядцами” был примерно такой:

― Заседание пройдёт в нашем самом большом зале. Он рассчитан на 36 человек. Сначала стороны, потом журналисты, затем все остальные, кому хватит места.

― Так нас здесь гораздо больше.

― Это самый большой наш зал.

― В цирке давайте проведём! Самое место, тут рядом.

― Это наш самый большой зал.

― В цирке, в цирке!

Большом количеству желающих последить за процессом удивился, кажется, даже судья. Он не сразу запретил вести съёмку на заседании, а закрыть дверь, за которой бушевали непокорные “тунеядцы”, удалось только под угрозой позвать наряд милиционеров. “Да хоть расстреляйте нас!” ― Донеслось из-за закрытых дверей.

“Тунеядец” Семёнов, который стал причиной волнений, в суд пришёл со своим представителем ― юристом профсоюза РЭП Леонидом Судаленко. Районная налоговая инспекция прислала юриста Наталью Янкову и сотрудницу областного управления Елену Зубареву. Обе решительно высказались против фото и видеосъёмки. “Мы же не знаем, куда это всё попадёт потом, где нас покажут”, ― заявили женщины судье. Он согласился.

“Мы считаем, что налоговая инспекция выборочно трактует Декрет №3… Она считает участием в финансировании госрасходов только подоходный налог. И не учитывает другие оплаченные Семёновым налоги и сборы ― налог на недвижимость, дорожный налог, налог на добавленную стоимость… Мы требуем, чтобы Семёнова освободили от уплаты сбора, а его персональные данные были удалены из базы плательщиков этого сбора”, ― высказывает позицию Семёнова Леонид Судаленко. И добавляет, что Декрет №3 вообще противоречит Конституции, поскольку она запрещает принудительный труд. Сам Семёнов передал судье справки об уплате дорожного сбора и налога на недвижимость.

Обе представительницы налоговой стояли на своём: “Все требования к Семёнову Александру основаны на законе… Мы жалобу не признаём. Считаем её необоснованной и не подлежащей удовлетворению”.

Из зала время от времени звучат саркастические реплики “тунеядцев”. Судья останавливает их, напоминая о намерении вызвать милиционеров. “Я понимаю, что большой интерес, много журналистов, но давайте не будем забывать, где мы находимся”, ― почти отчаянно просит он. Помогает мало. Люди начинают вставать и демонстративно уходить.

Первое заседание по делу “тунеядец” против государства” продолжалось чуть более двух часов. Судья выслушал стороны, собрал ходатайства и назначил новое на вторник 21 февраля. На прощание пообещал поискать большую зал в областном суде.

“Я всё равно не буду платить этот налог. Мне нечем. Дочь была против того, чтобы я судился. Сказала, что они с матерью скинуться и заплатят его за меня. Я отказался. Что это такое, когда за меня его кто-то платит, а? Пойду на сутки сидеть, пусть сажают”, ― говорит Александр Семёнов.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ