Где живут и чем занимаются дети лидеров белорусской оппозиции

Родители – известные и заметные в стране люди – политики, общественные деятели, правозащитники. Чем же занимаются и где живут их дети?

«Наша Нива» попыталась это узнать, отыскав страницы в соцсетях и поговорив с родителями. 

У Николая Статкевича две дочери от первого брака, обе живут в Германии.

Учились они в Беларуси, но потом по научно-исследовательским программам поехали учиться за границу и там остались. Одна из дочерей, Екатерина, даже защитила докторскую — живет в Ингольштадте. Ее профиль — промышленная логистика.

Екатерина Статкевич.

Анна Статкевич.

Обе — замужем за эмигрантами из бывшего СССР.

У депутата Анны Канопацкой двое детей, живут они тоже в Германии.

«Дети в Германии не останутся, сказали, что будут возвращаться в Беларусь — это не мое, их решение», — уверяла депутат после избрания в Палату представителей.

У лидера ОГП Анатолия Лебедько один сын, ему 32 года, работает в Минске.

Арцём Лябедзька.

Долгое время парень не мог найти в Беларуси работу, хотя окончил престижный факультет международных отношений БГУ. Как говорит Лебедько-старший, он уже сам «подбухторивал» сына поискать работу за границей, но в конце концов парня взяли в одну минскую компанию в сфере недвижимости.

«Не буду отвечать. Это частные дела, всего хорошего», — так на вопрос о детях ответил нам лингвист и один из лидеров «Белорусского Руха» Винцук Вечёрко.

Известно, что у Винцука трое детей. Старшая дочь Радослава живет в Барселоне.

Радослава Вечёрко.

Среднему сыну Франаку вскоре будет 30 лет, он работает в Белорусской службе американского радио «Свобода», а в данный момент учится в университете в США.

Младшая же дочь Винцука — Ружана, учится на биофаке Белорусского государственного университета в Минске.

Ружана Вечёрко.

У депутата Елены Анисим трое взрослых сыновей, все живут в Беларуси.

Высшего образования, к сожалению родителей, не получили, рассказала Анисим. Но у каждого из них свое дело: один ремонтирует машины, второй — телефоны, третий работает охранником.

У председателя Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александра Ярошука трое сыновей.

Двое из них живут в Беларуси, третий уже 11 лет живет в Нью-Йорке.

Он переехал туда, после того как выиграл американскую грин-карту. Как говорит Ярошук, сын остается патриотом Беларуси и приезжает на родину раз в год.

Лидер коммунистической партии «Справедливый мир» Сергей Калякин имеет двоих детей, они работают в Минске.

Оба уже взрослые: дочери 36 лет, сыну 25. Они инженеры, дочь работает на заводе, а сын в частной компании.

У поэта Владимира Некляева две дочери.

Старшая живет в Москве — переехала туда еще в советское время. Младшая живет в Хельсинки, работает менеджером в сфере культуры.

Ева Некляева с отцом.

Зенон Пазняк родных детей не имеет.

Но у него есть приемная дочь Надежда. Она работает на телеканале «Белсат», живет в Варшаве. Замужем за таким же белорусом-эмигрантом.

Надежда, приемная дочь Пазняка.

Старший сын Алеся Логвинца Антон только что окончил варшавскую политехнику.

Сейчас он ищет работу. Младший еще совсем маленький.

Алесь Логвинец с сыновьями.

«Работу Антон ищет в Беларуси и Польше, — сказал нам Логвинец. — Я очень хочу, чтобы мои сыновья были порядочными людьми и белорусами, а где им находиться — дело их выбора. Например, два года поучиться во Франции и вернуться в Беларусь мне ничуть не повредило. Можно узнавать другие культуры, а потом вернуться в Беларусь. А можно зарабатывать деньги и приносить пользу Беларуси из-за рубежа».

У Олега Трусова единственная дочь.

«Живет она, конечно, в Беларуси, — заверил многолетнего председателя Таварыства беларускай мовы. — Окончила Университет культуры, сейчас работает в библиотеке. А внучка учится в белорусскоязычной гимназии».

Дочь Дмитрия Бондаренко из Хартии’97, Юлия, живет в Польше, как и ее отец.

Недавно, когда «Хартию-97» штормило, этот популярный портал перерегистрировали на нее.

У Вячеслава Сивчика двое сыновей: один живет в Финляндии, второй учится в Польше.

Витовт Сивчик (в центре).

«Младший учится в Варшавском университете [по Программе Калиновского], специальность типа «эксперт по делам Восточной Европы», уже на втором курсе магистратуры, — рассказала нам Анна Сивчик, жена Вячеслава. — Он там имеет работу [работает на «Белсате» — НН], но о дальнейших планах пока неизвестно, парню 22 года. А другой [сын] работает в Финляндии, ему уже 31 год. Параллельно учится в докторантуре».

У экс-кандидата в президенты Александра Милинкевича трое сыновей от двух браков.

Двое из них остались в Польше после обучения по программе Калиновского.

«Игорь Кулей работает на «Белсате», без нашей помощи устроился, по конкурсу, — сказал «Нашей Ниве» Милинкевич. — А Витовт Милинкевич занимается бизнесом — развивает автомобильный сервис».

Игорь Кулей.

«Есть еще старший сын Александр, живет под Гродно, в деревне Бершты, откуда происходит род Милинкевичей — там пытается зеленым туризмом заниматься. Не обидно ли, что уехали? Знаете, должны быть созданы возможности возвращения для тех людей, которые получили на Западе образование. Ведь это непростое дело: со скрипом признаются бакалавриаты, магистерские — с трудом, а докторские надо заново защищать. Это серьезная проблема, но есть еще одна — проблема самореализации. Я хотел бы, чтобы они вернулись. Но так было и в истории Чехии, Грузии, Эстонии, Польши… Когда люди набирались опыта, а потом возвращались в период реформ помогать стране. Я думаю, что и у нас так будет. И говорить, что обязательно все должны приехать и быть здесь безработными — это глупо и нечестно».

Председатель БНФ Рыгор Костусев вырастил двух дочерей и сына.

«Старшая Галина окончила могилевский педуниверситет, сейчас растит троих детей. Вторая дочь Екатерина окончила школу с золотой медалью, затем Академию музыки и теперь учит музыке других — работает в Могилеве. Сын Андрей [по Программе Калиновского] окончил университет в Гданьске, там же докторантуру, и теперь там занимается бизнесом. Он хотел бы и вернуться сюда, ждет, пока его девушка окончит университет. Но сначала и здесь нужно найти работу, поскольку опыт был так себе: без работы несколько раз оставался я сам, увольняли из школы мою старшую дочь, увольняли вторую дочь за помощь отцу, у сына были здесь проблемы с учебой и он вынужден был уехать на учебу, хотя и являлся победителем областных олимпиад», — рассказывает Костусев.

У профсоюзного лидера Геннадия Федынича двое сыновей, оба живут в Беларуси.

«Младший айтишник, старший занят в сфере рекламы, там совместное предприятие с европейцами», — объяснил Федынич.

У философа и бывшего руководителя «ЕвроБеларуси» Владимира Мацкевича двое детей от разных браков.

«У меня есть сын от первого брака: я тогда жил в Латвии. Он наполовину латыш, гражданин Латвии, но в паспорте он себя пишет белорусом — у них там есть такая графа. Но сейчас он работает в Лондоне, имеет детей.

А дочь от второго брака училась заочно в нархозе и на дневном в Варшаве. Потом работала здесь, в консалтинговой фирме. Но получила стипендию на обучение в Варшавском университете на международных финансовых отношениях, окончила. Ей предлагали работать в «Варгейминге», но не в минском офисе, поэтому она отказалась, потому что хотела что-то здесь. Ну и теперь работает в Польше, повышает квалификацию, но и подыскивает что-нибудь здесь. Она довольно хороший специалист, поэтому на что попало не пойдет», — сказал Мацкевич.

Сын правозащитника Алеся Беляцкого, Адам Беляцкий, живет в Польше.

Туда он выехал по Программе Калиновского, а до этого учился в минской Академии художеств. В творчестве он и пытается себя реализовывать.

Адам Беляцкий.

У лидера «Говори правду» Андрея Дмитриева трое детей.

Старший, от первого брака, поступил в Академию художеств, младшие, от второго брака, еще не ходят в школу.

Маленький сын Андрея Санникова вместе с матерью — Ириной Халип, живет в Минске.

Сам Санников — в Варшаве, он покинул Беларусь после того, как его посадили за организацию протестов после выборов 2010 года.

У Виталия Рымашевского — маленькая дочь.

У Павла Северинца детей пока нет. У Алексея Янукевича также.

Дочь Сергея Наумчика вместе с родителями живет в Чехии.

Сыну Татьяны Короткевич 14 лет, он еще школьник, учится в Минске.

У Дмитрия Дашкевича — двое малышей, ребенку Ярослава Романчукатоже лишь несколько лет.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...