Джек Восьмеркин из минского Уручья

Джек Восьмеркин из минского Уручья

«Никто из моих американских друзей, услыхав про мою затею с переездом в Беларусь, не назвал меня crazy. Они просто подумали: ого, так ты и правда чокнутый», 44-летний Глен Бромэн, гражданин США, чьи родители работали в NASA, очень весело и в ярких красках рассказывает историю того, как три года назад он перебрался в Минск.

С тех пор Глен работает проектным менеджером в офисе EPAM в Уручье и не видит никаких препятствий к тому, чтобы остаться в Беларуси «до пенсии» – у него ведь даже белорусская пенсионная карточка есть, пишет dev.by.

–  Пограничник в аэропорту «Минск-2» берёт мой паспорт и читает: USA. А потом поднимает на меня глаза и спрашивает: «Серьёзно? Ты же мог поехать куда угодно, почему Беларусь?» Эта история повторяется почти каждый раз.

Я нахожу это забавным и одновременно грустным. Потому что Беларусь – это ведь хорошая страна. Белорусам стоило бы испытывать больше гордости в связи с тем, что они белорусы. Это же ваша страна, ваш дом, вы здесь живёте. Даже я считаю Беларусь своим домом. Когда у меня спрашивают, откуда я, говорю: из Минска. «Нет, ну откуда ты, серьёзно?» – «Из Минска!».

Ищите женщину!

– Родился я во Флориде, родители работали в NASA. Потом довелось пожить в Мичигане, Аризоне, Вашингтоне, – рассказывает свою историю Глен Бромен.

Пожалуй, я вообще побывал во всех штатах Америки, кроме Аляски. И по миру немного поездил — был в Канаде, Мексике, Бразилии. Ну а Беларусь и Европа (я теперь довольно часто езжу в европейские командировки) оказались новым интересным приключением. «Почему Беларусь, товарищ?!» – этот вопрос я слышу каждый день. Ответ прост: как говорят французы, ищите женщину. Лет пять назад в Facebook я завел контакт с «другом друга друга» из Беларуси. Так я познакомился с моей будущей женой, она была учительницей в Гомеле. Мы несколько раз встречались в Беларуси и Украине, и после 5-6 свиданий стало ясно, что кто-то должен переехать – очень уж долгий перелёт. Жребий пал на меня. В 2013 году я уложил все свои пожитки в два чемодана – и вот я здесь. Снял более-менее просторную квартиру на станции метро «Московская». Мне нравятся большие апартаменты, но в Беларуси они встречаются не так уж часто. Мы женаты уже два года, у нас двое детей.

Если честно, абсолютное большинство американских знакомых радостно сказало мне: давай, just do it.

Никакого шока: почти как в Вашингтоне

– Может, какой-нибудь другой американец, очутившись в Беларуси, и подумал бы: «Oh my God!» У меня была другая реакция: «Ага, так я и думал».

У моей семьи немецкие и русские корни, я с детства интересовался историей и культурой Восточной Европы. Поэтому мои ожидания совпали с реальностью: я неплохо представлял, как здесь всё устроено, знал культурный и исторический код, а ещё понимал, как себя развлечь. Почти без хвастовства могу сказать, что знаю больше о Беларуси, чем 99% американцев. И о России тоже. К примеру, знаю всех русских правителей до Петра Великого и после. Моя жена говорит: даже я этого не знаю!

Думаю, вы были бы больше напуганы, если бы однажды приехали в Детройт.

Я заранее взвалил на себя всю ответственность за своё решение: никто не придёт меня спасать, придётся отдуваться самому. Сразу начал всё делать сам – ходить в магазины, например, объясняясь на ломаном русском. «Can I help? – спрашивает жена. «Нет», — отвечаю я. Я сделал выбор — значит, это моя зона ответственности.

По-моему, Минск напоминает Вашингтон – архитектурой, транспортной системой. Правда, Минск чище (мне очень нравится минская чистота, если она вам надоела – приезжайте в Детройт!). В отличие от сумасшедшего Нью-Йорка, где живёт 12 млн крайне разношёрстных людей, это два тихих города, без круглосуточного доступа к каким-то опциям. Например, 7 вечера – и все банки закрыты, до свиданья, good luck.

Две беды: деревни и зарплаты

– Среди того немногого, что меня всё-таки удивило, – деревни. Мои бабушка с дедушкой – фермеры, я привык к американской деревне. Немного шокирует, когда приезжаешь здесь в деревню – и вот оно где, начало мира, без туалета и водопровода в доме.

Но самым большим шоком были зарплаты врачей и учителей. Общеизвестно: если ты врач в Америке, то денег у тебя куры не клюют. О бесплатной постсоветской медицине я, конечно, знал заранее, но всё равно такие зарплаты врачей в голове не укладываются.

И ещё в Минске чувствуется какой-то over control. Хоть меня и не арестовала полиция, никто не говорил: «О боже, это же американец, зовите КГБ!».

Бэкграунд в ИТ

– Я 12 лет проработал директором информационных систем в большом госпитале в Детройте. Ещё работал системным/сетевым администратором в компании-поставщике автозапчастей. И в стартапе, целью которого было создать своего рода виртуальный мемориал с жизненными историями умерших людей. Знаете, Facebook предлагает опцию заморозки страницы, если ты вдруг умираешь? Здесь же было наоборот – ребята хотели представить чью-то жизнь в формате фото- и видеоархива. Это было немного жутко, если честно.

Когда я искал работу в ИТ-компаниях «в окрестностях» Минска, предложения были не только в Беларуси, но ещё в Украине – Киеве и Севастополе. Однако мне не хотелось «отрывать» жену от её семьи и друзей.

В США 5 лет назад рынком полностью рулила Windows, в то же время в Западной Европе позиции Linux были намного сильней: «It is crazy American evil, get it away – we like Finnish evil» («Это американское зло, заберите его себе, мы любим финское зло»). При переезде это был своего рода вызов для меня, потому что я ничего не знал про Linux. Ну что ж, ИТ – это область, где нужно развиваться без перерывов на сон и обед. С тех пор багаж моих знаний о Linux существенно расширился, спасибо моим здешним друзьям и коллегам.

Беларусь как капсула времени

Я знал, что Беларусь – как капсула времени. В хорошем смысле. Я против стереотипного подхода: ой, Беларусь — это же Советский союз! Парни, Советский союз мёртв, Советский союз — капут, пора с этим смириться и жить дальше.

Да, это не США и не Швеция, но это уже давно не «совок», а современная страна с современной инфраструктурой. В то же время 70 лет в составе СССР не могли взять и бесследно исчезнуть, ведь это было буквально вчера: поэтому здесь очень много истории, которую можно увидеть и пощупать. Это ощущение я и называю «капсулой времени».

Я много колесил по Беларуси, фотографировал по дороге каждую церковь, каждый памятник — да вообще всё! Стелы, монументы — если ты понимаешь историю, это сильно впечатляет. Был в Бобруйске, Гомеле, Калинковичах, Несвиже, Борисове, Жодино. Хочу съездить в Витебск и Могилёв. Друзья подначивают: давай-давай ещё что-нибудь исследуем! Борисов очень впечатлил. Он известен несколькими историческими знаковыми событиями, одно из них — здесь был разбит Наполеон по пути из Москвы. Ты буквально можешь постоять там, где Наполеон стоял. Или возьмём Гомель: знаменитый советский дипломат Андрей Громыко был из Гомеля, очень интересно было взглянуть на места, откуда он родом.

А ещё в Беларуси есть КГБ и его офис на проспекте, но не рекомендую туристам там фотографироваться. (Смеётся)

Забавный факт: когда к нам в EPAM приезжают коллеги из Германии или Британии, мне говорят: «Глен, устрой для них экскурсию!»

Минск будущего как очень престижный технологический парк

ИТ-индустрия – это белорусский Клондайк. Президент и правительство должны это понимать. Здесь крайне много технических талантов, по-настоящему одарённых, интеллигентных людей с нестандартным мышлением. Никак не могу к этому привыкнуть, это впечатляет меня изо дня в день. Нужно подбрасывать дрова в этот костёр.

Через 5–10 лет Минск может стать очень престижным технологическим парком, мне кажется. Америка – страна неограниченных возможностей, а Беларусь – страна неограниченного потенциала. Посмотрим, как он будет использован, время покажет.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...