Вильнюс идет на обострение

belaesВнешнюю политику Беларуси трудно назвать агрессивной, в XXI веке я вообще не помню случаев, когда наша страна проявляла агрессию в отношении другого государства. Мы стараемся мирно и прагматично выстраивать отношения с соседями. Даже с такими беспокойными, как Украина. В последние годы и вовсе название белорусской столицы стало символом миротворческих усилий по урегулированию конфликта в этой раздираемой гражданской войной стране.

Никогда мы не предпринимали и каких-либо недружественных действий в отношении Литвы. Еще в 1995 году мы подписали с северной соседкой договор о добрососедстве и сотрудничестве и ни разу его не нарушили. Если в начале девяностых белорусско-литовские отношения были натянутыми и доходило до того, что националисты в белорусском парламенте выступали против вывода ядерного оружия, мотивируя это тем, что с его помощью будет проще добиваться возвращения Вильнюса, то сейчас официальный Минск себе подобного не позволяет, проводя взвешенную и миролюбивую политику. Парадоксально, но националисты, так и не отказавшиеся от территориальных претензий, сейчас пользуются покровительством литовской стороны, в то время как с белорусским руководством у нее отношения не складываются.

Дипломатические скандалы между двумя странами – не редкость. И почти всегда их инициатором выступает Вильнюс. Последний подобный скандал разгорелся на самом высоком уровне. В своем выступлении 5 июня президент Литовской Республики Даля Грибаускайте назвала вызовом и угрозой для своей страны само соседство с Беларусью и Россией и призвала к милитаризации Польши, Литвы и других стран Балтии.

Да, Беларусь входит в ОДКБ и является союзником России, к которой руководство Литвы относится с явным предубеждением. Но и сама Литва также является членом НАТО, весьма недружественного по отношению к России. Тем не менее между самими нашими странами нет ни военных, ни каких-либо еще серьезных противоречий. Не лучше ли дипломатам двух стран, сохраняя дружественные отношения, заняться наведением мостов между двумя блоками? Ведь мир между ними жизненно необходим и Беларуси, и Литве.

В ответ на заявления Грибаускайте официальный Минск молчать не стал. Уже на следующий день литовский посол был вызван в белорусский МИД для дачи объяснений. На дипломатическом языке это является знаком серьезного раздражения. Казалось бы, после этого в интересах двух стран разумно было сгладить конфликт, однако Вильнюс продолжил эскалацию. Еще через день, 7 июня, Литовское правительство назвало строительство Белорусской АЭС угрозой национальной безопасности, а министр энергетики Жигимантас Вайчюнас, в нарушение норм ВТО, призвал к введению эмбарго на поставки электроэнергии из Беларуси, вплоть до физического отключения перемычек.

Строящаяся в Беларуси атомная электростанция стала камнем преткновения в белорусско-литовских отношениях с самого начала, с тех пор как в качестве площадки для ее строительства был выбран город Островец, находящийся с в нескольких десятках километров от литовской границы. Литва уже неоднократно пыталась безуспешно воздействовать на Беларусь с целью воспрепятствовать строительству, ссылаясь на вопросы безопасности.

Не являясь экспертом в области атомной энергетики, в вопросах безопасности АЭС я скорее склонен доверять не литовским чиновникам, а МАГАТЭ, чьи представители по приглашению Минска проинспектировали строительство в январе этого года. Позволю себе процитировать выводы, сделанные экспертами этой авторитетной международной организации:

  • Беларусь систематически и полностью проводит скрининг внешних рисков и угроз, используя надежные и хорошо задокументированные критерии;
  • Беларуси рекомендуется улучшить документацию, относящуюся к скринингу электромагнитных воздействий и молний;
  • при проектировании станции учтены погодные и сейсмические параметры площадки, защита от падения самолетов на АЭС обеспечивается конструкцией станции и ограничением полетов в зоне, прилегающей к БелАЭС;
  • программы мониторинга рисков адекватны и должным образом задокументированы в предварительном отчете по обоснованию безопасности БелАЭС;
  • Беларуси необходимо должным образом задокументировать результаты сейсмического анализа площадки в своем финальном отчете о безопасности БелАЭС, учитывая при этом характеристики почвы и международную практику;
  • Беларусь должным образом приняла в расчет уроки аварии на АЭС в Фукусиме.

Как видим, сомнений в безопасности АЭС у экспертов не возникло. Немногие претензии касаются лишь оформления документации. Поэтому, думаю, настоящие причины конфликта вокруг АЭС лежат в идеологической и экономической областях. Строительство осуществляет «Росатом», а Литва всегда была последовательным противником усиления России в регионе.

И в заключение еще одна «пикантная подробность» скандала, которую обошли вниманием белорусские СМИ. 7 июня, в разгар конфликта, на профильных сайтах атомщиков появилась новость о том, что Государственная инспекция территориального планирования и строительства при Министерстве окружающей среды Литвы выдала Игналинской атомной электростанции разрешение на строительство приповерхностного могильника для радиоактивных отходов. Разговоры об этом строительстве шли давно, но разрешение было получено только сейчас.

Могильник будет располагаться не далее, чем в двух километрах от нашей границы в непосредственной близости от любимого курорта белорусов – Браславских озер. Мнение белорусской стороны при выборе площадки, надо полагать, не учитывалось.

Артем Агафонов, teleskop-by.org

 

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ