Эпидемия банкротств в Беларуси: 10 «летальных» исходов в день

Эпидемия банкротств в беларуси

Каждый рабочий день нынешнего года пополняет ряды банкротов на 9,8 субьекта хозяйствования.

Половина всех банкротов – резиденты Минской области. За центральным регионом идет столица – более двух сотен несостоятельных должников. Остальные области за восемь месяцев отправили на ликвидацию примерно по сотне неплатежеспособных субъектов хозяйствования, сообщает naviny.by.

Банкроты — кто вы?

Индивидуальных предпринимателей среди банкротов в этом году сравнительно немного: 176 по всей Беларуси – чуть более 10%. На самом деле, разорившихся ипэшников, несомненно, на порядок больше. Но, в отличие от субъектов других форм собственности, банкротство для них – не лучший вариант, ведь они отвечают перед кредиторами и налоговой личной собственностью. Поэтому ИП пытаются закрыть бизнес другим способом или же просто перестают вести деятельность, оставаясь в госреестре.

А вот для предприятий других форм собственности банкротство может оказаться более удобным и дешевым способом выйти из бизнеса, чем самостоятельно его закрыть.

Почти половина новых банкротов в этом году – более 650 – общества с ограниченной ответственностью, которые отвечают перед кредиторами только своим уставным капиталом. В спину ООО в рейтинге должников дышат частные унитарные предприятия, включая десяток вариаций этой формы собственности – ЧПУПы, ЧСУПы или ЧСТУПы, их более 500. Обществ с дополнительной ответственностью – менее сотни. Кроме того, в этом году дела о банкротстве были начаты в отношении десятка ОАО и двух десятков ЗАО.

Суды не справляются

По состоянию на 9 августа прошлого года процедура банкротства было объявлена в отношении 1326 юрлиц – на 10% меньше, чем в текущем году. А вот завершить за четыре месяца прошлого года успели на 30% больше дел, чем за январь-апрель нынешнего. Это может свидетельствовать как о перегруженности судов, так и о том, что проводить процедуру стало сложнее.

Денег в экономике мало, поэтому немного остается и желающих выкупить имущество должника. Подавляюще количество торгов в августе завершились нулевым результатом – из-за отсутствия заявок на лоты. По состоянию на 9 августа насчитывалось более 4 тысяч открытых дел о банкротстве.

На очереди госпредприятия?

Государственных предприятий в процедуре банкротства, по состоянию на 1 мая, было 72 –  всего 2% от общего количества банкротов. Крупнейшее из них – холдинг «Забудова» из поселка Чисть Молодеченского района Минской области – находится в процессе санации. То есть комплекса мероприятий, являющегося частью процедуры банкротства, но направленного на его предотвращение.

Под руководством антикризисного управляющего холдинг избавился от непрофильных и малоприбыльных активов, а также от части избыточной рабочей силы. Количество сотрудников сократилась с 1083 в январе-мае прошлого года до 736 в этом году, хотя часть из них еще работает на производстве, выделенном из холдинга.

Эти шаги, а также оптимизация цепочек сбыта позволили производителю стройматериалов выйти в мае на прибыль от текущей деятельности и на положительную рентабельность, повысить зарплаты оставшимся работникам.

Но при этом расчеты за энергоносители осуществляются всё еще не в полной мере, а выплаты кредиторам — и вовсе вопрос туманного будущего.

Судя по всему, велика вероятность того, что по истечению срока санации в следующем году «Забудова» повторит путь ганцевичского «Модуля». Этот государственный производитель пластмассовых труб, который благодаря санации также вышел на прибыль от текущей деятельности, в начале этого года был передан на ликвидацию – из-за отсутствия перспектив рассчитаться по накопленным ранее долгам.

Вот только ликвидация госпредприятий в Беларуси не совсем соответствует стандартному представлению об этом термине.

Ликвидация госпредприятий

Когда речь идет о региональных валообразующих заводах вроде «Забудовы» или «Модуля», ликвидация часто обозначает не распродажу с молотка тех активов, за которые можно хоть что-то выручить, а ликвидацию всего лишь юридического лица, являющимся формальным держателем акций предприятия. На ликвидируемом юрлице остаются долги, а сам завод вместе с работниками продается или передается другому юрлицу.

«Модуль» после начала процесса своей ликвидации – в феврале текущего года — исчез из списка ОАО на сайте Минфина, но продолжает работать. К активу проявлял интерес «Барановичигазстрой», принадлежащий российской частной компании. Но стартовая цена и дополнительные условия покупки, очевидно, показались потенциальному инвестору завышенными. В торгах ни он, ни кто-либо другой участия не приняли.

Вероятнее всего, «Модуль» или «Забудову» в результате ожидает ликвидация по модели ГПО «Минский электротехнический завод имени В.И. Козлова». Это государственное предприятие было ликвидировано вместе с долгами, а завод был передан тут же созданному холдингу ОАО «Минский электротехнический завод имени В.И. Козлова», который начал прибыльно работать с чистого листа. Вот только прибыльность эта закончится в момент, когда нужно будет начать выплаты по недавно выданному льготному кредиту на модернизацию производства трансформаторов.

Поэтому со временем завод, вероятно, передадут очередной новосозданой госструктуре, а нынешний холдинг МЭТЗ вновь будет ликвидирован вместе с новыми долгами.

С больной головы на здоровую

По сути, процедура банкротства крупных госпредприятий в Беларуси является лишь схемой перекладывания убытков реального сектора на банки. Если бы частное юрлицо занималось такими схемами, госорганы назвали бы это мошенничеством.

В случае МЭТЗ это не так важно, поскольку банки, которым он был должен, в основном – государственные, поэтому для бюджета это перекладывание из одного кармана в другой. Но банкротством эту процедуру назвать нельзя.

Процедуру банкротства, в ее классическом смысле, можно сравнить с прополкой огорода, когда выдернув из почвы большой сорняк, мы даем возможность вырасти нескольким полезным растениям. На данный момент с такими непрополотыми сорняками можно сравнить две трети предприятий, которые являются нерентабельными или низкорентабельными. Этот показатель, примерно, соответствует доли госсектора в экономике. А процедура банкротства, начатая в отношении единичных крупных госхолдингов, является, по сути, сменой вывески – когда вместо того, чтобы прополоть сорняк, на него наклеивают ярлык «помидор».

Настоящему же банкротству и ликвидации в этом году подверглись сотни частных компаний и ИП, не выдержавших на падающем рынке конкуренцию с государственными предприятиями, субсидируемыми из бюджета.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...