Эксперты не угадали: 2016-й стал для рубля одним из лучших за последние годы

 

1483644386belrubl1

Несмотря на девальвацию в самом начале года, итоговое ослабление национальной валюты оказалось значительно меньшим, чем прогнозировало большинство экспертов, и оказалось одним из немногих выполненных параметров, запланированных руководством страны.

Главный курсовой ориентир Нацбанка – валютная корзина, состоящая из доллара, евро и российского рубля, стоимость которой рассчитывается как среднее геометрическое взвешенное курсов Br-рубля к этим валютам (с весами 0,3 : 0,2 : 0,5 соответственно), подорожала за год на 14,7%. Это не намного больше потребительской инфляции за данный период – 11,4%, и намного меньше среднегодовой ставки рефинансирования – 21,2%, сообщает myfin.by.

Еще более важный положительный итог 2016-го – стабильность Br-рубля относительно доллара, а в период после окончания девальвации – так и вообще его укрепление. Большинство граждан Беларуси ведет свой личный «бухучет» в американской валюте и традиционно ориентируется именно на этот эквивалент. А потому соотносит процент доходности срочных Br-вкладов – важного источника пассивов для банковской системы страны – с процентом девальвации Br-рубля к доллару.

За 2016-й американская денежная единица подорожала в Беларуси всего лишь на 5,5%. И это при том, что в мире она укрепилась на 3,6%. Индекс USDX, представляющий собой отношение доллара США к корзине из 6 главных мировых валют – евро, японской иены, британского фунта, канадского доллара, шведской кроны и швейцарского франка, за год вырос с 98,75 пунктов до 102,29.

Средний же за год процент по всем текущим срочным Br-депозитам для физлиц превысил в 2016-м 22% , то есть в 4 раза больше процента девальвации Br-рубля к «американцу». То есть долларовая доходность таких вкладов очень высока. А если учесть еще возможность ежемесячной капитализации начисленных процентов, то разместив в самом начале года Br-рубли на такой вклад, можно было получить доходность более чем в 20%, даже несмотря на большие потери в январе-феврале.

К евро же Br-рубль за год ослаб вообще на мизерный процент, так что в €-эквиваленте Br-рублевые депозитчики заработали еще больше. Все это способствовало приостановлению сильнейшего оттока Br-рублей из банковской системы, и даже появлению во II половине 2016-го их чистого притока, удержанию доли национальной денежной массы в М3, уменьшению до нулевого уровня девальвационных ожиданий, снижению инфляции издержек.

Единственная валюта, сильно подорожавшая в Беларуси по итогам года – российский рубль, укрепившийся больше всех других валют мира после сильнейшего падения в 2014-15 годах. Причиной стал рост цены нефти – в начале года сорт «Brent» стоил менее 38 $/бар., в конце – почти 57 $/бар. Как видно на диаграмме, вложение денег в начале года даже просто в наличный Rr-рубль принесло бы выгоды больше, чем любой другой финансовый инструмент, даже при ежемесячной капитализации процентов.

И все же, именно совсем небольшое ослабление Br-рубля к доллару определило 2016-й как благополучный для Br-рубля год. Жесткая денежно-кредитная политика, отказ от латания «финансовых дыр» с помощью «печатного станка» и эмиссионного финансирования экономики, а также удачные внешние условия (укрепление Rr-рубля и удорожание нефти) стали основой того, что рост курса доллара в 2016-ом стал наименьшим в последние годы, и сравним с итогом 2012-го.

При том, что 2012-й был особым годом для Беларуси: в конце 2011-го проданы последние 50% «Белтрансгаза», в I половине года действовали «особые схемы» при экспорте нефтепродуктов, принесшие значительный валютный доход. Кроме того, после валютно-финансового кризиса 2011-го в стране происходило естественное ускоренное возвращение валюты в банковскую систему, что совокупно давало несоизмеримо лучшие, чем сейчас, условия для стабильности национальной валюты.

Но недосягаемым по курсовой стабильности остается 5-летний период 2004-08 годов, когда курс доллара почти не изменился. Он закончился разовой 20%-й девальвацией в начале 2009-го, в разгар мирового кризиса. Ну а наихудшим для национальной валюты стал 2011-й, «прославившийся» сильнейшим с 1990-х валютно-финансовым кризисом в Беларуси, когда доллар вырос за год в 2,8 раза, что было следствием проводимой в 2010-м денежно-кредитной политики, направленной на достижение зарплаты в $500.

konverty2

Динамика курсов основных валют и стоимости валютной корзины Нацбанка в 2016-м относительно их значений на начало года представлена на диаграмме. Видно, что после окончания девальвационного периода (с середины февраля) Br-рубль укреплялся к доллару и евро в рамках валютной корзины, стоимость которой  колебалась в узких пределах. А к Rr-рублю Br-рубль, наоборот, больше ослаблялся, и в итоге достиг наименьшего значения в самом конце года – 308,3 Rr/Br или 3,244 Rr-рубля за 100 Br-рублей.

То, что денежные власти страны не пошли в ноябре-декабре вслед за российской валютой на укрепление белорусской, а больше уделили внимание курсу доллара, не дав последнему снизиться, и что привело к указанному выше исторически максимальному падению Br-рубля к Rr-рублю – правильный шаг в условиях зависимости белорусской экономики от российского рынка.

Возвращение же стоимости евро в Беларуси в конце 2016-го к цифрам начала года во многом объясняется ослаблением самого евро: к укрепившемуся во всем мире доллару он упал до более чем 13-летнего минимума.

Если же смотреть за 3 последних года – с момента наступления нестабильности в регионе, связанной с событиями в Украине и вокруг нее, с историческим укреплением доллара в 2014-м и падением цен на нефть, то картина совсем иная. Меньше всего Br-рубль ослаб к своему российскому «тезке» (менее чем на 12%), а больше – именно к доллару (более чем на 100%) и к евро (на 56%).

По сути, все эти 3 года Br-рубль ориентировался, в основном, на Rr-рубль, за исключением IV квартала 2014-го. Тогда Rr-рубль ослаб к глобально укрепившемуся доллару на фоне подешевевшей нефти, а наш Br-рубль искусственно удерживался, но в конечном итоге рухнул с возникновением валютного кризиса в декабре 2014-го. Лишь к середине апреля 2015-го он восстановил первоначальное соотношение с Rr-рублем, а затем больше 1,5 лет колебался с ним в очень узком коридоре вокруг этого самого изначального курса конца 2013-го. Это было тогда 345 Br/Rr или 2,9 Rr-рубля за 100 Br-рублей в сегодняшнем последеноминационном формате, что не кардинально отличается от теперешнего курса.

Если же смотреть «привязку» Br-рубля по 2016-му году, то в основном ориентация идет на трехвалютную корзину Нацбанка. Именно у нее наименьшие колебания стоимости, выраженные коэффициентом, представляющим собой отношение (в %) среднего за год отклонения от среднегодовой стоимости корзины по сравнению с колебаниями курсов главных валют.

В помесячном разрезе из 12-ти месяцев наименьший коэффициент колебания (наименьшая амплитуда изменений курса означает наибольшую ориентацию, «привязку») в 9-ти месяцах – у трехвалютной корзины, 1 месяц – у Rr-рубля (в январе, когда Br-рубль упал вслед за Rr-рублем) и 2 месяца – у доллара: в июле (когда Rr-рубль временно обвалился, а Br-рубль не последовал за ним) и в декабре (когда, наоборот, Rr-рубль сильно укрепился, но в Беларуси решили не вести Br-рубль за ним, а «смотреть» на доллар).

Итак, Br-рубль ослаб в 2016 году, по доллару, на 5,5% – именно на столько подорожал доллар в Беларуси за год. Если сравнить с валютами других государств СНГ и Восточной Европы, то окажется, что это не самый плохой, но и не лучший результат.

Укрепились к доллару в 2016-м 3 валюты – Rr-рубль России, сом Кыргызстана и тенге Казахстана. Не изменился за год курс доллара в Армении. К слову, тамошний драм стал самой стабильной валютой среди валют всех стран СНГ и Восточной Европы в 2015-м. Еще одна страна СНГ, находящаяся вверху этого курсового рейтинга – Молдова: лей ослаб к доллару на небольшой процент, а к евро – даже вырос. Выросли к евро и валюты трех стран ЕС – куна Хорватии, форинт Венгрии и денар Македонии.

Сам евро в 2016-м ослаб к доллару на 3,3%. В еврозоне находятся следующие государства Восточной Европы: Словения (с 2007 года), Словакия (с 2009-го), Эстония (с 2011-го), Латвия (с 2014-го), Литва (с 2015-го). Черногория тоже пользуется евро (с 2002-го), но самостоятельно, без соответствующего соглашения с ЕЦБ. Кроме того, к евро жестко привязаны валюты Болгарии (лев) и Боснии и Герцеговины (марка), поэтому у этих стран ослабление их национальных валют к доллару – такое же, как у евро.

Наибольшему же ослаблению в 2016-м подверглась валюта Узбекистана – сум. Доллар в этой стране подорожал на 17,5%. Причем речь здесь идет только о курсе «черного рынка», ведь там нет легального свободного рыночного курсообразования. Не намного меньше ослаб в этом году манат Азербайджана, больше других пострадавший от падения цен на нефть. Сильно упал в 2016-м и лари Грузии (особенно круто – в IV квартале), хотя его ослабление к доллару с середины 2014-го, когда начала дешеветь нефть – меньше, чем валют всех стран СНГ, кроме драма Армении, особенно  на фоне обвала Rr-рубля.

Из валют стран ЕС сильней других подешевел в 2016-м году злотый Польши (больше, чем Br-рубль). Украинская гривна также ослабла к доллару меньше, чем злотый, но больше, чем Br-рубль (исходя из динамики реальной рыночной стоимости доллара в Украине, с учетом курса «черного рынка», занимающего значительную часть всего валютного рынка страны).

В первых числах 2017 года в Беларуси продолжилась курсовая стабильность Br-рубля, но ориентирование идет больше на доллар, как и в декабре: американская валюта, по состоянию на 5 января, выросла в цене меньше всего, зато Rr-рубль вновь обновил свой исторический максимум.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...