Военные действия на территории БССР в первые дни Великой Отечественной войны

22iunia

Ранним утром 22 июня 1941 года германская авиация и артиллерия нанесли удары по железнодорожным узлам, аэродромам, местам дислокации воинских частей и объектам гражданской инфраструктуры на территории Советского Союза. После этого вермахт перешел западную границу СССР на всем ее протяжении – от Балтийского до Черного моря.

Так началась Великая Отечественная война народа – частью которого в то время был и белорусский народ.
О политических и экономических целях Германии в войне против СССР, планах колонизации его территории и истребления советских людей свидетельствуют многие трофейные документы. Например, в одном из них, называвшемся «Замечания и предложения «Восточного министерства» по генеральному плану «Ост» (датируется 27 апреля 1942) говорилось: «Согласно плану, предусматривается выселение 75% белорусского населения с занимаемой им территории. Значит, 25%  белорусов… подлежат онемечиванию…» Далее указывался регион, в который должны были переселить три четверти «непригодного в расовом отношении» белорусского народа – Западная Сибирь. Что же касается тех, кто признавался годным к онемечиванию, то их предполагалось «отправить…в империю с целью использования в качестве рабочей силы…».

Основные силы вермахта в составе групп армий «Север», «Центр» и «Юг» наступали по трем стратегическим направлениям – на Ленинград, Москву и Киев. Германское военно-политическое руководство планировало в ходе кратковременной кампании уничтожить основные силы советских войск в приграничных округах, предотвратить отступление сохранивших боеспособность частей и соединений «на широкие просторы русской территории» и достигнуть линии, с которой советские военно-воздушные силы были бы не в состоянии совершать налеты на территорию Германии. Конечной целью военной операции являлось «создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга, Архангельск».
Непосредственно на территорию БССР вторглась группа армий «Центр», под командованием генерал – фельдмаршала Ф. фон Бока.

Befehlshaber der Heeresguppe 1
Befehlshaber der Heeresguppe 1

Всего группа армий насчитывала 820 тыс. человек, 1800 танков, 14300 орудий и минометов, 1680 боевых самолетов. В ходе боев группа армий «Центр» была значительно усилена. Если 22 июня она имела около 50 дивизий, то в первых числах июля – 63.
Замысел командования группы армий состоял в том, чтобы, наступая двумя крупными ударными группировками на флангах, расчленить советские войска в Беларуси, окружить и уничтожить их между Белостоком и Минском.
Группе армий «Центр» противостояли войска Западного Особого военного округа (ЗапОВО), находившегося на территории Белорусской ССР. 22 июня 1941 г. округ был преобразован в Западный фронт (командующий – генерал армии Д. Г. Павлов).
Pavlov
Численность советских войск на белорусских землях составляла 672 тыс. человек, 2202 танка, 10087 орудий и минометов, 1789 боевых самолетов.
Табл.1. Боевой состав ЗапОВО к 22 июня 1941 года

АрмииСоединения
стрелковые,
воздушно-десантные, УР
танковые *
3-я4 ск (27, 56, 85 сд)
68-й (Гродненский) УР
11 мк (29, 33 тд, 204 мд)
10-я1 ск (2, 8 сд)
5 ск (13, 86, 113)
6 кк (6, 36 кд)
155 сд **
66-й (Осовецкий) УР
6 мк (4, 7 тд, 29 мд)
13 мк (25, 31 тд, 208 мд)
4-я28 ск (6, 49, 42, 75 сд)
62-й (Брестский) УР
14 мк (22, 30 тд, 205 мд)
Всего в армиях прикрытияск – 5, сд – 13, УР – 3, кк – 1, кд – 2мк – 4, мд – 4, тд – 8
13-яТолько лишь полевое управление ***
В подчинении округа2 ск (100, 161 сд)
21 ск (17, 24, 37 сд)
44 ск (64, 108 сд)
47 ск (55, 121, 143 сд)
50 ск
4 вдк (7, 8, 214 вдбр)
58-й (Себежский), 61-й (Полоцкий), 63-й (Минский), 64-й (Замбровский), 65-й (Мозырский), 67-й (Слуцкий) УРы
17 мк (27, 36 тд, 209 мд)
20 мк (26, 38 тд, 210 мд)
Всего в округе:
армий – 4
ск – 8, сд – 24, кк – 1, кд – 2, вдк – 1, вдбр – 3, УР – 9мк – 6, тд – 12, мд – 6
* все танковые и моторизованные соединения, за исключением 6-го мк были на стадии формирования
** дивизии находились в резерве в 170-280 км от госграницы и фактически не могли действовать в составе армий прикрытия
*** По директиве ГШ формирование началось 5 мая 1941 г., К середине июня управление было укомплектовано на 40 %
 

ЗапОВО прикрывал направление от южной границы Литовской ССР до северной границы Украины (всего – 470 км), имея задачу не допустить вторжения противника на территорию округа, упорной обороной укрепленных районов по линии государственной границы прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск округа.
Соотношение сил и средств Западного особого военного округа и группы армий «Центр», сосредоточенной в полосе округа было примерно равным. Исключение составляли танки (см. табл. 2).
Табл. 2. Соотношение сил и средств в полосе ЗапОВО на 22 июня 1941 года

Силы и средстваПротивникЗапОВОСоотношение
Дивизии40441 : 1,1
Личный состав (тыс. человек)820671,91,2 : 1
Орудия и минометы (без 50-мм)10763100871,06 : 1
Танки81022011 : 2,7
Самолеты (исправные)167716851 : 1

Однако, несмотря на количественную сопоставимость сил и средств немецких и советских войск, качественное превосходство было на немецкой стороне. Значительная часть соединений ЗапОВО была не в полной мере укомплектована личным составом, вооружением и военной техникой и уступала германским войскам, полностью отмобилизованным, укомплектованным по штатам военного времени, имевшим боевой опыт и готовым к нанесению удара.
Так, во многих соединениях округа до штатов военного времени недоставало 6 – 7 тыс. человек, уровень боевой подготовки значительной части личного состава был невысоким. Основу танкового парка составляли машины устаревших типов (около 83%), что не могло не сказаться на эффективности действий механизированных корпусов. Кроме того, в связи с одновременным развертыванием большого количества танковых и моторизованных соединений не хватало офицеров-танкистов и танковых техников: укомплектованность корпусов офицерами-танкистами составляла 45 – 55%, сержантами – 19 – 36%.
ВВС ЗапОВО также были оснащены в основном самолётами устаревших типов. Так, из 855 истребителей только 253 машины (29,6%) были новыми, из 466 фронтовых бомбардировщиков – 139 (29,8%). Не хватало штурмовой авиации – основного средства поддержки войск: в округе было всего 85 штурмовиков. При этом несколько сот самолетов были неисправными.
Неудачной была и структура организации ВВС округа. Группу армий «Центр» поддерживало крупное авиационное объединение – воздушный флот, что позволяло массированно использовать авиацию на направлениях наступления главных группировок. ЗапОВО таких объединений не имел. Все авиасоединения распределялись между округом и армиями, централизованного управления авиацией не было.
Из-за недостатка аэродромов ВВС базировались скученно. Часть аэродромов не имела необходимого оборудования, подъездных путей, средств связи, емкостей для горючего, запасов боеприпасов. Так, из 57 оперативных аэродромов, расположенных западнее Минска, горючее было только на 22. Так как большинство аэродромов могло принимать лишь самолеты старых типов, шло ускоренное строительство 39 аэродромов с искусственной взлетно-посадочной полосой.

Глубина базирования авиачастей и соединений составляла в среднем 60 – 110 км для истребительной и штурмовой авиации, 120 – 300 км – для бомбардировочной. Часть аэродромов истребительной авиации находилась в непосредственной близости от государственной границы. Из-за недостатка аэродромов, реконструкции имевшихся, на некоторых аэродромах скопилось значительное количество самолетов. Причем большая часть машин нового типа находилась на передовых аэродромах вблизи границы, в зоне досягаемости артиллерийского огня противника.
Ситуация усугублялась и тем, что управление советскими войсками было неустойчивым – прежде всего, в силу технических причин. Для связи в войсках (вопреки возросшему значению радио) ЗапОВО до начала войны в основном использовались телеграфные и телефонные линии Наркомата связи. Запас строительных материалов для постройки и восстановления постоянных линий связи на случай войны, имеющийся в распоряжении округа, мог удовлетворить лишь 10 – 20% потребности фронтовой операции начального периода войны.
Опора на проводные средства, постоянные линии и узлы связи Наркомата связи оказалась ошибочной. Противник диверсионными группами нарушил проводную связь в первые часы боевых действий, а на многих участках даже задолго до них.
Табельными средствами связи войска округа были обеспечены следующим образом: радиостанциями армейскими и аэродромными на 26 – 27 %, корпусными и дивизионными – на 7 %, полковыми – на 41 %, батальонными — на 58%, ротными — на 70%. Обеспеченность телеграфными аппаратами составляла 56%, телефонными – до 50%; кабелем телеграфным – 20%, кабелем телефонным– 42%.
В числе прочего, это привело к тому, что части и соединения с опозданием получили приказ на приведение их в боевую готовность. В результате, большинство дивизий первого эшелона не успело занять оборону в соответствии с планом прикрытия. Построение советских войск оказалось неудачным: фланги созданной группировки были слабыми. Противник воспользовался этим, и, нанеся мощные фланговые удары, окружил большую часть наших войск в белостокском выступе.
Попытки врага прорвать оборону намечалось отражать контратаками и контрударами корпусных и армейских резервов с использованием механизированных корпусов и авиации. Боевые действия планировалось перенести на территорию агрессора. Исходя из этой задачи, создавалась и готовилась группировка сил и средств, оборудовалась территория округа.
Согласно плану оперативной подготовки отработку вопросов организация армейской наступательной операции надлежало завершить к 1 июля, а оборонительной – к 1 ноября 1941 года. Начавшаяся война помешала осуществлению намеченных планов.

При разработке плана оперативного развертывания войск Западного особого военного округа были допущены значительные просчеты. Сил и средств для прикрытия государственной границы выделялось недостаточно. В первый эшелон армий прикрытия выделялось всего 13 дивизий, в результате чего каждая из них получала достаточно широкую полосу обороны. В среднем на дивизию приходилось в 3-й армии – 40 км, в 10-й – около 33, в 4-й – 37,5 км. Неудачной оказалась группировка советских механизированных корпусов. Самые слабые из них (11-й и 14-й) находились на флангах и не могли обеспечить отражение мощных первоначальных танковых ударов врага. Не закончили войска округа и оперативного развертывания. Они не были приведены в боевую готовность. Соединения армий прикрытия располагались в пунктах постоянной дислокации или в лагерях и оказались не готовыми к отражению агрессии.
На участках прорыва немецкое командование создало высокую оперативную плотность войск, что позволило противнику достичь значительного превосходства над советскими войсками на направлении главного удара: в живой силе – в 6,5 раза, танках – в 1,8 раза, по количеству орудий и минометов – в 3,3 раза.
Таким образом, группировка, определенная планом прикрытия, не была развернута: войска вступили в сражение в том состоянии, в котором они оказались к началу войны. Это не обеспечивало прочной обороны госграницы, прикрытия мобилизации и развертывания главных сил округа. Более того, такая группировка сил и средств предопределила нанесение врагом охватывающих фланговых ударов и разрозненность действий войск округа.
Войска Западного фронта, не успев развернуться, приняли на себя удар вермахта и понесли тяжелые потери в первый же день войны. Например, из имевшихся 1685 исправных самолетов к исходу 22 июня осталось около 950 машин. Особенно тяжелое положение сложилось на гродненском и брестско-барановичском направлениях, где враг наносил главные удары силами 2-й танковой группы, 9-й и 4-й полевых армий.
Уже в первый день войны правый фланг 3-й армии был глубоко охвачен войсками 3-й танковой группы противника. Между Северо-Западным и Западным фронтами образовался разрыв шириной до 130 км. В этот разрыв устремились танковые части противника и к вечеру 23 июня продвинулись в глубь нашей территории до 120 км.
Тяжелая обстановка создалась и на левом фланге Западного фронта, где против 4-х еще не развернувшихся дивизий первого эшелона 4-й армии перешли в наступление 10 дивизий противника (в том числе 4 танковые). Вслед за ними во втором эшелоне наступали еще 2 пехотные, 3 моторизованные и танковая дивизии. Уже к вечеру 22 июня передовые танковые части противника заняли Кобрин и продвинулись вглубь советской территории до 60 км.
Таким образом, к исходу первого дня войны обозначилась угроза глубокого охвата танковыми соединениями противника обоих флангов Западного фронта. Из-за потери управления войсками командование фронта не сумели вскрыть обозначившейся угрозы.
Пытаясь переломить ход событий, советское командование вечером 22 июня поставило перед войсками фронта задачу: общевойсковыми армиями и механизированными корпусами при поддержке фронтовой и дальней бомбардировочной авиации нанести контрудар, к исходу 24 июня окружить и разгромить вклинившегося врага в районе Сувалки. Причем основное внимание было сосредоточено на уничтожении прорвавшихся пехотных соединений в районе Гродно с последующим наступлением во фланг сувалкинской группировки немцев.
Контрудар правого крыла Западного фронта, проведенный в соответствии с директивой Ставки № 03, не принес ожидаемого результата. Разбросанность выделенных соединений, втянутых в оборонительные бои, ограниченность времени на подготовку к наступательным действиям и организацию взаимодействия, отсутствие надежных средств связи для управления – все это не позволило в короткий срок собрать войска в единый кулак.
23 и 24 июня в районе Гродно шли кровопролитные бои, в которых обе стороны несли тяжелые потери. После взятия Гродно немцами 24 июня, командующий фронтом уточнил задачу группе генерала Болдина (6, 11 мк, 36 кд) и 3-й армии. Им приказывалось овладеть городом и продвинуться на 70 км. Однако эта задача не учитывала реальную обстановку. Хотя группе Болдина удалось на двое суток приковать к району Гродно значительные силы противника и нанести ему ощутимые потери, овладеть городом не удалось. Контрудар несколько облегчил положение 3-й армии. Наступление противника было задержано. На отдельных участках немецкие войска были отброшены назад. Однако развить успех не удалось. Командование группы армий «Центр» перебросило сюда из резерва дополнительно два армейских корпуса и повернуло некоторые части 3-й танковой группы Г. Гота. Вражеская авиация, захватив господство в воздухе, непрерывно бомбила боевые порядки советских войск. Механизированные корпуса вынуждены были взрывать или сжигать на поле боя десятки поврежденных танков, не имея возможности их эвакуировать, чтобы они не достались врагу. Из-за угрозы окружения 3-я армия отступила за Неман.
Не принес заметного успеха и поспешно организованный контрудар 14-го механизированного корпуса 4-й армии на левом крыле Западного фронта. Положение 4-й армии, особенно в центре, становилось критическим. Разрыв с войсками Северо-Западного фронта на правом крыле, куда устремилась танковая группа генерала Г. Гота, и тяжелая обстановка на левом крыле, где отходила 4-я армия, создавали угрозу глубокого охвата всей белостокской группировки и с севера, и с юга. Командующий Западным фронтом генерал Д.Г. Павлов решил усилить 4-ю армию 47-м стрелковым корпусом, одновременно 17-й мехкорпус из резерва фронта перебрасывался на р. Щара для создания там обороны. Однако создать прочную оборону по реке не удалось. Танковые дивизии противника форсировали р. Щара и 25 июня подошли к г. Барановичи.

Положение войск Западного фронта становилось все более критическим. Особую тревогу вызывало северное крыло, где образовался разрыв в 130 км. Войска фронта не смогли задержать противника в приграничной полосе и ликвидировать его глубокие прорывы. Ударные группировки противника обошли с флангов 3-ю и 10-ю армии, создавая им реальную угрозу окружения. Под натиском врага войска вынуждены были отступать, ведя арьергардные бои.
К исходу четвертого для войны танковые соединения группы армий «Центр» продвинулись вглубь советской территории до 200 – 250 км. В итоге более 60 фронтовых складов и баз с имуществом и вооружением, размещавшиеся в зоне от 30 до 100 км от государственной границы, были либо взорваны и сожжены, либо оставлены. Фронт потерял от 50 до 90 % созданных в мирное время запасов горючего, боеприпасов, вещевого и автобронетанкового имущества.
К 25 июня соединения и части 3-й и 10-й армий, действовавшие в белостокском выступе, были глубоко охвачены с обоих флангов. В этот день Ставка Главного Командования приказала командующему фронтом вывести войска из белостокского выступа на линию Лида-Слоним-Пинск. Однако это решение оказалось запоздалым: для отступления на Минск оставался только узкий коридор шириной не более 60 км между городами Скидель и Волковыск. 26-27 июня передовые отряды 2-й и 3-й танковых групп немецких войск, нанося удары по сходящимся направлениям, прорвались в предместье Минска. С северо-запада на город наступали три танковые дивизии 3-й танковой группы, а с юго-западного направления – две танковые дивизии 2-й танковой группы.
Оборонительное сражение под Минском продолжалось 4 дня. 28 июня ударные группировки немцев прорвались к Минску и захватили город. Были отрезаны пути отступления одиннадцати советским дивизиям. Западнее Минска во вражеском кольце оказались шесть дивизий 3-й и 10-й армий, три 13-й армии, две — фронтового подчинения и остатки других частей и соединений фронта. До 8 июля большая часть войск Западного фронта, лишенная централизованного управления, снабжения и связи, вела упорные бои в тылу врага. Вне кольца окружения 16 обескровленных дивизий сдерживали соединения 3-й и 2-й немецких танковых групп.
Поражение войск Западного фронта привело к прорыву стратегического фронта на минском направлении, где в обороне советских войск образовалась брешь шириной более 400 км.
В первых числах июля противник вышел на р. Днепр на участке Новый Быхов-Рогачев-Жлобин. Обстановка требовала немедленного принятия мер по восстановлению стратегического фронта обороны. Сделать это удалось лишь выдвижением стратегических резервов. 1 июля Ставка включила в состав. Западного фронта 19, 20, 21 и 22-ю армии, входившие до этого в группу армий резерва Главного Командования. По существу, был создан новый фронт.
В начале июля ожесточенные бои разгорелись в междуречье Березины и Днепра. К 4 июля танковые части врага прорвались в район Лепеля, Уллы и Старого Быхова. В этих условиях было решено контрударом 5-го и 7-го механизированных корпусов 20-й армии разгромить прорвавшуюся вражескую группировку. Из-за неподготовленности и недостаточной артиллерийской и авиационной поддержки контрудар не достиг своих целей. В то же время в результате активных действий механизированных корпусов все попытки противника форсировать Днепр были сорваны. Это позволило укрепить оборону 20-й армии и обеспечило сосредоточение войск фронта. Однако это было достигнуто дорогой ценой – 5-й и 7-й мехкорпуса потеряли 832 танка. В тяжелом, ожесточенном танковом сражении перевес в конечном счете оказался за противником, хотя и он понес ощутимые потери: было разгромлено до 4 пехотных полков, несколько артиллерийских батарей, уничтожено более 300 танков.
К исходу 9 июля танковые и моторизованные дивизии 4-й танковой армии (3 июля 3-я и 2-я танковые группы были объединены в 4-ю танковую армию) подошли к рубежу рек Западная Двина и Днепр на фронте от Полоцка до Жлобина. Противнику удалось прорваться в стыке 20-й и 22-й армии, овладеть Витебском и захватить плацдарм на северном берегу р. Западная Двина у Десны. Дальнейшее его продвижение было остановлено резервами Ставки.
Таким образом, войска Западного фронта в начальном периоде войны потерпели тяжелое поражение. За 18 дней оборонительной операции (22 июня – 9 июля) из 44 дивизий, первоначально входивших в состав фронта, были разгромлены 24 дивизии (стрелковых – 10, танковых – 8, механизированных – 4, кавалерийских – 2), остальные 20 дивизий потеряли от 30% до 90% сил и средств.
Табл. 3. Потери личного состава советских войск в стратегической оборонительной операции в Беларуси (22.06 – 9.07.1941):

Силы и средстваПотериСреднесуточные
безвозвратныесанитарныевсего
Западный фронт3411347671741785123213

Табл. 4. Потери вооружения и военной техники советских войск в ходе стратегической оборонительной операции в Беларуси (22.06 – 9.07.1941)

Потери
Стрелкового оружия,тыс. шт.Танков, шт.Орудий и минометов, шт.Боевых самолетов, шт.
В операцииСреднесуточныеВ операцииСреднесуточныеВ операцииСреднесуточныеВ операцииСреднесуточные
521,228,947992679427524177799

Оставив почти всю Беларусь, наши войска отошли на глубину от 450 до 600 км.
Однако при всех катастрофических последствиях, оборонительная операция в Беларуси позволила приобрести бесценный опыт борьбы против вермахта, дала первый опыт подготовки и ведения оборонительных операций Великой Отечественной войны в условиях ограниченного времени, резко изменявшейся обстановки, применения больших масс танков и авиации.
Сопротивлением на промежуточных рубежах, контрударами механизированных корпусов и общевойсковых соединений группе армий «Центр» был нанесен значительный урон, замедлены темпы ее наступления, что дало возможность советскому командованию развернуть войска 2-го стратегического эшелона, задержавших затем на два месяца продвижение немецких войск в Смоленском сражении 1941 г. В результате противнику не удалось захватить столицу нашего общего государства – Москву, и план молниеносного разгрома СССР был сорван в самом начале.
Кроме того, противнику был нанесен значительный ущерб. В частности, к 13-му дню войны 3 танковая группа (нем. Panzergruppe 3), включавшая 4 танковых и 3 механизированных дивизии – потеряла 50% штатного количества боевых машин.

Валерий Смирнов для grodno-best.info

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...