Партизанское движение в тылу белополяков (1919-1920)

partizani1919Интересный материал о партизанском движении в польском тылу на территории Беларуси во время польско-советской войны 1919-1920 гг. Печатается с небольшими сокращениями по: Каменская Н.В. Партизанское движение и партийное подполье в тылу белополяков на территории Белоруссии // Октябрь и гражданская война в СССР. Сборник статей к 70-летию академика И.И.Минца. М., Наука, 1966. С.349-463.

Весной и летом 1919 года в Белоруссию вторглись войска Польши. 8 августа в ожесточенных боях с частями Красной Армии и рабочими батальонами, самоотверженно защищавшими родную землю, полякам удалось потеснить советские войска и захватить столицу Белорусской республики Минск.
Стремительное продвижение врага на восток было остановлено лишь на берегах р. Березины. К концу августа 1919 г. фронт проходил на территории Белоруссии вдоль р. Западной Двины до Полоцка, на юг через Лепель на Борисов, по р. Березине до Бобруйска и далее на Речицу. В таком положении он и оставался до весны 1920 г.
…Формы участия трудящихся Белоруссии в общенародной борьбе против внешней и внутренней контрреволюции многообразны: вступление в ряды Красной Армии и подготовка для нее боевых резервов, выполнение на предприятиях заказов фронта, а крестьянами — продразверстки, материальная помощь красноармейцам и забота об их семьях, о больных и раненых бойцах, культурно-просветительная работа в воинских частях и т. п.
Всеобщая трудовая повинность и обеспечение войск гужевым транспортом также имели большое значение в помощи фронту. Свободная от оккупантов восточная часть Белоруссии (Могилевская, Гомельская, Витебская области современной БССР) жила, как и вся страна, напряженной, суровой жизнью, главным содержанием которой была всемерная помощь сражавшейся Красной Армии.
На территории Белоруссии, оккупированной войсками Польши (Брестская, Гродненская и Минская области современной БССР), наиболее действенной формой помощи Красной Армии было партизанское движение.
В чрезвычайно тяжелых условиях оказалось е население под властью оккупантов. На захваченной территории Белоруссии оккупационные власти установили жестокий режим террора и насилий над мирным населением. Они разогнали Советы, восстановили власть помещиков, отняли у крестьян переданную им советской властью землю; национализированные фабрики и заводы вернули бывшим владельцам.
27 августа 1919 г. военная комендатура оккупантов в Минске объявила: «Всe распоряжения и декреты большевистских властей о частной собственности отменяются. Право частной собственности считается восстановленным» (1) Капиталисты восстановили 10-12-часовой рабочий день, резко снизили заработную плату. Тяжелым ударом по рабочему классу было закрытие предпринимателями многих заводов, фабрик и мастерских, что привело к массовой безработице в оккупированных городах, обрекавшей рабочих на нищету и голодную смерть.
Территория Белорусской ССР была объявлена оккупантами восточной окраиной Польши («восточными кресами»). В уездах и волостях они насадили «поветовых» (уездных) комиссаров и волостных старшин, которые грабили мирное население и шпионили за ним.
Повсеместно в городах и селах создавалась полиция, в которую оккупанты вербовали разного рода антисоветские элементы. Тюрьмы были переполнены рабочими и крестьянами. В первые же дни после захвата Минска оккупанты арестовали более тысячи жителей города, 100 человек было расстреляно (2).
Тысячи советских граждан погибли от рук оккупантов в Минском, Борисовском, Бобруйском, Слуцком и других уездах (3). Трудящееся население, особенно в городах, голодало. Не было самых необходимых продовольственных и промышленных товаров, процветала спекуляция, цены поднялись до совершенно недоступных трудящимся размеров.
Оккупанты не только уничтожали мирное население, но и нанесли народному хозяйству Белоруссии огромный материальный ущерб. Только в Минском, Бобруйском, Борисовском, Игуменском, Мозырском и Слуцком уездах убытки, причиненные белопольскими захватчиками за время оккупации, составили в золотой довоенной валюте 52.029.281 рубль (4).
Чинить кровавые расправы над белорусским народом захватчикам помогали их прихвостни и лакеи — националисты.
Но никакие издевательства и насилия не дали оккупантам желаемых результатов — не покорился им свободолюбивый белорусский народ. Лучшие сыны и дочери Советской Белоруссии поднялись на борьбу против захватчиков, за свободу своей страны.
С первых дней вторжения оккупационных войск на территорию Белоруссии вопросы организации работы в нелегальных условиях и развертывания партизанской войны в тылу захватчиков стали основными в деятельности партийных органов Литовско-Белорусской ССР, созданной в начале 1919 г.
ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии обсудил 8 марта вопрос о необходимости широкого развертывания партийной работы на оккупированной врагами территории Литвы и Белоруссии. 11 марта решением ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии в составе ЦК был создан специальный отдел по руководству деятельностью подпольными партийными организациями л развертыванием партизанской войны.
ЦК вместе с местными партийными организациями проделал также большую работу по подбору кадров — партийных и беспартийных большевиков — для работы в условиях подполья.
К тому времени из ряда уездов оккупированной Белоруссии (Минский, Бобруйский, Несвижский и др.) в ЦК поступили сообщения о создании первых партизанских отрядов, подпольных партийных комитетов и ячеек. Сообщалось также и о том, что партизанам нужна помощь оружием и агитационной литературой (5).
В числе коммунистов, оставленных для подпольной партийной работы в Бобруйском уезде, были член Бобруйского ревкома С.Л.Вилюга и сотрудник Бобруйского уездного комитета партии М.А.Левков (6). В районе Пинск-Кобрин-Картуз-Береза уполномоченным ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии по организации партизанского движения был Францев (7). Пока не найдены полные сведения о людях, руководивших партийными подпольными организациями и партизанскими отрядами на территории оккупированной Белоруссии. В сохранившемся в архиве списке числится более 900 человек (8).
14 мая 1919 г. ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии обсуждал вопрос о создании партизанских отрядов в тылу противника и в своем решении признал организацию партизанских отрядов «принципиально допустимой» (9). В этом же решении указывалось, что оружие для этих отрядов надо выдавать только коммунистическим ячейкам и отдельным известным коммунистам.
В апреле-июле, когда бело-польские войска продолжали продвижение на восток, в тылу оккупантов уже развертывались активные боевые действия партизан. Советские патриоты взрывали мосты и портили дороги, организовывали выступления населения против реквизиций продовольствия и фуража, вели разъяснительную работу среди населения, призывая его усиливать сопротивление захватчикам.
Одним из наиболее активных был партизанский отряд под командованием рабочего-плотника М. В. Арбузова, действовавший в Пинском уезде. Отряд был создан из местных крестьян-бедняков и назывался «отрядом батьки Арбузова». Своими смелыми боевыми действиями против захватчиков бойцы отряда снискали себе широкую известность и признательность народа (10).
После того, как Красная Армия остановила продвижение польских войск на восток на линии р. Березины, ЦК KП(б) Литвы и Белоруссии усилил организацию партизанского движения в тылу захватчиков.
3 сентября 1919 г. в целях более оперативного руководства борьбой масс в тылу врага ЦК разделил оккупированную территорию Литвы и Белоруссии на три района. В первый район входили Ковенская и Сувалкская губернии, во второй — Виленская и Гродненская, в третий — Минская губерния и захваченная врагами западная часть Могилевской и Витебской губерний (11).
13 ноября ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии создал Бюро по руководству нелегальной работой, в состав которого были избраны видные партийные руководители Литвы и Белоруссии — Мицкявичюс-Капсукас, Кнорин, Богуцкий (12).
Одновременно было решено издавать для оккупированных областей Белоруссии газету «Звезда», а также листовки по вопросам текущего момента; для трудящихся Литвы — газету «Коммунистас», воззвания и брошюры; для польских солдат — агитационную газету «Млот» и воззвания к польским солдатам (13). Газеты и листовки должны были всемерно способствовать развертыванию борьбы трудящихся против оккупантов и внутренней контрреволюции.
Наиболее крупными центрами подпольной партийной работы на оккупированной территории Белоруссии стали Минск, Бобруйск, Слуцк, Пинск, Борисов, Лунинец, Гродно, Волковыск. В своей деятельности подпольные партийные организации этих городов были связаны с партийными организациями Белостока, Вильно, Бреста и других городов Белоруссии, Литвы и Польши.
Одной из первых подпольных партийных организаций Белоруссии, ставших на путь развертывания партизанской борьбы в тылу врага, была Минская партийная организация, готовившаяся к подпольной работе еще до оккупации города. Ею был создан склад оружия и литературы, законспирирована типография.
Минский подпольный партийный комитет организовал печатание листовок-воззваний, разоблачавших террористические и грабительские действия интервентов и белогвардейцев и призывавших рабочих и крестьян к усилению борьбы. Комитет посылал своих представителей для установления связи с местным населением, руководил деятельностью подпольных партийных ячеек, оказывал помощь в организации и деятельности партизанских отрядов Слуцкого, Борисовского и других уездов.
Осенью 1919 г. в Козыреве (пригород Минска) был создан партизанский штаб, руководивший партизанским движением в Минском уезде. Активными работниками партийного подполья в Минске в период белопольской оккупации были М. Дземба (партийный псевдоним Ян), Е. Кундич (Максимович), С. Кулешинский (Артюр). Я. Ривес и др.
Минские подпольщики были связаны со многими подпольными партийными организациями Белоруссии и Литвы и отдельными коммунистами, работавшими в разных населенных пунктах. Они поддерживали постоянные связи с ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии, информировали его о своих действиях, получали директивы.
Широкую деятельность развил в тылу врага Бобруйский подпольный партийный комитет, созданный в августе 1919 г. Наиболее активными его организаторами и членами были Петров-Днепровский — рабочий-машинист, член партии с 1905 г., Ф. JI. Каменский (Фальк), присланный в Бобруйск Центральным Комитетом КП(б) Литвы и Белоруссии, М. Боброва — уроженка Полоцка, 23-летняя фабричная работница, командированная ЦК в оккупированный белополяками Бобруйск для подпольной работы (14).
Подпольный комитет уделял большое внимание вопросам создания подпольных ячеек в различных населенных пунктах. Члены комитета часто выезжали в волости и деревни, вели там разъяснительную работу среди населения, создавали партийные ячейки.
К январю 1920 г. в деревнях Бобруйского уезда было создано около 15 партийных ячеек. В Ясеиской волости был создан районный партийный комитет, объединявший работу нескольких деревенских ячеек. Бобруйская подпольная партийная организация имела связь с Минской, Рогачевской, Быховской, Слуцкой, Несвижской и другими подпольными партийными организациями, с Полесским комитетом РКП (б), а также с некоторыми подпольными организациями Украины и Литвы.
Подпольщики самоотверженно работали среди населения, сплачивая рабочих и крестьян для совместной борьбы с захватчиками. Они организовывали партизанские отряды, забастовки рабочих, выступления крестьян против грабежей, чинимых оккупантами, издавали агитационную литературу, вели пропаганду среди вражеских солдат.
В ноябре 1919 г. ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии обратился к солдатам польских оккупационных войск с призывом вместе с рабочими и крестьянами выступить на борьбу против польских помещиков и капиталистов, прекратить братоубийственную войну и направить оружие против угнетателей (15).
ЦК и созданное им бюро по нелегальной работе действовали под непосредственным руководством Центрального Комитета РКП(б). Верными и надежными помощниками подпольных партийных организаций являлись комсомольские организации.
Первая подпольная комсомольская организация на оккупированной белорусской земле была создана в Минске. Уже на третий день после вторжения белополяков в Минск на Губернаторской улице (ныне улица Ленина) в маленьком домике собралось подпольное комсомольское собрание, на котором присутствовало 9 человек. Речь шла о развертывании борьбы против оккупантов.
В конце августа 1919 г. был создан подпольный комсомольский комитет, который приступил к собиранию сил и организации борьбы против захватчиков (16). Местом наиболее частых подпольных собраний комсомольцев Минска был небольшой домик на Торговой улице. Своеобразным конспиративным центром комсомольцев был сквер на площади Свободы, где комсомольцы под видом прогуливавшихся людей получали задания комсомольского штаба, литературу и даже принимали в комсомол новых членов (17).
Активными организаторами комсомольского подполья в Минске были член ЦК КСМ Литвы и Белоруссии Воробьев, комсомольцы Зайденвар (Цукер), Савчик, Зак, Прощицкий и др. Большую работу по организации молодежи на борьбу против захватчиков вели Бобруйская, Слуцкая, Гродненская и другие подпольные комсомольские организации. В Слуцке одним из активных подпольщиков-комсомольцев был сын рабочего М. Кухарчик.
В августе 1919 г. ЦК КСМ Литвы и Белоруссии обратился к комсомольцам и рабочей молодежи с призывом усилить сопротивление захватчикам. «Рабочая молодежь города! — говорилось в воззвании.— Твоя задача разрушать тыл белогвардейцев. Ты должна препятствовать движению поездов, портить мосты, дороги, рвать телеграфные провода. Крестьянская молодежь! Твой путь в красные партизанские отряды, которых уже много в Белоруссии…» (18).
Комсомольцы Минска помогали комитету партии созывать и охранять подпольные партийные собрания, распространять коммунистическую литературу. Как только из подпольной типографии или из Смоленска, где находился ЦККП(б) Литвы и Белоруссии, поступали листовки, группа молодежи собиралась на окраине Минска, в квартире одного из комсомольцев. Листовки с надписью цветным карандашом «Прочти и передай другому» вкладывали в конверты и опускали в ящики для писем или расклеивали на стенах зданий, на заборах (19).
Первая листовка, в которой говорилось о захватнических целях белопольских оккупантов и их насилиях над мирным населением, была распространена комсомольцами в количестве 8000 экземпляров в городе и 6500 экземпляров — в окрестных деревнях.
Смелость и отвагу в борьбе с захватчиками особенно проявляли комсомольцы Бобруйска. Они только в августе-сентябре 1919 г. распространили в городе около 2 тыс. экземпляров советских газет, сотни воззваний и прокламаций (20).
Подпольные большевистские организации создали в тылу бело-польских оккупантов разветвленную сеть партизанских отрядов, состоявших главным образом из рабочих и крестьян. Вступая в отряды, партизаны приносили присягу на верность Родине. В тексте присяги говорилось: «Сознавая революционный долг, я готов пожертвовать собою для достижения поставленной цели — освобождения и восстановления у нас Советской власти…» (21).
Уже летом и осенью 1919 г. партизанское движение развернулось в Минском, Бобруйском, Слуцком, Мозырском, Борисовском, Рогачевском, Вилейском, Гродненском и в ряде других уездов оккупированной Белоруссии. В Минском уезде действовали партизанские отряды иод руководством С. Плащинского, С. Погирейчика и др.
Для лучшей координации и усиления боевых действий против оккупантов представители партизанских отрядов Минского уезда собрались 28 января 1920 г. в деревне Гатово на свой первый съезд. Присутствовали представители партизанских отрядов деревень Гатово, Михановичи, Дошницы, Кайково, Острава, Подгай, Климовичи, Пашкевичи и др. В работе съезда участвовал один из видных партийных работников Белоруссии В. Ф. Шарангович (Лютович) (22). Обсуждались вопросы дальнейшего развертывания партизанской борьбы в тылу врага.
Было решено всемерно улучшать боевое взаимодействие отрядов, объединять их для проведения наиболее крупных операций. Были избраны начальники отрядов — Климович, Горношевич, Камлюк. Начальником особого подрывного партизанского отряда избрали И. Маслыко (23). В партизанском отряде его боевыми помощниками были А. Кеппэ и В. Погирейчик.
Особый подрывной отряд Маслыкова организовывал крушение нескольких вражеских эшелонов, взрывал мосты, портил линии связи.
Большую работу вели партизаны Минского уезда по добыванию сведений о численности, вооружении и передвижении польских войск на участке Минск-Осиповичи и Минск-Борисов.
В Бобруйском уезде, который находился в непосредственной близости к фронту, подпольщики сумели создать несколько партизанских отрядов, помогали им в вооружении, снабжали агитационной литературой; члены подпольного партийного комитета вели работу по организации партизанских отрядов.
В Рудобельской волости Бобруйского уезда в сентябре 1919 г. член подпольного партийного комитета М. Левков организовал партизанский отряд, который до января 1920 г. действовал в пределах волости. Командиром отряда был И. Жинко, помощником командира М. Ус.
Во время демобилизации из старой армии Ус вернулся в родную деревню и стал активным пропагандистом идей большевистской партии; в период немецкой и польской оккупации был одним из активных организаторов партизанского движения (24).
В январе 1920 г. Рудобельский отряд был включен в отдельный партизанский батальон имени Бобруйского ревкома. Организатором этого батальона был член ревкома коммунист С.Л.Вилюга — один из выдающихся руководителей партизанского движения в период белопольской оккупации.
В конце 1917 — начале 1918 г. Вилюга был организатором Красной гвардии в Бобруйском уезде, в период немецкой оккупации руководил партизанскими отрядами в Глусской и других волостях Бобруйского уезда. В отдельном партизанском батальоне было 600 бойцов.
Вилюга руководил также боевыми действиями нескольких небольших партизанских отрядов в Бобруйском и Рогачевском уездах. Действуя в прифронтовой полосе, все эти отряды были тесно связаны с частями 8-й стрелковой дивизии 16-й армии.
Отдельный партизанский батальон под командованием Вилюги провел много боевых операций в тылу белополяков. Об одной из этих операций он рассказывал так:
«В начале декабря 1919 г. белополяки прорвались к местечку Паричи, заняли его и деревню Козловка и начали грабить население этих и смежных с ними населенных пунктов. Многие жители бежали в Красный Берег под защиту партизан. Бобруйский ревком дал задание батальону выбить белополяков из местечка Паричи и соседних с ними населенных пунктов. На операцию батальон вышел 13 декабря.
Остановившись в деревне Китиы п произведя тщательную разведку, батальон ночью подошел к местечку Паричи и внезапно напал на белополяков. Многие из них были убиты, остальные в панике бежали в Бобруйск. Отряд захватил много оружия, в котором партизаны очень нуждались. Батальон организовал также налет на станцию Ратмировнчи и разъезд Лошны, где разгромил железнодорожный отряд белополяков, захватил оружие и другие трофеи. Совершив эти операции, батальон направился другим путем — через местечко Ковтичи, вышел к деревне Красновке и перешел па левый берег Березины. Здесь крестьяне сообщили, что отряд белополяков прорвался на хутор Полянки. Батальон внезапно напал на них и уничтожил весь вражеский отряд. После всех этих операций батальон благополучно вернулся на свою базу — в Красный Берег» (25).
Настоящей грозой для оккупантов был партизанский отряд имени III Интернационала, который также формировался в Рудобельской волости и действовал на территории Бобруйского уезда. Одним из организаторов этого отряда был В. А. Алешкевич.
Среди организаторов партизанского движения в Мозырском уезде выделялся крестьянин В.И.Талаш. Его участие в партизанской борьбе мастерски описано народным поэтом БССР Якубом Колосом в повести «Дрыгва».
Отряд Талаша, насчитывавший 300 партизан, неоднократно устраивал налеты на гарнизоны поляков. За активное участие в партизанской борьбе против оккупантов Талаш был награжден орденом Красного Знамени.
Сильные партизанские отряды действовали в районе Слуцка. Здесь одним из активных организаторов партизанского движения был секретарь уездного подпольного комитета КП(б) Литвы и Белоруссии И. И. Бочко.
Партизаны разрушали коммуникации польских войск, взрывали воинские эшелоны, нападали на гарнизоны и отряды противника, посылаемые для реквизиции в деревни, распространяли листовки с призывом к борьбе против оккупантов.
В одной из них говорилось: «Товарищи! Вооруженная западными капиталистами белопольская шляхетская армия ворвалась в нашу страну. С ней вернулись назад наши вековые враги — помещики и капиталисты. Издевательствам над людьми нет конца. Товарищи крестьяне и все трудящиеся! Организовывайтесь, не давайте забирать у вас последний хлеб, последнюю скотину. Все способные владеть оружием, организуйтесь в повстанческие отряды для вооруженной борьбы с белопольской шляхтой. Все на борьбу с озверелыми оккупантами! Смерть эксплуататорам и насильникам! Да здравствует Советская власть! Да здравствует большевистская партия!» (26).
6 декабря 1919 г. ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии обсудил вопрос о деятельности партийных организаций на оккупированной белополяками территории (27). Было выяснено, что с сентября по декабрь 1919 г. Минской подпольной партийной организацией «выполнена громадная партийная работа», что большевики имеют большое влияние на рабочих, завоевали большинство в бюро профсоюзов, создали союз молодежи, ведут работу среди солдат вражеского гарнизона; в Бобруйске создано шесть подпольных коммунистических ячеек. ЦК отметил, что коммунисты идут во главе партизанских отрядов.
Польские оккупационные власти прибегали к самым решительным мерам против разраставшейся у них в тылу партизанской войны. Во многих случаях они снимали с фронта целые воинские части, посылая их против партизан.
В январе 1920 г. против рудо-бельских партизан был направлен крупный карательный отряд в составе 1500 человек с 30 пулеметами. Каратели сжигали дома и хозяйственные постройки, грабили и убивали население. Горели деревни Ковали, Карпиловка, Дубрава.
200 партизан и небольшой отряд красноармейцев оказались окруженными в районе деревни Новая Дубрава; в ожесточенном неравном бою смертью храбрых пал отважный партизан Максим Ус; погибли Леон Одинец, Моисей Рогович, Василий Звонкович, Григорий Пальцев, Кузьма Ковалевич и другие партизаны. Но и оккупанты потеряли много своих солдат: только у деревни Дубрава их было убито около 75 человек (28).
Удачную боевую операцию провели белорусские партизаны совместно с отрядом Красной Армии у местечка Паричи 11 апреля 1920 г. В ходе этой операции был разбит полк поляков (29). В столкновении с отрядом поляков в Игуменском уезде партизаны разоружили 400 солдат и захватили трофеи. Возле станции Жодино партизаны взорвали два эшелона с боеприпасами (30). К весне 1920 г. железнодорожные участки Минск-Вильно и Минск-Барановичи полностью находились под контролем партизан.
Партизаны вели большую разведывательную деятельность, сообщая командованию частей Красной Армии различные сведения о дислокации и вооружении войск противника, военных планах и т. д.
В стремлении любой ценой подавить партизанское движение оккупанты пользовались услугами разного рода наемных убийц, провокаторов, шпионов. Провокаторы, проникавшие иногда в партизанские отряды, выдавали оккупантам организаторов партизанского движения и содействовали разгрому отрядов. Так случилось с подпольным партийным комитетом в Бобруйске.
В марте 1920 г. этот комитет созвал конференцию, на которую съехались представители подпольных партийных ячеек уезда. Конференция проходила на окраине Бобруйска; была установлена охрана, состоявшая из комсомольцев, опасность, казалось бы, не угрожала. Но произошло иначе.
В 3 часа дня, когда конференция была в самом разгаре и анкеты были уже заполнены настоящими именами и фамилиями присутствовавших товарищей, нагрянула польская жандармерия.
Были схвачены члены подпольного партийного комитета Каменский (Фальк), Петров-Днепровский, Боброва. Их посадили в тюрьму, заковали в кандалы, долго пытали и, не добившись от патриотов ни слова, расстреляли.
Избитую и измученную Боброву застрелили на носилках, она уже не могла стоять. Перед расстрелом Петрова-Днепровского польский офицер приказал расковать его и дважды обращался к нему с предложением выдать товарищей и тем самым сохранить себе жизнь и свободу. Петров-Днепровский плюнул ему в лицо и отказался отвечать (31).
Каменского перед расстрелом спросили, не желает ли он исповедаться; партизан ответил, что он коммунист и не признает религиозных предрассудков.
В связи с расстрелом Каменского, Петрова-Днепровского и Бобровой 11 апреля 1920 г. на квартире рабочего-столяра коммуниста Золотила собрались члены подпольного партийного комитета для обсуждения планов дальнейшей работы. Было решено выпустить прокламацию о злодейском убийстве трех коммунистов.
В прокламации говорилось: «Коммунистическую партию нельзя запугать нулями, виселицами и эшафотами… Мы и впредь будем продолжать не на жизнь, а на смерть борьбу с белопольскими бандитами, руки которых запачканы кровыо наших лучших товарищей, и доведем наше дело до конца. Смерть палачам! Долой бело-польских поработителей! Да здравствуют Советы!» (32)
Провал Бобруйской подпольной конференции, повлекший за собой гибель трех коммунистов-подпольщиков, произошел в результате предательства провокатора Родова (он же Рабинович) (33).
Враг рассчитывал зверскими расправами с патриотами погасить пламя народной войны в своем тылу, но он просчитался. Партизанские отряды росли количественно и усиливали свои удары по врагу.
Один из активных участников партизанского движения на оккупированной территории Белоруссии П.А.Воробей пишет в своих воспоминаниях: «Отношение крестьянства, кроме шляхты, к партизанам было самое доброжелательное: крестьяне охотно снабжали партизан хлебом, мясом и другими продуктами без всяких нажимов» (34).
Состоявшийся 5 апреля 1920 г. в деревне Михаиовичи (недалеко от Минска) II съезд партизан Минского уезда констатировал, что партизанская борьба против оккупантов приобрела широкий характер, что близок час прихода Красной Армии и что партизанам необходимо накапливать силы для решительных действий против белополяков в момент наступления Красной Армии.
В работе съезда принимал участие уполномоченный ЦК КП(б) Литвы и Белоруссии В.Ф.Шарангович. Партизан Андрея Блажко и Андрея Кривощекова съезд назначил командирами партизанских отрядов.
В начале марта 1920 г. белополяки перешли в наступление в районе Мозыря, а 25 апреля — и на Украине. Центральный Комитет партии и Советское правительство призвали советский народ к решительной борьбе против интервентов и внутренней контрреволюции. В связи с этим ЦК КП (б) Литвы и Белоруссии, местные партийные организации усилили политическую и организационную работу среди городского и сельского трудящегося населения, разъясняя опасность положения, вызванную новым нападением па Советскую страну агрессивных сил капиталистических стран.
17 мая 1920 г. в партизанской газете «Белорусская правда» был опубликован призыв к усилению партизанской войны в целях быстрейшего освобождения от врага. «Товарищи, братья, рабочие и крестьяне Белоруссии! — говорилось в обращении.— Настал час расплаты с нашими палачами! Поднимайтесь на смертный бой с насильниками — польскими жандармами и шляхетской сворой. Уничтожайте, вырывайте с корном помещичье отродье. Смерть врагам трудового народа!»
Целыми деревнями уходили крестьяне в леса, в партизанские отряды; из городов приходили в отряды тысячи рабочих. Партизаны активизировали свои боевые действия в тылу оккупантов. Горели взорванные ими склады, под откосы летели поезда, смерть подстерегала захватчиков на каждом шагу.
Ранее разрозненные партизанские группы сливались в более крупные отряды, они нападали на гарнизоны поляков, разрушали их коммуникации, препятствовали вывозу захватчиками награбленных у белорусского народа материальных ценностей.
Оккупанты усилили карательные действия против партизан. В начале мая 1920 г. им удалось напасть на след одного из наиболее активных партизанских отрядов, который действовал в районе деревни Дукора (Минский уезд) во главе с командиром матросом Андреем Блажко. Командир и 35 бойцов были взяты в плен(35).
17 мая утром белополяки расстреляли И партизан, 6 человек отправили на каторжные работы в Польшу, где они погибли, осталь/360/ных осудили на разные сроки тюремного заключения (36). Перед расстрелом командир отряда Блажко сказал: «Прощайте», товарищи! Последний раз видите нас живыми. Скоро ляжем мертвыми в эту могилу, но за нас отомстят этим шкурникам наши братья, отцы и товарищи» (37).
В Минске 6 мая 1920 г. жертвами польского террора пали партизаны Сергей Плащинский, Вячеслав Василевский, Андрей Кеппэ, Леон Путырский, Мелентий Процкий, Владимир Шумский, Семен Плащинский, Василий Погирейчик (38). Латыш Кеппэ, сражавшийся вместе с белорусами за Советскую власть, перед смертью сказал: «Пусть мы умрем, но на наших могилах вырастут сотни молодых борцов, которые завершат начатое великое дело рабочего класса и всех трудящихся» (39).
До конца верными Советской стране остались коммунисты и комсомольцы Слуцка, члены подпольной организации Петр Ермо-лицкий, Михаил Емельянчик, Александр Каминский, Антон Симонович, Михаил Быченко и др. Они вели против захватчиков активную борьбу и были арестованы при выполнении боевого задания. Но и приговоренные к расстрелу не склонили голову перед врагами, шли на казнь с пением революционных песен «Смело, товарищи, в ногу», «Вы жертвою пали в борьбе роковой». Перед расстрелом герои отказались завязывать глаза, заявив: «Мы не трусы. Нам смерть не страшна. Мы умираем, но не умрет наша идея. Нас заменят тысячи новых бойцов…» (40)
В бою с карателями погиб в мае 1920 г. партизанский командир Иван Маслыко. Вместе с небольшой группой партизан он был окружен возле деревни Гатово отрядом белополяков. В перестрелке Маслыко истратил все патроны и, чтобы не попасть живым в руки врага, застрелился (41).
Расстрелами и казнями оккупанты не смогли подавить партизанское движение, ибо оно было делом всего народа, поднявшегося на беспощадную борьбу с врагами. Партийные и советские органы прифронтовой части Белоруссии, подпольные партийные организации ее оккупированной территории делали все возможное для оказания помощи Красной Армии.
Когда войска Красной Армии в начале июля 1920 г. перешли в наступление и стали освобождать оккупированные земли от белопольских захватчиков, партизаны усилили удары по врагу. В эти дни многие сыны белорусского народа покрыли свои имена неувядаемой славой. Среди них были участники партизанского движения Андрей Падуто, Андрей Литошко, Архип Лобков, Алексей Жинко, Яким Нононович, награжденные за боевые подвиги и активное содействие наступавшей Красной Армии орденами Красного Знамени (42).
В статье партизана А. Вольного, помещенной в газете «Белорусская правда» 7 июня 1920 г., рассказывается, как партизаны били врага: «Одно только напоминание о нашем партизанском отряде наводит ужас на польских жандармов. Мы их ловим в одиночку, мы их уничтожаем отдельными отрядами, мы им жестоко мстим за бесконечные жертвы, страдания селян и рабочих. Отдельными налетами и организованными действиями мы не даем полякам опомниться и наносим им чувствительный удар за ударом».
Когда отступавшие польские части подожгли за собой мост через Птичь в районе Прилук, 4-й краснопартизанский отряд во главе с командиром С. Гладким вступил в бой с арьергардной частью оккупантов, заставив ее ускорить темп отступления. А в это время рабочие ближайшего имения и крестьяне соседней деревни погасили огонь на мосту. Через спасенный мост вскоре переправлялись передовые части Красной Армии, преследовавшие противника (43).
В районе Копыля отступавшая польская часть, нагрузив возы награбленным у народа добром, двинулась на запад. Партизанский отряд, действовавший в этом районе, устроил засаду и перерезал путь обозу. Завязалась перестрелка, в результате которой обоз был отбит у захватчиков (44).
Когда белопольские войска, теснимые Красной Армией, отступали из района Бобруйска, партизанский отряд деревни Козуличи, в котором в это время было 70 человек (командир Игнат Герасимович), повел наступление на польские окопы возле деревни Подречье.
Партизаны захватили телефонную линию и перехватили оперативные распоряжения штаба. Использовав нужные сведения, партизаны атаковали и выбили оккупантов из укрепленных позиций. В это же время группа партизан Козуличского отряда переплыла Березину и подошла к Бобруйской крепости.
Здесь партизаны укрылись и, дождавшись, когда из крепости выехала польская кавалерийская часть, забросали ее гранатами. Началась паника, воспользовавшись которой партизаны проникли в крепость, в штаб и захватили важные документы (45).
В районе Минска большую помощь наступавшей Красной Армии оказали партизаны деревень Гатово и Самохваловичи. Отступавшие белополяки подожгли железнодорожные постройки и жилые дома на станции Михановичи; партизаны стремительным налетом выбили оккупантов со станции, захватили при этом 110 пленных и трофеи, вместе с жителями станции потушили пожар. И пленных и трофеи партизаны передали 72-му полку Красной Армии.
Организованно вступили в Красную Армию партизаны большого отряда, действовавшего в районе Минск-Барановичи-Слуцк (46).
Когда части Красной Армии переходили Неман, крестьяне деревни Дубно Гродненского уезда Степан и Николай Косточка, Николай Ковальчук оказали им большую помощь.
Под ружейным и пулеметным огнем противника крестьяне измерили глубину реки и обозначили места переправы. На левом берегу реки Н. Ковальчук был захвачен поляками и доставлен в штаб 12-го Познанского полка. Он был избит и приговорен к расстрелу. В это время началась переправа советских войск, вызвавшая панику в польском штабе; Ковальчуку удалось бежать.
Белорусский народ, оказавшийся в тяжелых условиях оккупации, самоотверженно вносил свой вклад в дело освобождения Родины от иноземных захватчиков. Удары партизан по тылам оккупантов ослабляли боеспособность вражеских войск.

1. Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 4, oп. 1, д. 14, л. 35.
2 «11 лiпеня». Минск, 1935, стр. 17.
3. «Белоруссия в борьбе против польских захватчиков в 1919-1920 гг.» М., 1940, стр. 160,
4. Там же, стр. 159.
5. Партархив Института истории при ЦК КПБ, ф. 4, on. 1, д. 14, л. 116.
6. Там же, ф. 60, оп. 1, д. 432, лл. 12, 54.
7. Там же, д. 339, л. 6.
8. Там же, д. 397.
9. Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 60, on. 1, д. 399, л. 1.
10. Там же, д. 403, Л. 11.
11. «Исторический архив», 1957, № 6, стр. 19.
12. Там же, стр. 23.
13. Там же.
14. Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 60, оп. 4, д.78, л. 24.
15. «Исторический архив», 1957, № 6, стр. 24.
16. «Двадцать год Ленiнскаго Коммунiстычнаго Саюза Моладзi Беларусь. Минск, 1940, стр. 38.
17. «Советская Отчизна», 1958, № 5, стр. 109.
18. «Червоная змена», 7 мая 1922 г.
19. «Белоруссия в борьбе против польских захватчиков в 1919-1920 гг.», стр. 69.
20. «Балынавш Беларусь, 1940, № 9, стр. 53.
21. Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 60, on. 1, д. 381, л. 36.
22. В.Ф.Шарангович родился в 1897 г.; с декабря 1917 г.— член Коммунистической партии; в 1932-1934 гг. — секретарь ЦК КП(б) Белоруссии, в 1937 г.— первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии.
23. И.Маслыков родился в 1899 г. в деревне Гатово в бедной крестьянской семье, некоторое время работал на литейном заводе, затем служил матросом на Балтийском флоте (Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 60, оп. 4, д. 70, лл. 4-5).
24. «Памятник борцам, погибшим за освобождение Белоруссии». Минск, 1925, стр. 107.
25. Архив Института истории АН БССР. Воспоминания С. Л. Вилюги.
26. Корсiк Г. Записки партизана. Минск, 1933. – стр. 33, 34.
27. «Исторический архив», 1957, № б, стр. 25, 27.
28. «Памятник борцам, погибшим за освобождение Белоруссии», стр. 107, 141.
29. Архив Института истории АН БССР, рукопись «Выдающиеся деятели белорусской земли», стр. 64.
30. «11 лiпеня», стр. 28.
31. Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 60, оп. 4, д. 78, л. 25.
32. Там же.
33. Там же, д. 63, л. 57.
34. Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 60 оп. 1 д. 410, л. 13.
35. Там же, оп. 4, д. 126, лл. 16-17.
36. «Памятник борцам, погибшим за освобождение Белоруссии», стр. 133.
37. Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 60, оп. 4, д. 126, л. 17.
38. Там же, ф. 4, oп. 1, д. 14, л. 15.
39. Корсiк Г. Указ. соч., стр. 75.
40. Там же, стр. 84.
41. «Памятник борцам, погибшим за освобождение Белоруссии», стр. 71.
42. Партархив Института истории партии при ЦК КПБ, ф. 60, oп. 1. д. 343, л. 235.
43. Там же, оп. 4, д. 126, л. 18.
44. Там же, д. 111, л. 12.
45. Там же, д. 269, л. 89.
46. «Звезда», 9 августа 1920 г.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...