Легенды Гродненщины: ведьмак Максим Знак (Гродно)

vedmakТемные маги и ведьмы — встречалось и такое в белорусской истории. Примером может послужить Гродненское дело 1691 года, описанное историком Владимиром Лобачем: “Основанием для него стала жалоба (протестация) на жителя имения Коханово Максима Знака, подданного гродненских бригиток, со стороны Симона Юхальского с женой, горожан Гродно, владельцев шинка, на “счарование лиц с детьми вышеупомянутых и целого дома”.

Знак отрицал вину, признаваясь лишь в знахарских способностях: “не понимаю ничего больше, чем только подуть умею, если кто на живот больной“.

Суд приступает к пыткам. Во время первой Знак признается, что послал чары на шинок Юхальского: “плюнул и клял такими словами: чтобы как слюна исчезла, так и они (Юхальские. — прим.) чтоб исчезли”, однако, открыть своих чар не может.

Выясняется и мотивация совершенного преступления — конкуренция в торговле! Заказчицей чар выступила арендаторша другого шинка “Полька Жидовка”, коммерческие дела которой шли похуже, чем у Юхальского.

Пытку продолжили, чтобы изобличить как можно больше колдунов… Знак упоминает и некую Буслову из Коханова, которая “умеет детям малым вредить, от коров молоко отнять, вредить в шинках”, а также умеет летать; упоминается Патейко из Путришек, что “передом и задом ходит и головой вертит” (необычное поведение могли воспринимать как знак колдовства); называет Расола из Вертелишек, который, “обойдя кругом дом” Юхальского, магическим путем освободил заключенного там Знака.

Не забыл Знак вспомнить и “бабу Пухнову из Каплиц”, которая варила взвар из “упудника” и лечила им людей.

Знак дал показания о том, что Расол из некоего Банкечья (Bankieczcza) летает на гору Роспную (Rospne), где есть столб. Вполне возможно, что речь шла о тайном языческом святилище. Признания Знака были подписаны судьями, и о его дальнейшей судьбе мы не знаем.

Известно, что Максим Знак как признавший свою вину в колдовстве и связях с другими ведьмаками, был осужден на сожжение…

udf.by

 

А вот как эти события поданы в статье «История» про инквизицию и гродненского колдуна Знака (Вечерний Гродно, 21.09.2011):

Стоял январь 1691 года. Гродно только-только начал отходить от ужасов последней войны, когда вдруг среди горожан поползли слухи, что в городскую ратушу доставили чародея из пригородного Коханова на инквизицию.

Рассмотрением дела занялся войтовский суд в составе Петра Павловича Шулевского, вознога Семёна Балицкого, писаря Адама Казакевича и Еранима Кучинского. Город замер, будто ожидая чего-то.

Инквизиция приступила к пыткам

Страшное по тем временам обвинение в колдовстве пало на подданого гродненских бригиток Максима Знака. Против него показал местный шинкарь Семён Юхальский с женой Агнешкой Бураковной на «околдование вышеупомянутых особ с детьми и целого дома» — так, по крайней мере, звучала запись в книге актов войтовского суда города Гродно. Сам Знак упорно утверждал, что «ничего более не понимает, а только умеет подуть, если у кого-то болит живот».

Роль посредника взял на себя эконом бригиток Станислав Вербицкий. Дело должны были рассматривать согласно тогдашнему обычаю. Если после трех пыток, оставаясь в сознании, Знак своей вины не признает — Юхальский должен будет выплатить денежную компенсацию в пользу бригиток. Если же Знак признает выдвинутые против него обвинения, то должен быть «сожженным в лом».

Суд приступил к пыткам. И тут отличился гродненский палач — хватило и одного раза, чтобы Знак признался, что бросил проклятие на шинок Юхальского: «плюнул и проклял теми словами, что, как слюна исчезла, так и они бы исчезли». Более того, «адчинить свои чары», то есть снять заклятие, сам колдун был не в силах.

Вместо этого Знак выдал имена своих соучастников. В первую очередь арендаторку второго шинка — Польки Жидовки. Это она подослала ведьмака, «чтоб пана Юхальского заколдовал, и так сделал, чтобы пиво скисло, и чтобы сам высох, и жена его, и дети, и чтобы с дороги не свернул, дала ему битый талер…» Взамен тот давал чародейские советы и поучал шинкарку секретной «похвалке», то есть — проклятию…

Рассказал про сообщников

Стало понятно, что город оказался перед угрозой дьявольского заговора! Суд приказал продолжить пытки с целью выкрыть как можно большее количество колдунов. Ждать пришлось недолго.

Уже во время первого допроса Знак рассказал про некого человека из Липска, который был в состоянии наслать на людей сухоту и заставить скиснуть пиво на расстоянии! Была еще Буслава с Коханово, которая «умела малым детям вредить, от коров молоко отнять, вредить в шинках, а также имела способность летать»; Патейка из Путришек, который «передом и задом ходил и головой крутил»; «баба Пухнова из Каплиц», что делала отвар на травах; некий рыбак Роман; шляхтянка пани Судзицкая, которая «к дубу ходила и ножами долбила и в те дыры шептала», а всем жителям Коханова будто бы угрожала: «При мне в Коханове родило, а без меня ни овощи, ни урожай родить не будет!»

Но самым страшным и опасным из всех оказался некий чародей Росол из Вертелишек (Вярцелисак) — «лучший и страшный чародей, так как умеет на детей болезни наводить, у коров молоко отобрать и в шинках вредить. Он имеет такие зелья, что перед каждым судом и властью любой из нечестного дела свободным выйдет». Росол с некой Банкеччай летает на гору Роспну, где стоит волшебный столб. Это он свел в могилу Юзефа со двора пана Мнишека, который не дал Росолу пива.

Вторая и третья пытки Максима Знака прошли при «немалом народе», но ничего нового не открыли. Выдать остальных он соглашался только при условии, если будет схвачен сам Росол.

По приказу суда чародей был связан и брошен в подземелье гродненской ратуши. Но Гродно уже охватил ужас. Нашлись даже свидетели, которые собственными глазами видели самого Росола. Будто бы тот, появившись в городе, обошел вокруг ратуши, где был в заточении Знак, после чего сказал, обращаясь к присутствующим: «Ничего из этого не будет, пускай его даже испекут, ни в чем не признается»…

На этом месте актовые книги обрываются, и мы можем только догадываться, каким образом дальше развивались события и состоялись ли новые процессы, уже против тех, на кого показал под пытками Знак.

Что касается самого чародея, то согласно законам того времени он, скорее всего, как человек, признавшийся в колдовстве, был заживо сожжен на костре…

 

 

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...