Грюнвальдская битва 15 июля 1410 года: крах средневекового Drang nach Osten

grunvald2
15 июля 1410 года около деревни Грюнвальд в Пруссии (сегодня Ольштынское воеводство Польши) состоялась одна из самых великих битв средневековья. В ней сошлись армия Тевтонского ордена и союзное войско Великого Княжества Литовского, Русского и Жамойтского (ВКЛ) и Польского Королевства. Событие это имеет предысторию.

К началу XV века Тевтонский орден находился на пике могущества. Опасность, грозившая со стороны жадных до чужого рыцарей, вознамерившихся «окончательно решить Восточный вопрос» и заодно поставить под свой контроль торговлю на Балтике, заставила Литовскую Русь и Польшу объединиться перед лицом общей угрозы. 6 августа 1409 г. великий магистр ордена Ульрих фон Юнгинген объявил союзникам войну. Вошедшая в историю под названием «Великая война» она возникла из-за стремления ВКЛ освободить и вернуть оказавшиеся под властью Тевтонского ордена литовские земли (Жамойть).

3 июля 1410 соединенные войска под командованием сына тверской княжны, литовского князя и польского короля Владислава II Ягайло (Ягеллона) двинулись к границе владений тевтонов. Навстречу им из столицы орденских владений Мариенбурга (современный Мальборк) вышла армия под командованием великого магистра фон Юнгингена.

Войско ордена состояло из немецких, французских, английских и др. западноевропейских рыцарей и наёмников. Всего около 27 тысяч воинов. “Армию Ордена, – отмечал историк Гейсман, – составляли: а) собственно прусские войска (рыцари, двор гроссмейстера и милиция); б) войска вассальных князей; в) “гости” или охотники из различных стран Западной Европы и г) наемные войска”*. Судя по хроникам, рыцари несколько уступали славянам численностью, но зато были лучше обучены и вооружены. Например, они имели бомбарды, стрелявшие каменными и свинцовыми ядрами.

Соединенные войска ВКЛ и Короны насчитывали порядка 32 тысяч воинов. В них были польские, русские (включая «белорусские» и «украинские»), литовские, валашские, чешско-моравские (ими командовал Ян Жижка, будущий выдающийся полководец и национальный герой Чехии), венгерские и татарские отряды (мирзы Джелал-ад-Дина). Некоторые авторы упоминают также сербских и армянских воинов. Касаясь структуры войска собственно Великого Княжества, следует отметить, что его основу составляли хоругви (полки) выходцев с земель современной Белой Руси: Лидская, Полоцкая, Витебская, Новогрудская, Брестская, Волковысская, Мстиславская и др. Командовал войсками ВКЛ великий князь литовский Витовт, двоюродный брат короля Ягайло.

15 июля противники сошлись на равнине в треугольнике между Грюнвальдом, Таннебергом (ныне Стембарк) и Людвигсдорфом (ныне Людвигово). Войска ордена выстроились фронтом в 2 км между Грюнвальдом и Таннебергом (в западной историографии сражение обычно называют битвой при Таннеберге) в две линии. Правое крыло первой линии возглавлял великий комтур Куна фон Лихтенштейн, левое великий маршал Фридрих фон Валленрод, вторую линию сам великий магистр, находившийся на левом фланге, около Танненберга.

Славяне выстроились в три линии на протяжении 2,5 км между Грюнвальдом и Людвигсдорфом. На левом крыле находились в основном западные славяне (поляки, чехи и др.) под командованием коронного маршала Польши Збигнева из Бжезя. На правом – войска ВКЛ под командованием Витовта и татарская конница.

В полдень от крестоносцев прибыли гарольды, передавшие два оголенных меча — Витовту и Ягайле. Это был рыцарский вызов, бездействие после которого означало трусость. Союзникам было также передано послание Ульриха фон Юнгингена – “Не прячьтесь по лесам и болотам, выходите на битву. Если вам мало места на поле, то мы можем отойти”. После этого первые шеренги тевтонов отошли назад на сотню метров. Позже станет ясно, что это был отвлекающий маневр. Они отошли от замаскированных ям к основным силам, приготовившись по команде расступиться и дать пушкам возможность для стрельбы.

Посылку мечей Ягайло расценил как дерзкое оскорбление. Однако начинать битву не спешил. Он приказал своим воинам прикрепить повязки из соломы – чтобы узнавать в бою своих. Затем король съехал на равнину, где сотни шляхтичей ждали посвящения в рыцари. Молодые рыцари поклялись ему победить или умереть.

Не дождавшись атаки славян, крестоносцы дали залп из бомбард. Но ядра, пролетев через головы союзников, упали в тылу боевых порядков, не причинив вреда. После этого приказу Витовта татарская конница атаковала правый фланг противника. Битва началась.

“Когда же ряды сошлись, — писал польский летописец XV века Ян Длугош, — то поднялся такой шум и грохот от ломающихся копий и ударов о доспехи, как будто рушилось какое-то огромное строение, и такой резкий лязг мечей, что его отчетливо слышали люди на расстоянии даже нескольких миль… Было даже невозможно ни переменить места, ни продвинуться на шаг, пока победитель, сбросив с коня или убив противника, не занимал место побежденного. Наконец, когда копья были переломаны, ряды той и другой стороны и доспехи с доспехами настолько сомкнулись, что издавали под ударами мечей и секир, насаженных на древки, страшный грохот, какой производят молоты о наковальни, и люди бились, давимые конями…”

Строй крестоносцев не дрогнул, татарские стрелы отскакивали от тяжелых рыцарских доспехов. В свою очередь, магистр приказал перейти в контратаку. Татары, не выдержав стремительного удара бронированного «кулака», бросились бежать. В бой включились вторая и третья линии славянского войска, устремившегося на помощь отступавшим татарам. Однако их основные силы также были смяты и отброшены крестоносцами. Дольше всех сопротивлялись Виленская и Трокская хоругви, но и они начали отходить.

На поле боя остались, продолжая упорно сопротивляться, лишь 3 смоленских полка под командой Юрия Мстиславского. Они были окружены двукратно превосходящими силами неприятеля. В этой схватке один смоленский полк был полностью истреблен, два других не только сумели выстоять, но и пробиться к правому флангу поляков и прикрыть его. После этого началось наступление первой линии поляков в составе 17 хоругвей.

Ульрих Юнгинген направил против них 20 “знамен” Лихтенштейна. Завязался упорный бой, в результате которого полякам удалось прорвать линию крестоносцев. Но возвратились тевтонские “знамена”, преследовавшие воинов ВКЛ. Они ударили в правый фланг и отчасти в тыл полякам.

Страшные ножницы начали сжиматься. Тевтонский рыцарь Леопольд фон Кёкриц прорвался к королю Ягайле и попытался его убить. Ягайло ранил Кёкрица, а королевский секретарь Збигнев Олешницкий добил его. Командир чешского отряда – будущий предводитель гуситов Ян Жижка был ранен тевтонами в голову и у него вытек глаз. Среди чехов началась паника. Убитый польский знаменосец выронил большой королевский штандарт с белым орлом. Флаг был тут же подхвачен, однако тевтоны восприняли это как божий знак и начали петь псалмы в благодарность святой Деве Марии за скорую победу.

В этот самый критический момент битвы смоленские полки стояли насмерть. “В этом сражении, — писал Длугош, — русские рыцари Смоленской земли упорно сражались, стоя под собственными тремя знаменами, одни только не обратившись в бегство, и тем заслужили великую славу. Хотя под одним знаменем они были жестоко изрублены и знамя их было втоптано в землю, однако в двух остальных отрядах они вышли победителями, сражаясь с величайшей храбростью, как подобало мужам и рыцарям, и, наконец, соединились с польскими войсками…” Прикрывавшие атакуемый фланг поляков, русские воины не только выдержали новый удар и таким образом спасли поляков от разгрома, но и укрепили своими щитами и мечами первую линию поляков и помогли тем перейти в контратаку.

Доблесть смолян ободрила и вдохновила их соратников. Поляки снова сомкнули ряды и ринулись на врага. Витовту удалось вернуть своих отступавших воинов. Все вместе, плечом к плечу, поляки, белорусы, литовцы, украинцы, чехи с утроенным ожесточением принялись бить крестоносцев.

Крестоносцы заколебались и начали медленно отступать. Поле битвы стало похожим на многослойный пирог. В тылу поляков был резерв тевтонов, а у них самих в тылу воины ВКЛ. Тевтоны уже заботились не о нападении, а о том, как самим вырваться из двух огромных котлов. Начали сдаваться рыцари Хелминской земли, сдавшие свою хоругвь и 40 оставшихся в живых наемников. Некоторые рыцари чувствуя скорую гибель, дрались “рыча словно звери”. Хоругви тевтонского резерва, окруженные Витовтом, не желали сдаваться его православным воинам и язычникам. Они бились до последнего и были уничтожены полностью.

Удар возвратившихся полков Великого княжества решил исход боя. Все чаще стали раздаваться возгласы неприятеля о пощаде. Шесть тевтонских “знамен” в панике бежало с поля боя. За бежавшими была кинута татарская конница.

Приближенные Ульриха предлагали ему бежать, но он гордо ответил: “Не дай Бог, чтобы я оставил это поле, на котором погибло столько мужей, — не дай Бог”. Вскоре фон Юнгинген был убит, а войско крестоносцев разгромлено. Считается, что в этот день погибло 18 тысяч крестоносцев, воинов и обозной челяди, а 14 тыс. было взято в плен. Были захвачены все бомбарды и 52 хоругви крестоносцев. Спаслось удалось немногим более 1400 человек. Хотя трудно установить, сколько точно погибло врагов, отмечал Длугош, “но известно, что дорога на протяжении нескольких миль была устлана телами павших”.

В битве пал не только великий магистр ордена, но и великий маршал Фридрих фон Валенрод, великий комтур Куна фон Лихтэнштейн, и многие другие. В том числе 205 западноевропейских рыцарей. Следует отметить, что в Средние века рыцари погибали намного реже, чем обычные воины либо наемники. У рыцаря была не только серьезная военная подготовка, но и прекрасный боевой конь, дорогое оружие и доспехи. Упавшего или раненого рыцаря защищали и спасали его вассалы, оруженосцы и пажи (как правило, несколько десятков, а то и сотен человек). Поэтому гибель рыцаря была событием относительно редким.

Союзники преследовали противника на расстояние 25–30 км. Затем, в знак победы, их войско три дня находилось на поле боя. В рыцарском лагере нашли телеги, нагруженные оковами и цепями, которые предназначались для пленников. Часть крестоносцев укрылась в Вагенбурге, который союзное войско взяло штурмом. Противник понес большие потери, но и союзникам победа досталась не дешево. Большие потери войска Витовта можно объяснить тем, что его воины за один день фактически участвовали в двух битвах – на своем и на польском фронте. Но без этого победить было невозможно. Разгромив поляков, тевтоны, естественно, обрушились бы на армию Витовта.

Битва под Грюнвальдом остановила немецкую агрессию в славянские земли. С этого времени начался упадок Ордена. Как признал немецкий историк Е. Войгт: “Один день Грюнвальда уничтожил хвалу и силу Ордена. Был тот день его наивысшей славы, рыцарского мужества, героического духа, но вместе с тем последний день величия, сила и счастья. С утра того дня начался его упадок на все времена”.
grunvald5
Крестоносцы вынуждены были вернуть ряд захваченных земель, выплатили контрибуцию, обязались не препятствовать свободной торговле Польши и Русско-Литовского государства. В 1466 г. Тевтонский орден признал себя вассалом их правителя. Грюнвальдская битва стала образцом воинской доблести и боевого содружества славян и народов Восточной и Юго-Восточной Европы в борьбе за свободу.
Николай Малишевский

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...