Cамое суровое дело Кутузова: конфирмация смертного приговора в Гродно (1813)

kutuzovВесной 1813 года по доносу «о распространении слухов», в нарушение указа императора Александра I, в Гродно были казнены поляки-мещане Варфоломей Агло и Ян Дыминьськи. Причём повешены они были 2 апреля 1813 года по приказу (Конфирмации от 29 марта) главнокомандующего фельдмаршала М.И.Кутузова. Сам же Кутузов скончался 3 апреля 1813 года…

Вот как выглядит это дело в документах того времени.

Сами документы из архива Гродно были опубликованы белорусским литератором, краеведом и предпринимателем С.И.Канунниковым. Причем опубликованы неакадемически, в составе сугубо популярного сетевого очерка (“Гродненский архив: Почти библейская история, или последнее дело М.И.Кутузова”, http://www.proza.ru/2012/06/06/1357). Однако содержательных сомнений эта публикация не вызывает, хотя нуждается, как и всякая такая публикация, в академической републикации, сверке с оригиналом и т.д.

Приводимое письмо М.И.Кутузова из Польши к генерал-губернатору Литвы генералу-от-инфантерии А.М. Римскому-Корсакову от 29 марта (ст.ст.) 1813 года после 1897 года не публиковалось (последняя публикация: «Русская Старина», 1897. – Т.91. – С.682-683). В нем Кутузов солидаризируется с мерами генерал-губернатора по подавлению антироссийской мятежной активности в Литве. И призывает его карать смертью по законам военного времени мерами военных судов за то, что и сегодня называется подрывной агитацией со стороны местного населения. В качестве примера Кутузов приводит собственную конфирмацию смертных приговоров за означенные преступления. (В данном контексте стоит отметить, что на территории созданного Наполеоном из приграничных губерний России в 1812 году “Великого княжества Литовского” гражданское судопроизводство не вводилось до 1 апреля 1813 года – все деяния судились военными судами).

Итак, приводим всю историю, начиная с письма:

“Секретное письмо князя Кутузова-Смоленскаго А. М. Римскому-Корсакову” (заглавие от Русской Старины).

29 марта 1813 г., № 84. Герцогство Варшавское. М[естечко] Кротошин.

Милостивый государь мой, Александр Михайлович! Соглашаясь со всеми теми мерами, которые изволили вы принять насчет прекращения распространившихся слухов и усмирения бунтовщиков, я остаюсь теперь в полной уверенности, что ваше высокопревосходительство, по известной мне вашей деятельности и усердию, подавите сие зло в самом еще начале его, ибо, с одной стороны, отряд маркиза Паулуччи, который вызываете вы в Тельши, подает вам все способы усмирить во всей сей окружности бунтовщиков, а с другой, доставляют такие же способы и войска князя Лобанова-Ростовскаго, которые можете вы употреблять смотря по надобности, не останавливая однакож на марше, но употребляя только таким образом, дабы посредством их можно было забирать показывающихся в разных местах мятежников, которых, тотчас предавая суду, наказывать по всей строгости.

Я еще возобновляю прежнюю просьбу мою № 80 и прошу ваше высокопревосходительство к совершенному истреблению сего зла принять самые строгие и деятельные ваши меры и меня сколько можно чаще обо всем уведомлять.

Всех тех, кои окажутся виновными в разглашении неблагонамеренных для нас слухов или в других каких предприятиях, одним словом, всех тех, кои будут участниками в видах мятежа, тотчас предавать военному суду и в пример другим наказывать смертью, без всякого послабления, уведомляя только о последующем меня.

По содержанию рапорта гродненского коменданта, полковника Кленовского, о произношении гродненскими жителями Бартоломеем Аглою и Яном Доминским разных зловредных для нас слухов, я приказал обоих их, в страх другим, повесить. О чем ваше высокопревосходительство не оставьте опубликовать в подведомственных вам Литовских губерниях, на тот конец, дабы сим образом удержать других от подобных покушений.

P.S. Я должен вашему высокопревосходительству откровенно сказать мнение мое о всех слухах, в Литве происходящих. Вам известно, что мы ободрили так называемые секретные [еврейские] кагалы к поданию нам известий, что и нужно, и полезно было. Но сих же самых кагалов желание показать свою услужливость и природная трусость их легко составит фальшивое известие из одного какого-нибудь слова, произнесенного каким-нибудь пьяным слугою насчет господина своего. Притом же жители литовские, которых характер мне и вам известны, по болтливости своей и по худому расположению к нам, дают достаточную материю жидам к оговору их. Между нами сказать, народ, которым вы управляете, мало удобен чувствовать кротость правительства и быть за то благодарным, а требует в нынешних обстоятельствах крутых с собою поступков, которые бы перевесить могли те внушения, которыми они ласкаются, может быть, из Варшавского княжества, а может быть и от самих французов. Притом полагаю я, что должно значительно отыскивать [лиц], укрывающих французов в домах дворянских и за то наказывать, как за измену, без пощады [1.12.1812 и далее было предписано выдать русским властям подданных Франции и союзных ей государств, указывалось, что за утаивание грозит тяжкое наказание по полевому уголовному уложению].

Всего более прошу ваше высокопревосходительство не удерживать на марше ни Лобанова, ни Башуцкого. Известно здесь, что калужское ополчение приблизилось в Литву, которое можете употребить на сей предмет [подавление бунтов и мятежных отрядов].

Князь Кутузов-Смоленский”.

***

Краткий комментарий.

За отсутствием в то время выражения “подрывная агитация” или “враждебная агитация” такие вещи определялись описательно, как правило, как распространение зловредных для…, злонамереннных для…, неблагонамеренных для… и т.д. слухов (квалификатор передавал, что речь идет не просто о досужей передаче толков, но о передаче некоей подрывной информации с враждебными намерениями – будь то, выражаясь современным языком, исчерпывающе доказанный прямой враждебный умысел, достаточно доказанный прямой враждебный умысел или косвенный таковой умысел. В данном случае речь идет о прямом умысле: Кутузов говорит о разгласителях “неблагонамеренных для нас слухов”, специально оговаривая, что речь идет о таких людях, которые относятся к действующим “в видах мятежа”. Запрет на распространение любых вредных слухов вводился как полицейская мера и органы власти следили за его соблюдением).

Особо надо оговорить предписание Кутузова Римскому-Корсакову соответствующих виновных “предавать военному суду и в пример другим наказывать смертью, без всякого послабления, уведомляя только о последующем меня”.

Римский-Корсаков как военный губернатор Литвы и все коменданты ее городов были подчинены Кутузову как главнокомандующему – Литва считалась тогда тыловым районом армии, на ее территории действовали только военные суды. Смертные приговоры военных судов должны были приводиться в исполнении по конфирмации именно главнокомандующего соответствующей военной структуры – то есть Кутузова – если только он не делегировал каким-то подчиненным это свое право конфирмации.

В данном случае именно это и происходит: Кутузов делегирует Римскому-Корсакову это право и требует, чтобы впредь Римский-Корсаков сам и решал вопрос о конфирмации смертных приговоров на территории Литвы и именно конфирмовал их в случае вины в мятежных действиях, в том числе в подрывной агитации “в видах мятежа”, а самого Кутузова лишь информировал бы об этих казнях постфактум. Такое распоряжение надлежит приписать нелюбви Кутузова к конфирмации смертных приговоров, известной независимо.

***

Привел к этой конфирмации Кутузовым приговора гродненского военного суда ряд событий, освещенный следующими документами (приводится по публикации С.И. Канунникова, включая указанные им ссылки на архив):

  1. Рапорт исправника Доброшеева:

О разнесении слухов в деревне Грандичи 10 сего [марта 1813 г.] течение.

…крестьянином Варфоломеем Аглиою о найденном якобы писме какой то солдат дабы всякой Гродненской житель зарезал Своего Постояльца, о чем вашему Высокородию рапортом от 11-го числа пущенный в подробности донесено. В должности исправника Доброшеев. №834. Марта
дня 1813 года (Национальный исторический архив Беларуси в г.Гродно. Фонд 1, Опись 1,Рапорты полиции, №1252, лист 13).

  1. Из секретного Дела №4 “О произнесенных зловредных Слухах Гродненскими мещанами Бартоломеем Агло и Яном Доминским, за что они по Конфирмации уже и Повешены”.
    Л.1 дела.

Его Высокородию! Господину Правящему должность Гродненского Гражданского Губернатора Уездному Маршалу и Кавалеру Михаилу Фадеевичу Андрушкевичу

Гродненского Уездного Стряпчего Рапорт

… к изследованию Извета Крестьянина Варфоломея Агеля о найденном якобы в г.Гродна письме, чтобы каждой хозяин зарезал своего постояльца; Требовали мы письменно от г-на Коменданта Полковника и Кавалера Кленовского, о присылке для допроса упомянутого Агеля, а не видя никакого содействия, вчерашнего числа частный пристав Глотов, двоекратно докладывал Ему, г-ну Коменданту лично, о предстоящей надобности в том Агеле к Следствию, на что получил ответ, что он Агеля к нам не пришлёт а будет сам об нём производить Следствие – в таком Случае долгом поставляю вашему Высокородию сим покорнейше донести.

Уездный Стряпчий Лазарович. №26. марта 14 дня 1813 года (Там же. Ф. 1, Оп. 1, ед.хр.312, лист 1)

  1. Приписка ко л. 2 Дела 4, текст секретного донесения военному губернатору Виленской и Гродненской губерний, тому самому А.М. Римскому-Корсакову.

 

По предложению С.И. Канунникова – это черновик или копия, а отправитель – гражданский губернатор Гродно Андрушкевич.

 

№2650 от 18 мар. по Секрету

Военному Губернатору

Гродненский Нижний Земский Суд донёс мне, что Деревни Мончино? Еврею Рубиновичу? …Варфоломей Агель находясь в Грандзицкой Корчме в присутствии людей и Солдат разказывал что якобы о слухах поветовых в Гродне что будто найдено на улице каким то Солдатом запечатанное письмо, в коем якобы писано было дабы всякой Гродненский Житель зарезал своего постояльца. – Нижний Земский Суд доставил сказанного Агля в Гродно отдал г. Коменданту Кленовскому под Стражу. По таковому рапорту нахожу нужным узнать от коль происходят нелепые слухи предписал я Гродненской городовой полиции совместно с уездным стряпчим произвести следствие; наряженные к сему чиновники требовали от г-на Коменданта доставления к следствию состоящего под Караулом Аглея, но он требования их не удовлетворил изъявив, что сам таковое следствие производить будет… о чём я в долге …[=своем?] поставляю … Вашему Высокопревосходительству Донести. (Там же. Ф. 1, Оп. 1, ед.хр.312, лист 2).

  1. Л.3 того же дела 4

(польск.; перевод С.И. Канунникова)

 

Марта 15. 1813. Просьба цеха портных Маршалку Гродненского повета Кавалеру Креста Святой Анны Андржейковичу.

12 дня этого месяца в доме еврея Лейзера Соболя портной Ян Дыминский якобы высказался против нашего НАИСВЕТЛЕЙШЕГО ИМПЕРАТОРА, было несколько свидетелей евреев и христиан и только один еврей Zabka [Жабка?] обвинил перед Гродненским комендантом Кленовским, который выслушав только одного еврея Жабки тотчас приказал взять под арест Дыминского и заковать в кандалы, сказав упомянутому Жабке предоставить свидетелей, которые слышали слова против Монарха. Хитрый Жабка подобрал подобных в характеры себе евреев как-то Айзика … по городу… служащего у Лейзера по имени Элья Мовшович и таковых … и представил их у коменданта … этих фальшивых свидетелей допустил к присяге держит Яна Дыминского в кандалах под арестом.

Ясно Вельможный Пан, поручена Вам власть над целой губернией. Это даёт нам сильную веру, что мы найдём справедливость святую.

Наипокорнейше просим Ваше Высокоблагородие взять под свою протекцию Дыминского, приказать гражданскому суду учинить расследование, какие Дыминский произнес слова против НАИСВЕТЛЕЙШЕГО ИМПЕРАТОРА и окольного допроса свидетелей, предоставленных Жабкой, они кондуиты и могут ли они быть свидетелями под присягой в таком важном деле.

Ясно Вельможны Пане, подавая Эту просьбу ждём положительного решения.

Юзеф Эльяшевич, цеховой мастер

Винцент Добжыцкий, хозяин постоялого двора

Ежи Яштукевич, хозяин постоялого двора

<По три креста вместо подписей от каждого>

Таковую просьбу по словам вышеупомянутых лиц Писал шляхтич Сущевич (Там же. Ф. 1, Оп. 1, ед.хр.312, лист 3)

 

  1. Ордер от Кутузова коменданту Гродно полк. О. Кленовскому

№ 2327. Гродненскому Коменданту г-ну Полковнику Кленовскому.

… Конфирмацыи … над …Бартоломеем Агло и Яном Домининским; …. Вашему Высокоблагородию, Засим точное и непременное изполнение, в 24 часа от получения его повеления.

подлинное

Подписал Генерал Фельдмаршал Князь Кутузов Смоленский

Верно Полковник [подпись Кленовского]

1429

Марта 29 1813-го. М. [К]РОТОШЫН [в оригинале ошибка в первой букве: ПРОТОШЫНЪ)

(Ф. 1, Оп. 1, ед.хр.312, лист 8)

 

  1. Лист 9 того же дела 4. Копия акта конфирмации смертного приговора Агле (Агелю) и Дыминскому Кутузовым.

Конфирмация

…/неразборчиво одно слово/ Его ИМП. Величества

Генерал Фельдмаршал Главнокомандующий Всеми армиями Князь Кутузов-Смоленский.

Разсматривая … … города Гродно Бартоломеем Агло, Яном Доминским, которые …[=в видах?] возмущения, произносили разныя Зловредныя для нас Слухи, и которыя в том изобличены, … пособстве …. и их признания … и по посторонним Доказательствам; а посему …. Представленной мне власти повелеваю: … тех преступных за столь вредное …. Покушение По силе воинского Уголовного уложения Глава 4-я 40-го пункта ПОВЕСИТЬ в городе Гродно и по исполнении сей моей Конфирмации мне рапортовать; Заключена на марше, Варшавского Герцогства [местечко] [К]ротошин. Марта 29-го 1813-го года подлинную –

Подписал Генерал Фельдмаршал Князь Кутузов Смоленский

верно: полковник …[подпись коменданта Гродно полк. О. Кленовского.

(Ф. 1, Оп. 1, ед.хр.312, лист 9)

***

Повешение Дыминского и Агеля/Аглы состоялось в Гродно публично 2 апреля.

Известия об этом ушли со срочными курьерами и в главную квартиру, и в Петербург – министерству, которому полагалось сообщать обо всех смертных казнях в Империи. Получив это сообщение уже 4 апреля, Министр Юстиции Ив.Ив. Дмитриев (он же известный поэт) из Петербурга запросил дополнительные сведения у гродненского гражд. губ. Андрушкевича об этом деле, поскольку еще в 1801 последовало повеление Александра I обо всех заслуживающих внимания литовских делах сообщать в столицу подробно. Запрос составил и отослал от себя чиновник министерства юстиции. Доставка рапорта шла – по весне-то! – со скоростью неимоверной: казнь в Гродно состоялась 2 апреля, 4 апреля сведения уже были в СПб. Это неудивительно: по нормативам того времени 496 км. от Петербурга до Динабурга фельдъегерь должен был преодолевать не более чем за 24 часа, от Петербурга до Москвы – 740 км. по тракту – не более, чем за 36 часов. До Гродно было 989 верст = 1050 км., как раз на два с небольшим дня.

1813 апреля 5 [вероятная ошибка вм.: 6].

[входящий номер] №2436

Милостивый Государь!

Михаил Фадеевич

По Высочайшему Повелению последовало предписание Его Высокопревосходительства Господина Генерал-Прокурора и Кавалера Беклешова 20 декабря 1801 года: «о случающихся по Литовской Губернии произшествиях особенное внимание заслуживающих, доносить со всеми обстоятельствами в тоже самое время. То для донесения Его превосходительству г-ну Министру Юстиции, потребно мне иметь сведение о наказании учинённом сего месяца 2-го числа, при воинском собрании и многих зрителях повешены за городом два Гродненские мещане. Буде известно вашему Высокородию преступление вины оных, и по какому месту состоялось то определение … … [=просьба их сообщить] и естьли возможно дозволить присовокупить копию тех сведений, которые может быть от кого получили.

С истинным почтением и преданностью пребыть

Честь имею

Милостивый Государь!

Вашего Высокородия покорнейший слуга Андрей п/п [подпись неразборчива]

Исх. №74 Апреля… 4 дня 1813г

(Там же. Ф.1, Оп.1, ед. хр. 312, лист 11)

***

Итак, военный комендант Гродно полк. Осип Матвеевич Кленовский провел сам следствие (жалоба на то, что он не дал расследовать дело гражданским властям, а взял его на себя, не вполне основательна: гражданское судопроизводство было заморожено в губернии как минимум до 1.04.1813) по делам арестованного 10 марта Бартоломея Агеля и 12 марта – Яна Дыминьски. Обоих арестовали по доносам.

Найдя, согласно его рапорту, доказательства их злонамеренности (первый обвинялся в подстрекательстве к тому, чтобы гродненцы истребили находящихся у них на посте солдат и чиновников, путем распространения сведений о том, что найдено-де письмо с таким распоряжением от стороны противников России, второй – в какой-то ближе неизвестной агитации против российской власти) и получив, согласно его рапорту, их признания, Кленовский представил свой рапорт с изложением дела и смертные приговоры военного суда, вынесенные по тем же материалам для обоих, на конфирмацию Кутузову как главнокомандующему.

Кутузов приговоры конфирмовал 29 марта и в тот же день написал об этом военному губернатору всей Литвы А.Н. Римскому-Корсакову.

Как видно из письма, вина самих Агеля и Дыминьски у него сомнений не вызывала, но в то же время обстоятельства исходных доносов вызвали его на специальное указание Римскому-Корсакову о том, что доносы евреев на католиков могут быть и преувеличены, и тут надо быть внимательным.

В то же время Кутузов предписал Римскому-Корсакову на будущее выносить конфирмацию смертных приговоров по делам его губерний самостоятельно (делегировав ему соответствующее свое полномочие), а его, Кутузова, об этом только уведомлять постфактум.

Это согласуется с сообщениями раннего биографа Кутузова о том, что тот конфирмовал при надобности смертные приговоры, но очень этого не любил.

Отдал это распоряжение Кутузов Римскому-Корсакову в тот же день, как вынес конфирмацию Агелю и Дыминьски – очевидно, он хотел как можно скорее отделаться от других возможных таких дел.

Они все равно шли бы, разумеется, на его ответственность (и на ответственность императора, которому одному принадлежало действительное право приговаривать к смерти – все такие приговоры шли его именем и делегированной им властью), но ему не пришлось бы решать их самому.

wyradhe.livejournal.com

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...