Бой под Салтановкой 11 июля 1812 года: как гродненские новобранцы решали судьбу восточной кампании Наполеона

kare
22 июня этого года – очередная годовщина начала Великой Отечественной войны. На ее фоне практически незаметна другая аналогичная дата – 24 июня (12-го по старому стилю), годовщина начала Отечественной войны 1812 года.

В июне 1812-го для Великой армии Наполеона все начиналось очень мажорно. Под ее знаменами по белорусской земле на Восток гордо двигались носители «двунадесяти языков». Колыхались на ветру длинные ряды плюмажей и султанов французских, итальянских, прусских, баварских, австрийских, испанских, швейцарских, иллирийских, португальских, голландских, датских, фламандских, польских, венгерских, чешских, хорватских и проч. воинских частей. Носители прогресса бодро маршировали по Смоленской дороге.

Втрое (!) уступавшие этой окруженной ореолом непобедимости армаде русские войска, к тому же разделенные на несколько частей, отступали к Смоленску. Они давали возможность Великой армии Наполеона уменьшаться в размерах – за счет отставших больных, за счет убитых партизанами, за счет оставляемых в захваченных городах гарнизонов. Стратегия была проста – отступать, пока численность армий не сравняется.

Для сравнения: Великая армия (la grande Armee), выделенная для вторжения в Россию из военных сил империи Наполеона, насчитывающих свыше 1 млн. человек, имела огромную для своего времени численность – 608 тысяч человек, в том числе 492 тысячи пехоты, 96 тысяч конницы и 20 тысяч человек осадного парка, инженерных войск и фурштадта. Артиллерия насчитывала 1372 орудия, в том числе 130 осадных орудий. Плюс такие преимущества как огромный опыт – более 10 лет непрерывных, успешных кампаний и ореол непобедимости и лучший полководец западной Европы.

Русские располагали следующими силами:

1-я Западная (главная) армия под командованием военного министра генерала от инфантерии Барклая де Толли (110-127 тысяч человек при 558 орудиях) растянулась более чем на 200 километров от Литвы до Гродно.

2-я Западная армия генерала от инфантерии П.И.Багратиона (45-48 тысяч человек при 216 орудиях) занимала линию до 100 километров к востоку от Белостока. Задача – обеспечить безопасность флангов отступающей первой армии и нанести нам удар во фланг или в тыл.

3-я Западная армия генерала от кавалерии Тормасова (46 тысяч человек при 168 орудиях) стояла на Волыни у Луцка, охраняя пути на Киев.

Глядя на отступавших русских, Наполеон все чаще хмурился. Несколько раз русские ядра подкатывались к самым ногам императора. Наполеон не сторонился. Он тихо отталкивал их ногой, будто то были простые камни, помешавшие во время прогулки.

Чтоб не допустить захвата нужных переправ и перекрестков дорог, небольшим русским соединениям приходилось давать оборонительные сражения. Цель их была проста – задержать наполеоновцев и дать своим армиям соединиться.

Стремясь не допустить соединения главных русских сил, Наполеон направил войска к Могилеву, находившемуся между армиями Багратиона и Барклая.

Там, у деревни Салтановка, Багратион хотел переправить через Днепр своих солдат. Французы подоспели вовремя. Все, включая Багратиона, понимали, что его армия попала в безвыходное положение.

Задача разгромить русских генералов по одиночке была поставлена одному из лучших наполеоновских маршалов Л.Даву.
Фактически на белорусской земле должна была решиться судьба всей восточной кампании Наполеона, считавшего, что победа уже не за горами – слишком уж безнадежным казалось положение войск Багратиона. И, тем не менее, русский командующий решил действовать.

Чтобы осуществить задуманное, он поставил в арьергард против французов 12-ю и 26-ю дивизии под командованием генерал-лейтенанта Н.Н. Раевского, укомплектованные в основном нашими земляками – новобранцами-гродненцами.
raevski

Французы и русские сошлись 11 июля 1812 года. Бой начался у деревни Салтановка, где французы возвели мощную позицию, чтобы перекрыть путь русским на Могилев и затем переместился под Дашковку и Новосёлки. Неравенство сил было огромным – пять французских дивизий против двух русских.

Установленные на холмах пушки образца 1765 года с грохотом выплевывали смерть из гладких стволов. Страшный град ядер и пуль вырывал бреши в рядах.

Снаряды то свистели в воздухе, то, разбрызгивая кровавые ошметки, врезались в строй затянутых в зеленые мундиры тел, то вонзались в землю, которую вспахивали с оглушительным шумом, то, подпрыгивая, крутились под ногами, пока не замирали насовсем…

В бою много дыма. Залпы, залпы, залпы… Битвы почти не видно. Ее слышно. В дыму идут французы. Не линии, а колонны. Со штыками на перевес. Барабаны колошматят как в аду. Вверху, над наступающими сверкают золотые орлы. Французы идут медленно. Им нужно время, чтобы добраться до каре. Их не видно в дыму. Слышны лишь их барабаны.

Французы выходят из дыма. Русские дают залп. Первый ряд колонны падает. Следующий переступает через него. Под барабанный бой.

Русские выпаливают залп за залпом. Враги все ближе и ближе… Кажется, что из оскаленных ртов противника уже долетает запах чеснока и лукового супа…

Атакующие, словно бешенные. Пытаются смять, пробить или нарушить строй русских. Те закопченные в пороховом дыму, упорно цепляются за каждую пядь земли. Даже получив смертельное ранение, продолжают хрипеть: «Примкнуть штыки! Коли супостата! Бей!..». Ежеминутно русские офицеры охрипшими голосами повторяют как заклинание:

– Сомкнуть ряды! Держать строй! Сомкнуть ряды! Сомкнуть ряды!

Но в какой-то момент не помогло и это.

Русские колонны залегли. Одетые в солдатские мундиры вчерашние крестьяне прижались к земле. Приказы и окрики офицеров не действовали. Казалось, еще совсем немного, и они побегут.

В этот момент генерал Раевский вышел вперед лежащих колонн. Под картечь французских пушек. И прокричал солдатам:
– Вперед, ребята, за Царя и Отечество!

Один из самых богатых людей тогдашней Российской империи шел в полный рост, под шрапнель и пули. Солдаты, вчерашние «мужики сиволапые», увидев это, бросились вслед «за барином» в штыковую.

saltanovka
Легендарный бой корпуса Н.Н.Раевского (Подвиг солдат Раевского под Салтановкой 11 июля). Художник Н.Самокиш

Дальнобойность ружей солдат линейных полков составляла 80-100 шагов. И лишь егерские полки вооружены ружьями дальнего боя – на триста шагов. Поэтому в бою противников разделяют меньше трехсот метров.
Как только это расстояние сокращается, бравые капралы и унтер-офицеры, лихо закручивая усы, кричат рекрутам: «Скуси патрон! Сыпь в дуло! Сплюнь пулю! Гони пыж! Сыпь на полку! Поджигай! Пли!».
Батальоны ведут уничтожительный огонь, глядя друг другу в глаза. При малой скорострельности ружей солдаты очень скоро сходятся в штыковых атаках.
Сыплются удары штыков, прикладов и клинков. Слышатся крики на французском языке… Ругань на немецком… Молитвенные воззвания по-итальянски… Призывы к Богородице по испански, польски и португальски…
Наполеоновцы замедляют шаг… Останавливаются… Бегут.
Пальба, звуки канонады, звон клинков, дым огнестрельных орудий, радостные восклицания, часто повторяемые «ура», хрипы и вопли умирающих, крики командиров и слова отчаяния, раздающиеся на десятке европейских языках, – все вновь мешается в кровавой схватке…
Победил корпус Раевского. Русские потеряли 2,5 тысячи солдат, французы – 3,5 тысячи. Это позволило Багратиону выскочить из ловушки и перевести армию на левый берег Днепра под Новым Быховым. Он сразу же написал в штаб первой армии Барклаю: “Еле выбрался из ада. Дурни меня выпустили”.
Вскоре после боя у деревни Салтановка, где пехотный корпус генерала Н.Раевского (около 15 тыс. человек) сковал более чем вдвое превосходившие силы маршала Л.Даву и обеспечил переправу 2-й армии П.Багратиона через Днепр у деревни Дашковка, обе русские армии соединились у Смоленска. Исход этого сражения во многом предопределил дальнейшую судьбу наполеоновского похода в Россию.
Николай Малишевский

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...