26 ноября – День кавалеров ордена Святого Георгия

georgНа сегодня известно порядка 35 полных Георгиевских кавалера, уроженца Белой Руси. И это только начало: так как в среднем на губернию их приходилось 50-70, но за столетие по политическим мотивам свод своих героев для белорусского пантеона так и не был создан. А такими бойцами гордилась бы любая армия мира.
Общероссийского архивного списка полных Георгиевских кавалеров также не существует. Поэтому приходится по крохам собирать данные по семейным архивам для создания в будущем музея Великой Европейской войны, достойного увековечения памяти наших предков.
georg2По воспоминаниям царского офицера А.В.Марыняка орденский праздник, отмечавшийся 26 ноября по старому стилю, был не только праздником всего русского воинства, но и подлинно национальным торжеством.
Первые праздники проходили в Зимнем Дворце. Но постепенно они распространяются по всей России и становятся праздником всех частей, награжденных за боевые отличия георгиевскими знаменами и штандартами, георгиевскими трубами и георгиевскими петлицами, и всех офицеров и нижних чинов, заслуживших по статуту Орден св. Георгия, Золотое (Георгиевское) оружие и солдатские Георгиевские кресты (знаки отличия Военного Ордена).
Во всех гарнизонах империи, как столичных, так и провинциальных день этот отмечался парадами, на которые выносились георгиевские знамена, штандарты и украшенные георгиевскими лентами серебряные трубы.
«Особенно торжественно, практически всегда в присутствии императора, отмечался Георгиевский праздник в столице Империи – Санкт-Петербурге. Георгиевские знамена и штандарты, сопровождаемые знаменными ротами пехотных и штандартными взводами кавалерийских полков, относились в Зимний дворец, где происходил парад, которым командовал один из высших военных начальников, имевший орден св. Георгия, и который принимал Верховный Вождь армии.
До 1906 года этими парадами командовал Великий князь Владимир Александрович, награжденный за русско-турецкую войну 1877–1878 гг. Орденом св. Георгия 3-й степени, а после 1906 года – Великий князь Николай Николаевич, имевший за ту же войну Орден 4-й степени.
На параде и Высочайшем выходе в Зимнем дворце присутствовали все генералы, штаб и обер-офицеры, имевшие Орден св. Георгия, Золотое Оружие и Знак отличия Военного Ордена и нижние чины – Георгиевские кавалеры – частей петербургского, петергофского, царскосельского и гатчинского гарнизонов. Офицеры приглашались особыми пригласительными билетами гофмаршальской части, а нижние чины находились в строю своих знаменных рот и штандартных взводов.
Один из постоянных участников праздников в С.-Петербурге в начале ХХ в., офицер Лейб-Гвардии Конно-Гренадерского полка Н.Воронович вспоминал в эмиграции:
«Прибывшие во дворец офицеры собирались в Исторической галерее 1812 года, куда выходил Царь, обходивший кавалеров и подававший каждому из них руку. На правом фланге кавалеров ордена св. Георгия становился, опиравшийся на палку, старейший георгиевский кавалер в русской армии инженер-генерал Рерберг. А на правом фланге офицеров, имевших знак отличия военного ордена – командир л.-гв. Драгунского полка граф Ф.А.Келлер, бывший ординарец Скобелева, награжденный крестами 3-й и 4-й степени.
После обхода Царем “именинников”, офицеры под звуки преображенского марша, попарно шли в Георгиевский зал, где войска отдавали им честь. За кавалерами шел Государь. Из дворцовой церкви к поставленному по середине зала аналою выходило духовенство во главе с петербургским митрополитом. После молебна и окропления знамен, войска проходили перед Царем церемониальным маршем.
На этом оканчивалась первая часть торжества. Генералы и офицеры получали приглашение явиться к 7 часам вечера в Зимний дворец на парадный обед, а нижние чины тотчас после парада собирались в Народном Доме Императора Николая Второго.
В огромном зале Народного Дома накрывался белоснежными скатертями длинный ряд столов, на которых ставились тарелки и кружки с изображениями государственного герба, георгиевского креста и вензеля Императора. Перед столами собиралось до 2.000 георгиевских кавалеров: седобородых дворцовых гренадер в исторических кафтанах и медвежьих шапках, ветеранов турецких войн в сюртуках Измайловской богадельни и съезжавшихся со всех концов России отставных нижних чинов.
На георгиевский обед в Народном Доме могли приезжать из провинции все желающие кавалеры знака отличия военного ордена, и уездные воинские начальники были обязаны выдавать им “литеры А” для бесплатного проезда по железным дорогам. Немногие из них были в военной форме, большинство в пиджаках и поддевках, но на груди каждого сверкали георгиевские кресты и медали в память тех войн, в которых они участвовали.
Приезжавший в Народный Дом Государь здоровался с кавалерами и выпивал за их здоровье чарку водки, после чего приглашал своих гостей отведать его хлеба-соли. После отъезда Царя начинался пир. Кавалеров обносили водкой, а на столе стояли жбаны с квасом, пивом и медом. Обед состоял из кулебяки, щей, жареного и сладкого пирога. А после обеда, по издавна установившемуся обычаю, каждый кавалер завязывал в салфетку свой прибор – тарелку и кружку, – унося его на память о царском обеде.
В седьмом часу в Зимний дворец съезжались приглашенные к царскому столу генералы и офицеры. Кроме георгиевских кавалеров, никто из сановников и придворных к высочайшему столу в этот день не приглашался. Перед каждым прибором лежало художественное меню, карточки с чином и фамилией приглашенного.
Государь занимал место за одним из круглых столов, накрытых на шесть персон каждый. Во время обеда Царь оживленно разговаривал с сидевшими за его столом кавалерами, а когда по бокалам разливалось шампанское, вставал и пил за здоровье присутствующих.
После обеда гости переходили в соседнюю гостиную, куда подавались кофе и где Государь еще раз обходил георгиевских кавалеров, прощаясь с ними.
Ни в одной иностранной армии не было подобных праздников. За границей все военные торжества являются строго официальными. Наши же георгиевские праздники, несмотря на их парадную сторону, отличались народным характером и истинно демократической простотой.
Не только столица, где каждый петербуржец считал своим долгом выйти 26 ноября на Невский проспект или Дворцовую площадь полюбоваться знаменными ротами гвардейских полков и приветствовать по окончании обеда в Народном Доме выходивших из него кавалеров, но и в провинциальных городах и деревнях соседи и односельчане поздравляли и угощали своих георгиевских кавалеров».
Отмечался праздник и в годы Первой мировой войны, причем даже в самых отдаленных уголках Империи.
Разумеется, праздник, по возможности широко, отмечался и в частях находящихся на фронте. Основные же торжества перенеслись из Петербурга в Ставку Верховного Главнокомандующего, Могилев. Там Государь принимал делегации георгиевских кавалеров. Николай II записал в своем дневнике в 1916 г.:
«26-го ноября. Георгиевский праздник.
Сильная оттепель продолжалась. К 10 час. на площадке перед домом построились: офицеры — Георгиевские кавалеры по одному от корпуса и подпрапорщики по два от каждого корпуса, новый батальон для Ставки из Георг. кав. и из раненых, взводы от Свод. п. и Конвоя, жандармов и полиции. После молебна и церемон. марша пошел к докладу. В 12 час. начался обед всем нижним чинам в здании окруж. Суда(ныне областной краеведческий музей С.Б.), а в 12 1/2 завтрак Георгиевск. кавалерам в городской думе. Приятно было видеть столько молодых героев вместе. В двух залах поместилось 170 чел. Поговорил с каждым. Вернулся к себе в 3 часа».
9 человек опоздавших нижних чинов были приняты Императором на следующий день.
В 1917 году, впервые почти за полтора века существования Ордена Св. Георгия, Орденский праздник не отмечался. Но уже в следующем году он вернулся к русскому воинству. Приказ Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооруженными силами России Адмирала Колчака за № 55 гласил:
«Приказываю: восстановить день празднования Св. Великомученика и Победоносца Георгия, 26 ноября ст.ст., считать этот день праздником всей Русской Армии, доблестные представители которой высокими подвигами, храбростью и мужеством запечатлели свою любовь и преданность нашей великой Родине на полях брани, день сей торжественно праздновать ежегодно во всех воинских частях и командах».
Вместе с русским воинством Георгиевский праздник ушел на чужбину, где до сих пор ежегодно отмечается уже потомками русских офицеров.
В Советской России же, посиделки Георгиевских кавалеров, служивших в РККА, в день Орденского праздника стали лишь поводом для внимания к ним со стороны чекистов. Внимания, приведшего большинство из бывших офицеров в тюремные застенки и расстрельные подвалы…».

Литература:
1 “Георгиевский архив”, Часть 1, Часть 2 и Часть 3, Екатеринбург,2004 г.
2 Дуров В.А.Русские награды XVIII – начала XX века ,Москва,Просвещение,2008г.
3 Дуров В. А. Георгиевский крест в годы Первой мировой войны. (“Военная быль” № 4, 1993 г.)
Цит. по: kazak.by, 2013.12.08

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...