1941: Принесшие мужество, веру вернувши

19410Несколько больших событий запечатлились в моей памяти в детские годы. В сентябре 1939-го наш край воссоединился с родной Белоруссией.

Вскоре я пошел учиться и в 1941 году окончил 1-й класс начальной школы, что была открыта в бывшей лесничевке, расположенной между моей деревней Темное болото (ныне Сосновый бор) и Кирпичевщиной. И вдруг ошеломляющая весть: война!

Жизнь оказалась во мраке жестокой оккупации. В первые ее дни мой отец чуть не лишился жизни. Когда он шел с хутора в деревню, встретился с группой немецких солдат- мотоциклистов. Они потребовали предъявить документы, которых у отца не было.

Поговорив между собой по-немецки, незваные пришельцы взяли курс на Острину, оставив на пару минут своего сослуживца. Тот польски распорядился: “Иди на свой хутор!” и сделал вслед уходящему человеку несколько бесприцельных выстрелов. Видимо, тот немец поверил словам отца и не стал брать грех на душу.

Факт этот был редким исключением. А нормой оккупантов были жестокость и расстрелы. Уже в июле на недалеком от нас участке шоссе Острина-Гродно встречались безжалостно убитые немцами плененные красноармейцы, которых гнали на запад.

Среди жертв были не только убегавшие из плена, по дороге бездушно пристреливали обессилевших советских солдат. Их хоронили крестьяне на кладбище, иногда рядом с шоссе.

К нам на хутор неоднократно приходили те, кому удалось бежать из колонны гонимых военнопленных, бойцы-окруженцы. Они просили поесть, расспрашивали о безопасных дорогах на восток. Помню, как мама перевязывала рану, накладывая на нее суровое полотно, спасшемуся еврею. И каждый из спасавшихся говорил об отпоре врагу, скорой расплате с ненавистными захватчиками.

Незаметно в лексикон местных жителей вошло слово “партизаны”. О них говорили с надеждой и восхищением. А к осени 1942 года из деревни в деревню передавались своего рода легенды о Мишке-пограничнике и Мишке-моряке. Первый из них, Михаил Еропкин, войну встретил на 16-й заставе 107-го погранотряда. 22 июня бойцы этого подразделения отбили пять вражеских атак.

На следующий день оказалось, что фашисты с флангов выдвинулись вперед, а половина уцелевших пограничников осталась отрезанной, без связи. Тогда начальник заставы майор Синявский распорядился, чтобы солдаты небольшими группами пробирались на восток к своим. Михаил Еропкин и его товарищ по службе Петр Тарасов держали путь на Поречье, Бершты…

Обессиленные бойцы остановились в деревне Карпановцы бывшего Василишковского района. Здесь они узнали, что враг уже под Минском. Оставалось одно: продолжать с ним борьбу, организовавшись в партизаны.

Именно здесь, у берегов Котры, зарождался первый в районе партизанский отряд. Назвали его именем Ленинского комсомола. Командиром избрали лейтенанта Алексея Иванова.

В ряды народных мстителей вступали бежавшие из плена бойцы, среди которых был и друг М. Еропкина, его тезка Михаил Воловик, или Мишка-моряк, а также солдаты-окруженцы, многие местные жители. Кстати, крестьяне тех же Карпановцев, Сухарей, Зиняков, Пилиповцев, Рыбаков и других деревень поддерживали лесных солдат едою, оружием, кровом, сведениями о нахождении и передвижении оккупантов.

Постепенно первый отряд партизан рос количественно, росло и его боевое мастерство. Это позволило создать новые подразделения: отряды имени Матросова, “За Советскую Белоруссию”, имени Котовского и имени В.Василевской. Они стали основой для сформирования партизанской бригады имени Ленинского комсомола, которая действовала в основном на территории Василишковского, Радунского и Щучинского районов.

На счету бригады 47 боев и засад, 40 спущенных под откос вражеских эшелонов, 22 уничтоженных имений, несколько разгромленных смолокурень, маслозаводов и иных объектов. А сколько спасено от угона в Германию молодежи?

Живя на лесном хуторе, я видел иногда партизан в нашем доме. К слову будет сказать, в их рядах была и моя двоюродная сестра из Сухарей, Шура Родмысло. После освобождения она вышла замуж за Викентия Михайловича, мужественного партизана, посланного работать в милицию. К сожалению, его настигла жестокая бандитская расправа под Василишками.

Конечно, в годы оккупации, когда мне было десять-одиннадцать лет, я не имел с партизанами контактов и разговоров. А после окончания войны познакомился с многими легендарными людьми.

Первым назову бывшего пограничника Михаила Еропкина. Он женился на девушке из нашей деревни Любе Гацук, работая в Острине в районной типографии. С его благословения я начал писать заметки в районку, а после учебы в 8 классе стал ответственным секретарем Василишковской газеты “Летнею шлях”. Выходила она в Острине, редактором был Платон Дубовик, тоже бывший партизан

Самые добрые воспоминания остались у меня от встреч и бесед с бывшим пограничником, напарником М. Еропкина по выходу из окружения Петром Тарасовым, смелым командиром партизан и секретарем Василишков- ского подпольного райкома комсомола, их бывшими побратимами: Николаем Яшиным, Иваном Бубновым, Семеном Зеркиным, Иваном Филиновым, Романом Портным, Иосифом Кановичем, Мовшем Баргом, Иваном Енисам и многими другими.

И сегодня согревает мою душу переписка (а до распада СССР были частые встречи) с моим милым учителем, бывшим начальником штаба бригады имени Ленинского комсомола Иваном Павловичем Оноприенко. Перед войною он, молодой офицер, служил в 459-м гаубично-артиллерийском полку 125-й стрелковой дивизии в Лиде, а июнь 41-го встретил на западной границе под Таураге. Там лейтенант изведал полные солдатского героизма и человеческого отчаяния жестокие бои. Бежав из плена, И. Оноприенко партизанил на Гродненщине. Давно ветеран живет на Полтавщине, но не забывает Беларусь и видит родные ему спасительные леса в своих воспоминаниях.

Да, с многими славными именами связана история родной мне остринской сторонки. Без преувеличения скажу: земляки моего поколения и их потомки передают своим детям и внукам наследие патриотов.

Как не преклоняться перед подвигом тех бойцов-окруженцев, бежавших из фашистской неволи солдат и офицеров, которые принесли на захваченную врагом землю мужество и вернули людям веру в победу. Эти воины достойны вечной памяти народа. Вместе с ними вынесли в тылу врага всю тяжесть героической борьбы сотни и тысячи местных жителей.

Имена связных партизан и подпольщиков, тех, кто встал в ряды лесных солдат, люди и сегодня называют с благодарностью и большим уважением. В числе этих патриотов были Борис Гордейчик (д. Березовцы), Игнатий Брикач (д. Пилиповцы), Захар Захаревич (д. Филевичи), Ольга Куц (д. Рыбаки), Семен Гиль (д. Карпановцы), Анатолий Розмысло и Василий Воронко (д. Сухари), Михаил Сенкевич и Василий Стасюкевич (д. Якубовичи), Иван Манкевич (д. Матыли), Зоя Будько, Франц и Аня Родик из-под Заболоти, Константин Марцйнкевич (д. Пелевцы) и многие другие.

С волнением и удовлетворением написал эти строки о незабываемых героях-патриотах. Рад, что помог неутомимой труженице-летописцу Ираиде Ефимовне Макеевой сказать еще одно слово о достойных дочерях и сыновьях Отчизны, об отцах и детях 1941-го.

Александр Желковский, г. Лида.

Отцы и дети из 41-го: страницы истории / авт.-сост.И. Е. Макеева. – 2-е изд., доп. – Гродно: Гродненская типография, 2004. – 360 с.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...