1941: первые часы войны

1941aО событиях начала Великой Отечественной войны на Гродненщине вспоминает советский военачальник, генерал-майор, кандидат военных наук Владимир Федорович Грузенберг (в 1941-м слушатель Военной академии им. М. Фрунзе):
gruzenberg_v-f
ПОВЕЗЛО
В мае 1941 года уже основательно чувствовалось, что войны с Германией не избежать. Несмотря на это, слушатели 3-го курса (выпускного) академии были посланы на практику в Гродно и крепость Осовец, то есть прямо на границу с Германией.
В Гродно я побывал у своего друга Б. Зиновьева, начальника Гродненского погранотряда. Он мне рассказал, что к ним перебежали немецкие солдаты (австрийцы) и доложили: немецкие войска подтягиваются непосредственно к нашим границам, а на деревьях уже сидят наблюдатели…
Непонятно, почему высшее командование направило большое количество будущих командиров полков, начальников штабов и ответственных офицеров в самое пекло?
Сначала в то утро слышалась артиллерийская канонада, позднее появились фашистские самолеты. Наши зенитные части открыли по ним огонь, но снаряды разрывались, не долетая до цели. Итак, мы поняли, что мирное время окончилось и началась самая суровая и опасная война.
По приказу главного командования мы должны были вернуться в Москву. Но на ряде важных дорог войска противника опередили нас, быстро продвигаясь на восток. В общем, нам основательно повезло, что не попали в лапы фашистов.
В Москве нам предоставили месячный срок на сдачу экзаменов. Столица подвергалась бомбежкам, возникали пожары, но система ПВО успешно отражала многочисленные налеты гитлеровской авиации.
Мы, небольшая группа пограничников, прибывших в академию из Ленинграда, подали рапорта с просьбой об отправлении на Северо-Западный фронт, где была очень тяжелая обстановка.
Я получил звание майора и был назначен начальником разведотдела корпуса в районе Кальвари.
Когда прибыл в штаб фронта в Новгород, то корпуса уже не стало. Командир 128-й стрелковой дивизии полковник Комаров предложил мне работать в его дивизии начальником оперативного отделения при условии, что в самое ближайшее время назначит начальником штаба дивизии. Я с этим предложением согласился и сразу окунулся в большую боевую работу.

ПОЛКОВНИК КОВАШУК
О нем сохранились самые теплые воспоминания бойцов и скупые сведения о фронтовой судьбе.
Ковашук Илья Никифорович был начальником штаба 56-й стрелковой дивизии. Сначала штаб находился в Лиде, за неделю до войны его переместили в Гродно. А за два часа до вторжения гитлеровцев – в местечко Святск. Подразделения дивизии дислоцировались в августовских лесах.
Как вспоминает писарь штаба М. Дайнего, полковник Ковашук был образцом для всех. Коренастый, среднего роста, он всегда был подтянут, бодр. Военная форма, аккуратно отутюженная, лежала на нем красиво. Многие любовались его видом и стройной походкой. В обращении был прост, одинаково общителен как с офицерами, так и солдатами. Требователен прежде всего к себе и к подчиненным.
В первые часы войны на штаб в Святске были брошены крупные силы врага. В бою полковник был ранен и некоторое время находился в помещении штаба, что было опасно.
После огромных потерь и невозможности больше удерживать позиции подразделениям дивизии было приказано отступать. А для этого надо было на подручных средствах преодолеть Неман.
Переправа войск происходила ночью. Противник, следивший за отступлением, бросил в район переправы бомбардировщики, а с земли начался мощный артобстрел.
До сих пор точно не известно, кто находился около раненого начальника штаба, кто занимался его переправой на другой берег. Ходят предположения, будто полковник погиб во время переправы, когда пошел ко дну вместе со многими офицерами и солдатами.
// В июне 1941-го (воспоминания участников боев на Гродненщине). Книга вторая. Гродно, 1999.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...