1941: ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ – застава Феодосия Кириченко

kirichenkoЭта тема 62 года не была забыта.

Уроженец Запорожья Кириченко Феодосий Петрович был до 41 года начальником заставы №4 “Софиево” в районе Гродно-Сопоцкино. Как это было? Когда в 1946 году я начала вплотную заниматься “Поиском” со своим классом из школы № 10 (теперь), раньше это была школа №45 и №1 со своими ребятами, с поисковой группой А. Смолянчука из школы №14, мы исходили многие окрестности Гродно: Солы, Гнойница, Вишневец (тогда еще не было этого микрорайона), Одельск, ул. Олега Кошевого. Вплотную с нами работал и Неделько В. А. (преподаватель университета).

Не перечислить, где мы побывали и что делали. Беседовали со многими старожилами этих мест. В результате нашей исследовательской работы накопилось много материала, который уже вошел в несколько книг: “В июне 41”, “Отцы и дети из 41”, “Третья армия” и другие. Но еще больше материала не опубликовано.

Что сделано по вопросу Феодосия Кириченко?

Я списалась с обкомом партии, горкомом, облисполкомом Запорожья. Кстати, у меня зарегистрировано больше всего украинцев. Органы власти меня пригласили в Запорожье. Выяснилось, что в Запорожье о героической заставе Кириченко никто ничего не знал. Узнали только от меня.

Договорились, что в Запорожье надо провести встречу участников первых боев на Гродненщине. И… провели! На первую встречу приехало около 50 ветеранов. Мы привезли мемориальную доску для школы, где учился Феодосий Кириченко. Состоялось открытие этой доски в мае 1983 года. Встреча проходила на высоком уровне.

Приехали ветераны со всех концов нашего великого Союза. Пять дней гостили в Запорожье: в Орлянской школе, в Васильковском районе были в колхозах, были в За порожской Сечи и многих других местах. С нами было телевидение, корреспонденты газет, выступали по радио и телевидению.

Ветераны были приглашены еще раз на встречу. Новая встреча состоялась и прошла успешно. На этот раз была привезена мемориальная доска на дом, где прошли детство и юность Феодосия Кириченко. Изготовлена урна на заводе карданных валов в Гродно. В урну замуровали письмо, которое должны вскрыть через несколько лет.

В нашем музее в Гродно хранятся письма, газеты из Запорожья… По приглашению сестер Феодосия Кириченко мы по одной ночи переночевали в их квартирах. Тогда были еще живы его пять сестер.

Родственники Феодосия Петровича Кириченко при­езжали на встречи в Гродно. Были сестры с мужьями и другие родственники. По нашему предложению в Запорожье названа улица именем героя-пограничника Феодосия Кириченко. Власти обещали и школу в Орлянке назвать его именем.

Долгие годы шла переписка с сестрами Ф. Кириченко. Теперь из пяти сестер остались две сестры. Деятельное участие во всех мероприятиях принимал муж сестры, Иван Павлович. С ним продолжалась пере­писка. Он был связующим звеном.

Школа Орлянки стала писать реже. Состав учителей обновлялся за эти более чем 50 лет. Но Иван Павлович сообщил мне неприятную весть: дом в Орлянке, где жил Кириченко, продан, новые хозяева доску сняли и убрали в сарай. Было обидно и родным Ф. Кириченко, и нам, ветеранам.

Я стала писать уже “перестроечному руководству”, в газеты, в школу и всем задавала вопрос: “Как могло получиться, что мемориальную доску, посвященную памяти героя-пограничника, убрали в сарай?”

Два года длилась эта переписка. Школа, наконец, написала, что мемориальная доска снова висит на доме, где прошло детство героя-пограничника Феодосия Кириченко.

Шли годы. Исследованием стали заниматься корреспонденты Гродно: Никитина Т. К., Пальчевский Г. В. Татьяна Кузьминична приходила ко мне. Я, что могла, ей рассказала. Она же взялась за глубокое исследование прошлых лет: нашла жену Ф. Кириченко – Константину, которая со вторым мужем живет в Минске.

Константина и ее муж рассказывали о подвиге пограничников заставы Кириченко. Они бережно хранят фотокарточки Ф. Кириченко. У Константины от второго брака — сын. Он служит в пограничных войсках России. Стал пограничником и ее внук. Никитина Т. К. написала очерк о поездке в Минск к бывшей жене Ф. Кириченко. Через 62 года все стало на свои места!

В день гибели пограничников заставы Кириченко – 22 июня 1941 года в Гродно состоялось торжественное открытие заставы №2 под именем погибшей заставы и ее командира Феодосия Кириченко.

Сейчас рассматривается вопрос об открытии памятника, нового памятника, так как на месте бывшей заставы Ф.Кириченко сразу, после войны, был установлен памятник всем погибшим.

Когда наша поисковая группа во главе с председателем сельсовета С.И Гаврилиным п. Сопоцкино изучала этот вопрос, мы объехали несколько деревень. Жители тепло отзывались о начальнике заставы №4.

Деревня Дергунь была рядом с заставой. Ф. Кириченко часто появлялся в окрестных местах, а Константина, жена Кириченко, часто заходила в деревню за молоком и другими продуктами.

До знакомства с Феодосием Кириченко, Константина работала учительницей. Ф. Кириченко женился, когда ему было 30 лет. Семья была счастливой. Более чем за месяц до начала войны у них родилась дочь Людмила, которая умерла в первые полгода с начала войны.

Жена Кириченко, полька по национальности, нашла общий язык с жителями окрестных деревень, поэтому местные жители не выдали ее немцам. Константина уехала к себе в родительский дом, работала, как и все жители, чтобы выжить.

Я приведу один рассказ жителей д. Дергунь, хотя я об этом писала и в газетах, и в книгах “В июне 41-го”.

Все заставы сражались до последнего патрона. После окружения фашистами кое-кому из безоружных пограничников удалось вырваться… В живых остались единицы. Застава Кириченко сражалась не до последнего патрона, а до последнего бойца, до последней капли крови…

Все это видели жители Застава держалась более 10-ти часов, дольше всех застав. Немцы привели последнего пограничника с пустой пулеметной лентой. Израненный, он еле стоял на ногах, но держался из последних сил. Его спросили: “Коммунист?” Он ответил: “Нет, я – большевик!”

Немец снял с него пулеметную ленту и стал его хлестать по лицу, хотя у бойца и так уже ничего живого не было. Потом раздался выстрел, хотя он был уже лишним для истерзанного пограничника.

Один из жителей рассказал, что начальника заставы похоронили отдельно, а всех его товарищей-пограничников закопали там, где они погибли.

После войны всех воинов перезахоронили в общую могилу в парке Сопоцкино и воздвигли памятник героям приграничья. О многих других подробностях, связанных с именем Феодосия Кириченко, много было написано ранее. А ко дню присвоения заставе №2 имени Ф. Кириченко появилось много очерков.

Но главное – это то, что справедливость восторжествовала. Это надо не им, погибшим за нашу Великую Родину, а нам, живым. Теперь предстоит встреча в Запорожье ветеранов — участников первых боев на Гродненщине и приезд родных и близких Феодосия Кириченко в Гродно на 60-летие освобождения Белоруссии. Встреча в Запорожье состоялась В октябре 2003 года

ВСТРЕЧИ, КОТОРЫЕ НЕЛЬЗЯ ПОЗАБЫТЬ

Давние, крепкие связи объединяют народы Беларуси и Украины. Проверку на прочность прошла эта многовековая дружба в суровые годы Великой Отечественной войны.

Вместе с представителями всех национальностей великой державы стояли насмерть на огненных рубежах и украинские парни. Многие из них встретили войну на самых западных рубежах нашей Родины. Из числа участников первых боев на гродненской земле я отыскала больше ста человек. Сегодня в живых осталось только трое…

В окрестностях Гродно, помимо пограничников, вражеским полчищам противостояли еще и воины 3-й и 10-й армий. Они вместе отражали вражеские атаки, сдерживая продвижение на восток фашистских войск.

Мой брат Александр в то предгрозовое время тоже находился на этой границе. В 41-м мы от него получили с десяток тре­вожных писем, в которых он сообщал о чуть ли не ежедневных нарушениях фашистами государственной границы, о частых вылазках диверсантов. Писал он и о том, что война, скорее всего, неизбежна.

Приехав в Гродно вскоре после его освобождения, я занялась сбором материалов о событиях первых дней войны. Меня интересовало, что же происходило на границе в июне 41-го, как сложилась судьба ее защитников.

Начала посылать письма и запросы во многие газеты бывшего СССР и союзных республик, в архивы, места расположения в годы войны концлагерей. И на них стали постучать многочисленные отклики, которые впоследствии легли в основу нескольких книг, посвященных самому трагическому, начальному периоду войны. А сегодня хотелось брассказать читателям еще об одной странице той далекой поры, связанной с именем героя-пограничника Феодосия Кириченко.

Для того, чтобы восстановить картину тех дней, мне вместе с председателями Сопоцкинского сельсовета и местного колхоза С. Касперовичем и С. Гавриликом пришлось объездить все окрестные деревни и поговорить с их жителями — непосредственными свидетелями событий, что происходили там в первые дни войны.

Старший лейтенант Ф. Кириченко перед войной был назначен начальником четвертой погранзаставы “Софиево”. Ему в то время было чуть больше 30 лет. Здесь он и женился на местной девушке, учительнице Константине. Вскоре у них родилась дочь Людочка.

Подтянутый, стройный, волевой – таким помнят местные жители начальника погранзаставы. Он и сам часто встречался с местным населением, рассказывал сельчанам о том, что творится в мире, чем живет личный состав заставы.

А дыхание войны становилось с каждым днем все ощутимее. Многие предупреждали тогда пограничников о близкой и неизбежной опасности. Но у тех был один приказ: паники не создавать, на провокации не под даваться.

И вот он наступил, тот роковой час. На всем западном участке границы на рассвете 22-го июня земля вздыбилась от разрывов мин и снарядов. Но пограничники держались стойко, до последнего патрона, до последнего вздоха.

Накануне ночью Ф.Кириченко, словно предчувствуя близкую беду, сам лично проверил все посты. Всего на несколько минут забежал он к себе на квартиру, в кото рую недавно переехала его семья. Обняв жену, сказал: “Забирай дочку и уходи к своим родителям”. Поцеловал обеих и ушел.

Четвертая застава сражалась более десяти часов. Враг наседал, а пограничников с каждой атакой становилось все меньше и меньше. Кто-то предложил отступить, на что Кириченко ответил: “А отступать-то нам некуда”…

Снова очередная атака фашистов. Вот замолчал один пулемет. Вскоре замолчал и второй. К его прицелу прильнул сам начальник заставы. Пулемет снова ожил. Но ненадолго: закончились патроны. Не осталось в живых ни одного защитника заставы.

Вскоре на поляну фашисты под руки вывели нашего бойца, который еле-еле держался на ногах. Лица его не было видно: вместо него – сплошное кровавое месиво. “Коммунист?” – спросили у него фрицы. “Большевик!” – произнес тот. Немец сорвал с солдата пустую ленту для патронов, висевшую через плечо, и начал ею хвастать того по окровавленному лицу, а затем расстрелял его в упор, хотя этот выстрел уже не был нужен: пограничник был мертв.

Но фашисты боялись наших солдат даже мертвых. А местным жителям они потом сказали, что так будет с каждым, кто посмеет сопротивляться новым властям…

Все, что мне стало известно о судьбе Ф. Кириченко и его сослуживцев, я решила рассказать родным героя-пограничника. С этой целью в 80-х годах поехала в Запорожье, на родину Феодосия Петровича.

Побывала в обкоме партии, облисполкоме. И что меня поразило: там ничего не знали о геройстве и мужестве своего земляка. Договорились, что туда приедут участники первых боев на гродненской земле. И эта поездка состоялась.

С собой мы привезли мемориальную доску, которую закрепили на здании школы в селе Орлянка, в которой когда-то учился Ф. Кириченко. На торжественном митинге, который проходил там по этому поводу, мы предложили присвоить Орлянской школе его имя.

Привезли мы тогда с собой и горсть земли с того места, где находилась четвертая погранзастава. Таким образом не только земляки Феодосия Кириченко, но и жители всей Украины узнали о его подвиге.

Была у нас и еще одна встреча на украинской земле, на этот раз мы привезли мемориальную доску, которую прикрепили к стене дома, в котором родился и вырос отважный пограничник.

У Ф. Кириченко было 5 сестер. Когда мы были на его родине, каждая из них приглашала нас к себе домой, и принимали нас там как самых дорогих и желанных гостей. А несколько позже сестры Ф.Кириченко приезжали в Гродно, побывали на месте гибели родного им человека. Теперь, правда, в живых осталось только две из них и племянница Феодосия Петровича. Переписка с ними продолжается.

И вот очередное событие — знаменательное, волнующее, 22 июня в день начала войны одной из застав Гродненского погранотряда, которой перед войной командо­вал Ф.Кириченко, было присвоено его имя. На этот церемониал на заставе собралось много людей: пограничники, ветераны погранвойск, представители местной власти, молодежь.

Приехал и начальник Государственного комитета пограничных войск Республики Беларусь генерал-лейтенант А.Павловский. Обидно только, что на это мероприятие не приехал никто из родных или земляков самого Ф.Кириченко. Это меня сильно огорчило.

Написала о состоявшемся мероприятии в Запорожье, выслала вместе с письмом несколько фотографий. И вскоре получила приглашение из Васильевского райисполкома за подписью его главы В. Черкаска. Мы не могли не откликнуться на столь душевное и теплое приглашение. Нас встречали прямо у вагона поезда. Так состоялась наша очередная встреча на украинской земле.

А здесь самое время рассказать о том, как нас провожали в дальнюю дорогу из Гродно. Везли мы с собой чудесную вазу – подарок облисполкома, были в числе “презентов” книги, подарки от Гродненского горисполкома.

От Гродненского погранотряда мы везли картину с видом заставы, которой накануне было присвоено имя Ф. Кириченко. Но наш главный и самый ценный, как мне думается, “груз” – это горсть гродненской земли, взятой с того места, где погибли пограничники заставы под командованием Ф. Кириченко и которую мы доставили на его родину.

Дорога заняла полтора суток. Прямо у вагона начались наши встречи на запорожской земле. Мероприятий на один лишь только день было запланировано около десятка. И так на протяжении почти что всей недели.

Принимающая сторона встречала нас очень радушно. За это время было много волнующих, памятных встреч – в райисполкоме, в школах, детском садике. На этих встречах мы еще больше узнали друг о друге.

В Украине сейчас повсеместно преобладает частная собственность. В Запорожье, например, сохранилось только два колхоза. Большинство украинцев выступает за тесное сотрудничество и поддержание дружеских отношений с Беларусью. Где бы нам ни приходилось быть, везде мы слышали самые добрые слова, высказанные в адрес главы нашего государства А. Г. Лукашенко.

Цель нашей поездки, и это у нас получилось, – рассказать украинцам о наших сегодняшних делах, рассказать о том, что делается гродненцами по увековечению памяти павших защитников Отечества, в том числе и их земляка, героя-пограничника Ф. Кириченко.

Думается, впереди у нас будет еще немало таких встреч.

И.МАКЕЕВА, председатель Совета ветеранов — участников первых боев на гродненской земле. “Гродзенская прауда”, 16 декабря 2003 год

 

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ