1941: «О приближении войны все были наслышаны…»

1941О первых днях войны вспоминает Василий Ильич Васюковский (152 КАП г. Гродно):

О приближении войны, конечно, все были наслышаны, но от нас, красноармейцев, ничего не зависело: верили и не верили 21 июня наш полк перебазировался в заранее подготовленное место недалеко от Сопоцкино.

Занять свои места не удалось, начались обстрелы. С левой стороны 196 дороги было кладбище, а справа – колосистая рожь. Командир третьего дивизиона капитан Ткаченко дал команду развернуть орудие для стрельбы. В пять часов утра 22 июня открыт был перекрестный огонь.

Бой не прекращался до двух часов дня. Привезли обед, но поесть не удалось: снаряд угодил в котел.

Подошел командир полка Цыганов и дал приказ отходить с боями на местечко Мосты, где снова вступили в бой, пока были снаряды и боеприпасы. Кончилось горючее. Был приказ уничтожить трактора, которые везли орудие. Кончились снаряды. Личный состав порядел. Оставшиеся в живых пополняли другие части.

Я попал в 64-ю стрелковую Краснознаменную стрелковую дивизию 30-й стрелковый полк. Бои были ожесточенные, потери с обеих сторон. Разница была в том, что противник вооружен до зубов, а у нас уже нет ничего: ни вооружения, ни продуктов. Нас ожидал только плен.

Прорывались кто как мог с большими потерями. Надо было выйти к местечку Ярцево. Выход один: переправляться по зеленому овсяному полю. Это была обратная дорога.

Немцы нас обнаружили, и снова мы попали под обстрел. Пуля попала мне в хвостовик затвора, благодаря этому я остался жив. Многие так и остались лежать навсегда в поле овса, ползти незаметно уже нельзя.

Снова переформирование, т. к. в частях оставалось личного состава все меньше и меньше. Я попал в артиллерийский полк, был назначен начальником в 82-ю минометную батарею. Эта дивизия задерживала врага уже два месяца. Ей присвоили 7-ю гвардейскую Краснознаменную дивизию, а 30-й стрелковый полк стал 14-м гвардейским стрелковым полком.

В декабре 1941 года дивизия оказалась под Москвой. А уже 27 января перебирались по льду Ладожского озера в тыл к занятой фашистами территории. С боями по немецким тылам дошли до г. Старая Руса, этим самым дали дорогу осажденному Ленинграду. Только в 1944 году был ранен и отправлен в глубь страны. Я не согласился оставлять часть и остался на излечении при дивизии. От госпиталя тоже отказался и попал в команду выздоравливающих.

Вскоре был командиром батареи 120-го ММ миномета. Командир вызвал меня на командный пункт координировать огонь. Пришлось идти по телефонной линии от батареи до КП. Недалеко от меня разорвался снаряд, я упал в воронку, на спине был карабин. Минут через 20 после артобстрела снова по связи пополз дальше. Проводка была порвана, я нашел концы и связал их. Дальше пополз к другой воронке, но вдруг командир предложил мне снять карабин и гимнастерку, приклад карабина был разбит полностью, а из-под гимнастерки текла кровь. И на этот раз спас меня карабин.

Наш полк направили на уничтожение Курляндской группировки, и в Латвии, город Ауци, закончил войну 8 мая.

И снова началась вторая война, страшная война: разминирование минных полей. В Новогородской области командовал взводом миноискателей. Это был настоящий второй фронт.

Имею много наград.

Отцы и дети из 41-го: страницы истории / авт.-сост.И. Е. Макеева. – 2-е изд., доп. – Гродно: Гродненская типография, 2004. – 360 с.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ