1941: история семьи офицера

1941Великую Отечественную войну наша семья (отец — офицер, мама, бабушка и я) встретила 22 июня 1941 года в деревне Липская Чижевского района в Польше.
После первых разрывов снарядов к отцу прискакал его ездовой Веселенко. Отец сел на лошадь и ускакал в расположение войсковой части, которая размещалась на местности под названием Коски.
В это время мама, бабушка и я вышли из дома хозяина-поляка и направились в сад. Здесь мы увидели наших солдат, которые бежали в трусах и майках в сторону границы. Были они без оружия, в руках держали саперные лопатки.
Немцы вошли в деревне приблизительно через час после начала войны. Несколько семей офицерского состава были уничтожены. По словам мамы — гитлеровцами, по слухам — самими поляками.
Хорошо помню, как немецкие самолеты снижались над деревней и производили стрельбу по ржи, где прятались наши солдаты.
Все семьи офицерского состава были зафиксированы в немецких документах. Нам было запрещено покидать деревню.
В сентябре 1941 года у нас родился мальчик, которого нарекли Виктором. В это же время — в конце сентября и начале октября – семьи офицерского состава были вывезены на подводах в гетто, расположенное на окраине города Чижева. Нам было разрешено брать с собой только вещи.
Мама, чтобы прокормить семью, ушла работать уборщицей к поляку по фамилии Карпач.
Очень хорошо помню, как мы с бабушкой ходили по польским фальваркам обменивать вещи на еду. Встречались как с хорошими, так и плохими людьми. Некоторые охотно брали вещи, но вместо того, чтобы дать взамен продукты, выпускали на нас собак.
По возвращении в гетто часть продуктов отдавали немцам за то, что они выпускали нас на такой промысел.
Запомнился страшный вечер нового, 1942 года. Охрана гетто устроила стрельбу из всех видов оружия. Узники гетто напугались, думая, что немцы хотят их уничтожить.
Где-то ближе к весне к нам пришли два поляка, которые хорошо знали моего отца и маму. Это были Дмуховский и Скавронский. Фотография одного из них сохранилась до сих пор. Они сказали, что нам надо немедленно уходить из гетто. Им стала известна поступившая команда о вывозе семей офицерского состава в город Замбрув для расстрела. Поляки обещали оказать помощь в приобретении билетов до Белостока и снабдить на дорогу едой.
Бабушка и мама посовещались между собой и решили сбежать вместе с детьми. В одну из ночей, перерубив топором колючую проволоку, наша семья совершила побег.
Нам пришлось около недели скрываться в лесу за железной дорогой, проходящей недалеко от гетто.
Мне приходилось несколько раз ходить к этим знакомым полякам, чтобы брать еду, которую они нам готовили. Хорошо, что один из них жил на окраине Чижева, недалеко от речки.
Однажды Скавронский и Дмуховский купили нам билеты до Белостока, дали на дорогу продукты: небольшую кастрюльку меда, немного яиц и хлеба.
Перед станцией Лапы в вагон вошел контролер для проверки документов и билетов. Документов у нас, естественно, не было. Лицам, которые находи¬лись в концлагерях и гетто, документы не выдавались.
Немец заявил нам, что в Лапах вынужден будет ссадить нас с поезда и отдать местным властям. Мы знали, что там нам уготована единственная мера наказания — расстрел.
К нашему счастью нашлись пассажиры, которые подошли к контролеру и стали отдавать ему – кто деньги, кто продукты, лишь бы он нас оставил в вагоне. Так мы доехали до Белостока.
Когда вышли на привокзальную площадь и ощутили, что находимся в безопасности, мама и бабушка заплакали.
В это время мимо нас проходила женщина (фамилия ее за давностью лет стерлась в памяти). Она узнала мою маму. Оказывается, ее муж служил вместе с моим отцом в одной части и за неделю до начали войны был направлен для прохождения дальнейшей службы в Белосток.
Эта женщина приютила нас у себя и накормила. Но кто-то из местного населения донес фрицам, что у нее проживает какая-то семья. Мы вынуждены были покинуть гостеприимный дом и спрятаться на окраине города.
Мир не без добрых людей. Поляки нам оказали помощь в получении документов, подтвердив, что мы являемся беженцами. Без этих документов невозможно было бы дальше легально жить. Мы сняли комнату по улице Домбровского, дом 22.
Все годы оккупации мама работала то уборщицей, то стирала белье.
Хотелось бы еще добавить, что возле деревни Липской проходила железная дорога. Охрану границы по этой ветке осуществляли пограничники. В первые часы войны они были атакованы немцами. Стрельбу из расположения дотов мы слышали около недели. Поляки, которые, побывали возле дотов после прекращения огня, увидели потрясающую картину. Пограничники и члены их семей лежали мертвыми в домах и держали оружие в руках. По словом очевидцев, скорее всего защитники дотов и их семьи были отравлены газами.
После освобождения Белостока летом 1944 года недалеко от нашего дома хоронили в сквере молодого офицера — Героя Советского Союза. Неожиданно к нам подошел офицер в звании майора. Он оказался бывшим сослуживцем отца. Это был Иван Украинский. Его фотография у нас сохранилась и по сегодняшний день. Переписка между нами и дядей Ваней продолжалась до берегов Одера, куда он и его боевые товарищи дошли с боями. Дальнейшую его судьбу мы не знаем.
Может быть, кто-нибудь помнит, как над городом Белостоком и над его окраинами происходила дуэль между немецкими самолетами и нашими зенитчиками. На наших глазах в течение нескольких минут зенитчики сбили шесть или семь самолетов противника.
Моего отца звали Кирей Васильевич Ефимченко. Он служил в 169-м стрелковом полку 86-й стрелковой дивизии.
Как сообщили из Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, в картотеке учета офицерского состава и учета безвозмездных потерь значится мл. лейтенант Ефимченко Кирей Васильевич, 1914 года рождения, уроженец Сталинградской области, Ждановского района, село Ерино. 29.04.40 г. назначен командиром пулеметного взвода 169-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии. 13 октября того же года был назначен заместителем начальника полковой школы младшего начальствующего состава.
17 августа 1943 года исключен из списков офицерского состава как пропавший без вести в 1941 году.

Ефимченко В. // В июне 1941-го (воспоминания участников боев на Гродненщине). Книга вторая. Гродно, 1999.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Здравствуйте! Меня зовут Юлия Викторовна Ефимченко, пишу из Сочи. Очень тронули эти воспоминания! Ефимченко Кирей Васильевич – родной брат моего деда по отцовской линии Ефимченко Ивана Васильевича. Помню того мальчика, родившегося в сентябре 41-ого, он приезжал к нам в гости в начале 80-х годов. Моего папу тоже зовут Виктором. Помню, как в тот приезд Виктора Ефимченко из Гродно не могла никак понять: как такое может быть, ведь моего папу зовут Виктор Ефимченко!) Если это возможно, прошу вас, дайте какие-нибудь контакты автора этих воспоминаний.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...