1941: через все невзгоды

1941О первых месяцах войны вспоминает Семен Иванович ЯНИЧКИН, красноармеец 247-го стрелкового полка:

Наш полк был сформирован в 1940 году. Размещался он в военном городке в Лепеле. Служил я в первом взводе в расчете батареи 45-миллиметровок.
Командовал взводом лейтенант Суворов. Это был рослый человек, крепкого телосложения и волевого характера.
Командиром батареи был ст. лейтенант Баунин, пожилой на то время офицер, но с военной выправкой, требовательный и душевный. Запомнил замполита Мелентьева, сибиряка.
16 июня 1941 года полк был поднят по тревоге и с учебным количеством боеприпасов отправился в летние лагеря.
Шли ежедневно по 50 километров. А расстояние всего перехода составляло свыше 300 километров.
Дни стояли жаркие. Преодолевать трудности нам помогал духовой оркестр. Он встречал колонну и провожал бравурными маршами. Оркестр передвигался на автомашине и всегда был впереди. Конечно же, музыка бодрила солдат.
Вечером 21 июня полк достиг окрестностей Гродно и расположился в лесу. Утром подъема общего не было, и бойцы занимались своими личными делами. В начале десятого командир полка Соколов собрал командиров и сообщил, что началась война. Но пугаться противника, по словам комполка, нечего: впереди стоят танковые и артиллерийские корпуса. Они и задержат врага. Это успокоение было вызвано тем, что наши подразделения подошли к Гродно без запасов продовольствия. Оно осталось в Лепеле, а это сотни километров пути.
…К тому же мы имели лишь 15 снарядов на ствол. Для сравнения скажу, что во время боевых действий пушка выпускает 25-30 снарядов в минуту. Первые сброшенные фашистами бомбы уничтожили весь запас продовольствия, полк лишился связи и лошадей, которые тащили 76-миллиметровые орудия.
Людские потери росли с каждым налетом. Лесная маскировка помогала мало. Над нами все время кружил самолет-разведчик, и регулярно сбрасывали бомбы штурмовики.
Однажды разведка доложила о психологической атаке немцев. Шли они подвыпившие, не стреляли. Наше командование выставило навстречу им первую роту с винтовками и штыком наперевес.
При сближении рота с криком “ура” бросилась на врага. Солдаты показали свою храбрость. Нападающие не выдержали контратаки и драпанули. Дух наших бойцов от этой маленькой победы приподнялся.
На другой день полк, как всегда, укрылся в лесу. Артиллерия заняла позиции у проселочной дороги. Личный состав выкопал ячейки, готовясь к отражению танковой атаки.
Вскоре разведка доложила о приближении 5 танков. Первый из них шел с красным флагом. Когда стали видны черные кресты, командир первого взвода лейтенант Суворов дал команду “огонь”. От одновременного выстрела трех пушек два танка закрутились на месте.
Экипажи, которые пытались покинуть машины, были уничтожены прицельным огнем наших бойцов. Остальные три танка повернули назад.
Бои с противником затрудняли наш отход. Разведка доложила, что соседние части уже отступили, и мы оказались в окружении.
По-прежнему укрывались в лесу, маскировались. Взятый нами проводник для того, чтобы вывел подразделения через болотистую местность, сбежал.
Продовольствия у нас уже не было, питались тем, что могли найти в лесу. К местным жителям не обращались, боясь выдать себя. Все села были заняты гитлеровцами.
Однажды утром, когда рассеялся густой туман, наводчик первого орудия Березнягов увидел вблизи немецкого автоматчика с эмблемой черепа на пилотке – прогремел выстрел. В нашу сторону полетели две гранаты. Березнягов погиб.
Цепь немцев отступила от опушки леса, нас стали обстреливать из минометов. Вспыхнул пожар, сухие сосны горели как порох.
Суматоха началась после того, как в своей палатке застрелился командир полка, видимо, не надеявшийся на прорыв. Все спасались как могли.
Раненые были брошены на произвол судьбы и сгорели в пламени пожара.
Так 11 июля 1941 года 247-й стрелковый полк прекратил свое существование. В живых осталось лишь около 40 человек.
В заброшенном окопе я был пленен вместе с винтовкой без патронов.
В плен попал и раненый в плечо мой командир лейтенант Суворов. Я перевязал ему рану, командир попросил не называть его лейтенантом.
В колонне пленных встретился мне и командир третьего взвода. Он тоже просил меня звать его только Василием.
Мне пришлось пройти ад фашистских концлагерей, в их числе и Бухенвальд. Выжил, освобождал Польшу.
Согласно появившемуся в то время указу был демобилизован досрочно как учитель. Много лет отдал преподавательской работе, награжден почетным знаком “Отличник народного просвещения”.

В июне 1941-го (воспоминания участников боев на Гродненщине). Книга вторая. Гродно, 1999.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...