1941-1944: «Давайте похороним сначала своих солдат…»

1941Согласно афоризму, любая война заканчивается тогда, когда похоронен ее последний солдат. Афоризм этот напомнила мне пожилая гродненка – Ираида Ефимовна Макеева. Она практически всю жизнь занимается восстановлением могил погибших советских солдат не только в Гродно, но и на территории других стран.

Ираида Ефимовна – автор нескольких книг о людях из бывшего СССР, которые участвовали в военных действиях во время Второй мировой войны в нашем регионе, нескольких десятков публикаций в прессе, в том числе и в «БИ», она авторитетный человек для власти. Правда, местная власть более чем за 50 лет ее несгибаемого труда не оценила ее даже грамотой. Зато немцы и поляки вручили ей за это более 30 различных наград.

Как и во всех старых домах в центре Гродно, в квартире Ираиды Ефимовны прохладно, она подогревает кухню газом и не склонна роптать на судьбу. В то, что ей улучшат квартирные условия, уже не верит. О дискуссии по поводу захоронений немецких солдат хорошо осведомлена, и сразу же отвечает – «никаких памятников захватчикам». Почему? «У меня в этой войне погибли четверо братьев. Мною движет еще и то, что эти захватчики издевались над людьми, вешали ни в чем не повинных, жгли детей…».

Говорим мы и о другом. Сегодняшняя Германия – это не третий рейх. Германия раскаялась на мировом уровне и до сих пор выплачивает компенсации гражданам разных стран, пострадавшим от нацизма. По данным на март 2003 года, государственно-промышленный фонд ФРГ «Память, ответственность и будущее» выплатил более двух миллиардов евро 1.238 тысячам узников нацизма, которые проживают в 79 странах.

Белорусский республиканский фонд «Взаимопонимание и примирение» за этот период выплатил почти 160 миллионов евро более чем 104 тысячам остарбайтеров, в том числе около 150 миллионов евро – 96 тысячам бывших белорусских узников нацизма.

Ираида Ефимовна, хоть и кажется вначале категоричной, предлагает свой взгляд на проблему: «Давайте похороним сначала своих солдат…». Ее коротенькие рассказы, надеюсь, заставят задуматься многих.

Рассказ первый. Парк имени Жилибера

– Трудно представить, – говорит Ираида Ефимовна, – что парк имени Жилибера в центре города после войны напоминал кладбище. Могилы местились в 10-15 сантиметрах друг от друга. Я ходила вместе со школьниками, поправляла короткие палочки с маленькими табличками, на которых были написаны имена наших солдат. В основном, в этой земле лежали солдаты из Средней Азии – в конце войны были подтянуты свежие дивизии, которые здесь и полегли. Могилы были везде: и там, где теперь находится танцплощадка, и там, где аттракционы – везде. Власти приняли решение о перезахоронении. На месте сегодняшнего памятника выкопали большую братскую могилу. В ней до половины стояла вода. Сама это помню. Прямо туда, в воду, ночью перенесли останки наиболее известных героев и старших командиров, остальные могилки сравняли бульдозером. Я ходила в обком, в облисполком, пыталась бить тревогу… Да так все и осталось. До сих пор мне болит сердце, что в парке, где лежат останки неперезахороненных солдат, танцуют и катаются на каруселях.

Рассказ второй. Румлево и Вишневец

В 1941 году на окраине Гродно в районе нынешнего Румлевского моста была расквартирована 85-я стрелковая дивизия. Она одной из первых приняла бой с немцами в начале войны. Дивизия практически разбежалась – нечем было обороняться. Но из ставки пришел приказ: вернуть Гродно. Офицеры собрали разбежавшихся по лесам солдат, и практически с голыми штыками вышли против немецких танков. Эти бои шли в районе Румлево и Вишневца… Немцы просто подавили танками наших. Они все там и полегли. Бессмысленный был приказ… Наших солдат никто не перезахоронил. Когда строили дома в этих местах, строителей обязали останки собирать отдельно. Их собирали, но никакой информации об этом не оглашали, делали все тайно. Так что, трудно представить, сколько солдатских косточек осталось еще в земле, где теперь размещены новые микрорайоны.

Рассказ третий. Между каланчей и синагогой

Помню как-то, уже в послевоенные годы, прибежал домой маленький сын и кричит: «Мама, мама, у пожарной каланчи нашли много черепов». На месте нынешней автомобильной стоянки между пожарной каланчей и синагогой вырыли траншею, видимо, прокладывали коммуникации. Когда я прибежала туда, увидела много разбросанных черепов, костей, а стена траншеи явно свидетельствовала о том, что здесь находится массовое захоронение. Кроме плотно слежавшихся человеческих костей, рассмотрела детские тряпочные игрушки. Мне стало все ясно: в войну, ведь, здесь было гетто. Помчалась в обком партии, там дежурный говорит, разберемся, доложим начальству. Побывала в облисполкоме: ответ тот же. Несколько раз еще ходила по инстанциям, но так и не смогла ничего добиться. А траншею потом закопали, проложив там трубы.

Биржа информации (Гродно), № 273 от 01.05.2003.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...