Уроженцы Лиды – жертвы репрессий 1937-1938 гг.

repressiiСтатья рассказывает о уроженцах города Лида Гродненской области, ставших жертвами репрессий в 1937-1938 гг.

В г. Лиде Гродненской области прошли мои детство и юность. Со школьной поры тянуло меня ко всему тому, что было связано с прошлым родного города. Сегодня, уже в зрелые годы, просматривая мартирологи, составленные в Москве и Петербурге, ловлю себя на каком-то особом трепетном внимании к уроженцам г. Лиды и окрестных сел, к своим землякам; что это были за люди, почему о них ничего не знают современники, разве это справедливо?
В октябре 2008 года Лида праздновала свое 685-летие. На юбилейную научную конференцию в город был приглашен и я. Искренне полагал, что обращение к теме политических репрессий будет на ней вполне актуальным, однако оргкомитет уловил в теме запланированного мною выступления что-то такое, что по его мнению «смажет» оптимистический настрой самого юбилея.
Убедить оргкомитет в обратном мне, к сожалению, не удалось, хотя я и был уверен, что напомнить горожанам и научной общественно¬сти о жертвах, понесенных Лидчиной в 30-е годы, будет вполне уместно именно в эти дни. Хотелось, чтобы имена невинно убиенных и давно забытых людей не только прозвучали на конференции, но и вызвали у их земляков соответствующий душевный отклик. Не получилось. Назовем их имена здесь.
Среди жертв политического произвола 1937-1938 годов в Подмосковье и под Ленинградом было 18 уроженцев г. Лиды. Одни из них (Вейн С.А., Гаврилкевич Г.В., Дубовский Я.Д., Романовский А.М., Рудный Ю.В., Махоненко М.Д., Подземский М.К., Гинсбург С.Д., Нейман З.И., Новик К.И., Каминский З.И.) были расстреляны в Бутове и «Коммунарке», а другие (Анацкий К.И., Еськевич С.В., Куцинский С.Л., Медушевский О.Ю., Линский А.Я., Петровский В.А., Штыцко С.П.) — в Ленинграде и в Левашово. Всего по имеющимся данным — 18 человек.
Средний возраст большинства казненных составлял от 40 до 60 лет, и лишь трое из них имели от 30 до 35 лет. По национальной принадлежности среди жертв репрессий было 9 поляков, 7 евреев и 2 белоруса (Рудный Ю.В. и Штыцко С.П.).
Причины, по которым большинство осужденных и казненных были отнесены к полякам достаточно понятны. Об этом говорилось выше. Что касается евреев и белорусов, то имеющиеся цифры отражают типичный национальный состав не только г. Лиды, но и других городов и местечек Беларуси на рубеже XIX — начала XX веков.
Большинство уроженцев Лиды было достаточно просвещенными людьми: высшее образование среди них имело 7 человек, среднее – 5 и низшее – 6. Среди имеющих высшее образование преобладали евреи, у поляков был лишь один человек с высшим образованием, один со средним, а остальные имели низшее (начальное).
Лица, названные следствием белорусами, имели среднее образование. Как правило, большинство из казненных низшее (начальное) образование получило еще в дореволюционное время, среднее – как до революции, так и после революции, а высшее -исключительно в советское время. Членов ВКП(б) среди уроженцев г. Лиды было 10 человек, а беспартийных – 8.
Почти половина казненных занимала на момент ареста высокие должности в структуре московских и ленинградских министерств, учреждений и предприятий. С.А. Вейн работал начальником отдела в Наркомате тяжелой промышленности, Я.А. Дубовский – начальником отдела завода «Станкоконструктор», М.К. Подземский – коммерческим директором импортной части «Союз-инторгкино», К.И. Новик – директором завода «Аремз», Ю.В. Рудный являлся начальником управления Наркомата путей сообщений, А.М. Романовский заведовал отделом в Учпедгизе. Три человека из 18-ти можно отнести к инженерно-техническим работникам, а остальные семь являлись военнослужащими, пожарниками и сотрудниками НКВД.
Большинство жертв репрессий из числа уроженцев г. Лиды (14 человек) были приговорены к высшей мере наказания (расстрелу) «за шпионаж в пользу Польши» (надуманность этого обвинения была очевидной); два человека были казнены «за контрреволюционную и террористическую деятельность, один человек – за принадлежность к троцкистам (З.И.Нейман) и еще один (Ю.В. Рудный) – за сотрудничество с жандармским управлением еще в дореволюционную пору при раскрытии нелегальной революционной типографии.
Представляется достаточно странным, что в книге «Памяць. Лiда. Лiдскi раён» (Мiнск, 2004. – С. 164-181) в разделе, посвя¬щенном жертвам политических репрессий, названы лишь лица, пострадавшие от власти (высылка) в 40-50-е годы, а среди расстрелянных в 1937-1938 годах назван только один единственный человек – Ю.В. Рудный. Хочется надеяться, что данное издание ликвидирует названный пробел и расширит представление лидчан о масштабах политических репрессий в СССР во второй половине 30-х годов, жертвами которых стали уроженцы их города.
Жертвами политических репрессий в 1937-1938 годах под Москвой и Ленинградом стали и 58 уроженцев Лидского уезда Виленской губернии. 15 из них были расстреляны в «Коммунарке» и Бутово, а 43 – в Ленинграде и Левашово. Назовем имена первых из них:
Абламов В.Н.,
Борис Г.М.,
Валюк С.В.,
Валюк С.И.,
Версоцкий Г.Я.,
Добровольский У.Н.,
Жвирбля В.М.,
Крищик Ч.И.,
Крупица В.Л.,
Кудзий А.Г.,
Кучко Н.Ф.,
Лукьянович К.П.,
Хруль Я.А.,
Чурган А.Д.,
Яцевич Э.Я.

Среди вторых были:
Анацкий О.А.,
Бацевич М.С.,
Богдевич В.Б.,
Босько А.Н.,
Бартолевич Ю.Ю.,
Болондзь М.К.,
Вержбицкий И.М.,
Войцехович М.А.,
Верешко К.Ф.,
Григорович Ю.П.,
Грисевич С.Г.,
Донейко П.Л.,
Дудко К.В.,
Жалис А.М.,
Ескевич И.И.,
Ивашко А.В.,
Иванчук К.О.,
Карпейчик А.К.,
Клышейко Т.В.,
Корзун А.Л.,
Котт И.К.,
Куель И.А.,
Лешкович В.И.,
Лисаевич А.М.,
Люткевич И.К.,
Макарчук Л.И.,
Окулович Д.А.,
Павлович Б.А.,
Прутковский В.А.,
Раковский О.А.,
Савицкая О.М.,
Сакуть (Сакута) А.И.,
Сикорский С.Б.,
Стубеда А.К.,
Сосновский В.П.,
Скорб Г.И.,
Семашкевич Р.М.,
Тальмонд О.И.,
Токть А.Г.,
Шинкевич Б.К.,
Шокалицкий А.И.,
Цибульский Л.М.,
Янковский А.О.

Местом их рождения были следующие местечки и деревни Лидчины: Арезки, Бешенки, Минойты, Ново-Смута, Белица, Борзе-евка, Докудово, Радунь, Эйшишки, Патока, Обруб, Севруки, Фи-липповцы, Тоневичи, Дроздово, Гилясовичи, Рудня, Межники, Бутень, Гатово, Суббочи, Полуши, Захванье, Зинякшицы, Дылево, Сушники, Надежда, Вашкелы, Рудня, Макары, Новосады, Самишки, Сухвальда, Дубровка, Карговицы, Тяты, Зашевники, Острыно, Гончары, Фарныконец, Зеневичи, Жемойтели, Лазарчики, Коревичи, Шляхтевщизна, Войнишки, Козляки, Василишки, Конюшаны, Рынковцы, Веканцы, Дубровня, Лебеда.
На сегодня часть этих деревень не сохранилась, ряд местечек превратилась в деревни, а значительная часть упомянутых населенных пунктов находится в пределах не Лидского, а соседних районов. Больше всего казненных было из местечка Белица, деревень Гончары, Минойты, Филипповцы.
В своем большинстве казненные были людьми от 40 до 60 лет.
Самый старший из них был Гавриил Иванович Скорб, пожарник по профессии, проживавший на момент ареста в Ленинграде. Родился он в 1873 году в д. Векановцы Лидского уезда, т.е. имел 64 года, по национальности поляк, образование низшее, беспартийный.
Самой молодой среди расстрелянных лидчан следует назвать Ольгу Матвеевну Савицкую (27 лет). Родилась она в 1910 году в деревне Карговицы Лидского уезда, полька, беспартийная, образование начальное, работала на время ареста поваром в столовой Ленинградского завода им. Жданова.
Почти все уроженцы Лидского уезда по своему социальному происхождению вышли из крестьянской среды. 49 человек из них следствие назвало поляками, шесть человек — белорусами, двоих — русскими (Грисевича С.Г., уроженца д. Макары, 1909 года рождения, беспартийного, студента Ленинградского электротехнического института и Люткевича И.К., 1894 года рождения, члена ВКП(б), мастера цеха Ленинградского завода имени Кирова) и одного — евреем (Версоцкого Герша Яковлевича, 1903 года рождения, члена ВКП(б), пропагандиста Ленинградской артели «Морро»).
11 человек из 58 уроженцев Лидского уезда являлись членами ВКП(б), а кладовщик одного из московских предприятий Кучко Николай Фомич до 1922 года состоял членом РСДРП.
Эту категорию осужденных представляли по-преимуществу люди рабочих профессий (слесари, токари, кузнецы, механики, машинисты, стрелочники, проводники поездов, завхозы, кладовщики, весовщики, истопники, сторожа и т.д.). Особенно много лидчан работало на железной дороге.
К лицам интеллигентных профессий относилось в этой группе расстрелянных лишь несколько человек. На момент ареста Ю.Ю. Бартошевич работал старшим бухгалтером хлебокомбината в г. Шлиссельбурге, М.К. Болондь — товароведом Центросоюза в г. Ленинграде, А.К. Студета — начальником дистанции связи Октябрьской железной дороги, А.М. Жалис — экономистом Ленинградского завода имени Жданова, А.В. Ивашко — мастером механического цеха ленинградского Кировского завода, И.К. Люткевич — там же мастером литейного цеха, У.Н. Добровольский — там же инженером-элек¬триком, А.Г. Кудзий — заместителем начальника отделения связи в Подмосковье. А.Д. Чурган являлся сотрудником НКВД в Москве, Р.М. Семашкевич работал там же художником по договорам.
Высшее и среднее образование имело около четверти репрессированных лидчан, остальные имели низшее (начальное) образование.
Большинство из названной категории репрессированных были расстреляны «за шпионаж в пользу Польши», а также «за контрреволюционную деятельность». Надуманность этих обвинений была чаще всего очевидной.
Все уроженцы Лидчины, ставшие жертвами политических репрессий в 1937-1938 годах, в разное время (преимущественно в 1958, 1989 гг.) были реабилитированы, а это значит их человеческая репутация, пускай с запозданием, но восстановлена полностью.

Цит. По: Черепица В.Н., Бойко И.В. Чтобы помнили… Уроженцы Гродненщины – жертвы политических репрессий в СССР: (1937-1938). Моногр. / Черепица В. Н., Бойко И. В.; —Гродно: ГрГУ, 2010. — 424 с.; Черепица, В.Н. Лидчане в Бутово и Левашово / В.Н. Черепица // Лiда i Лiдчына: да 685-годдзя з дня заснавання горада. — Лiда, 2009. — С. 171-174.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...