Солоневичи и гродненский губернатор Столыпин

В 2007 году в Москве была издана книга Нила Никандрова о нашем знаменитом земляке «Иван Солоневич: народный монархист».

Факту выхода в свет этой небольшой по формату, но пухлой книги, общий объём которой составляет 672 страницы, нельзя не порадоваться. Несмотря на мизерный тираж издания (всего 2000 экземпляров), именно благодаря ему, у читателя впервые появилась возможность ознакомиться с развёрнутой биографией Ивана Лукьяновича.
В отличие от написанных ранее и самим Никандровым, и другими авторами биографических статей и докладов, книга Никандрова даёт представление обо всём жизненном пути Солоневича, и об этапах этого пути в ней повествуется достаточно подробно. Но к великому сожалению даже в этой полновесной биографии (по крайней мере, в той её части, где речь идёт о раннем, «белорусском» периоде жизни Ивана Солоневича) имеются некоторые пробелы и недосказанность, а также содержатся недостоверные утверждения и информация, не подкреплённая ссылками на источники.
Прибегнуть к недомолвкам и простому пересказу не соответствующих действительности утверждений биографов-предшественников Нилу Никандрову пришлось, по всей видимости, в силу недоступности ему или отсутствия у него под рукой в нужный момент некоторых материалов, без которых принципиально невозможно написать выверенную биографию Солоневича, в которой каждый приведенный факт являлся бы достоверным. Устранить неточности, восполнить имеющиеся в первой масштабной биографии Ивана Лукьяновича пробелы и указать на прочие недостатки – долг каждого, кому дороги истина и идейное наследие Солоневича.
Начинать разбор названных прискорбных минусов приходится с того, о чём шла речь в статье “Три издания «Народной монархии» (к проблеме досадных неточностей биографии Ивана Солоневича)”. В той части статьи, которая была опубликована в № 2845 «Нашей Страны» (см. с. 6), уже говорилось о досадном неверном отождествлении Исмагуловой Т.Д. местечка Цехановец, где был крещён новорожденный Иван Солоневич, с Цеханувом. И очень жаль, что из доклада Исмагуловой, сделанного в 2004 году, ошибка беспрепятственно перекочевала в 2007 году в книгу Нила Никандрова, который не поступил по принципу «доверяй, но проверяй».
Разное всё-таки (хотя и сходное) звучание двух названий должно было бы насторожить Никандрова и побудить его, как человека, бывающего за границей, изучить карту Польши или же заглянуть в справочное издание. Однако этого не произошло, и Никандров, как и Исмагулова, при написании своей книги не воспользовался такими авторитетными источниками информации, как справочник и карта, и в результате ввёл в заблуждение широкую читательскую аудиторию.
Но если этот писательский и исследовательский прокол так или иначе можно списать на лёгкую руку Исмагуловой, то уж никак нельзя извинить Никандрова за то, что он дату рождения и дату крещения И.Л. Солоневича привёл по старому стилю, но никак это в своей книге не оговорил.
Такая неопрятность, из-за которой у читателей может возникнуть неверное представление, а в биографиях Солоневича будет разнобой в датах, весьма досадна, и усугубляется она тем, что отдельные факты (в том числе интимного характера), нигде ранее не освещённые или освещённые слабо и вскользь и потому вызывающие сомнение, излагаются в книге Никандрова достаточно уверенно, с подробностями, но при этом без ссылки на источники.
Так, например, без указания источника, но тоном очевидца событий изложена весьма интимная и тёмная история распада брака родителей Ивана Солоневича и обрисованы их взаимоотношения в последующем и отношение матери Ивана к нему и его брату Борису. Не указан также Нилом Никандровым источник, предоставивший информацию о том, что у Лукьяна Михайловича Солоневича от первого брака кроме трёх сыновей была ещё и дочь по имени Любовь. Ничем не подкрепляет Никандров и свой рассказ о том, что отец Ивана Солоневича в свою бытность сельским учителем публиковался в гродненских газетах и перебрался из деревни в город благодаря П.А. Столыпину.
Если бы в книге Нила Никандрова речь шла только о хорошо известных фактах из жизни Солоневичей, ранее уже освещённых биографами-предшественниками на основе сохранившихся до наших дней и основательно проработанных, сверенных между собой документов и воспоминаний самих Солоневичей и знавших их людей, отсутствие ссылок не представляло бы большой проблемы.
Однако ранний период жизни Ивана Солоневича (как и жизнь его отца) не изучен толком исследователями и не так полно, как хотелось бы, отражен в письменных источниках, порой не только противоречащих друг другу, но и содержащих очевидные ошибки и информацию, целью которой было дезинформировать в своё время сотрудников ГПУ и западноевропейской полиции.
Поэтому освещение некоторых эпизодов жизни Ивана Лукьяновича без ссылок на источники пока неоправданно. До сих пор ещё требуется предварительная реконструкция отдельных событий, и воссоздавать эти события приходится по крупицам информации, в прямом смысле слова выуженным из источников.
В некоторых случаях из-за того, что документы не сохранились, недоступны или пока не выявлены, складывать мозаику жизни Ивана Лукьяновича приходится с помощью документальных и мемуарных данных о жизни его отца Лукьяна Солоневича и Петра Столыпина, поскольку первые два десятка лет жизни Ивана (даже больше) тесно связаны с судьбой Лукьяна Михайловича, линия которой во многом (хотя и не во всём, как то видится Никандрову) определилась встречей с будущим премьер-министром Российской Империи.
О том, чем занимался Лукьян Солоневич до рождения своего старшего сына и в детские годы последнего и как столкнулся с П.А. Столыпиным и в каких отношениях с ним состоял, Нил Никандров в своей книге рассказывает буквально в пяти предложениях и отчасти, по всей видимости, с чужих слов (возможно, со слов одного из биографов-предшественников, никакими ссылками не подтвердившего правильность своей версии).
В частности, Никандров (см. с. 20-21) пишет следующее: «Отец – Лукьян Михайлович – крестьянских корней, по словам Ивана, “в детстве пас свиней”. <…> После учительской семинарии отец Ивана работал в деревенской школе. Тогда же он стал писать статьи консервативно-монархического толка в газеты Гродно. Гродненский губернатор П.А. Столыпин обратил внимание на способного учителя, помог ему перебраться в город, устроиться чиновником “по статистике”, всячески поддерживал его и в “Белорусском обществе”, и в качестве издателя газеты “Белорусская жизнь” (первый номер вышел в 1909 году). <…> В трудные для газеты моменты Столыпин помогал деньгами – причем, не из казенных, а из личных средств».
К сожалению этот весьма краткий рассказ Нила Никандрова не во всём соответствует действительности и очень многое осталось за его пределами. Чтобы устранить имеющиеся в нём неточности, очевидные ошибки и пробелы, необходимо хотя бы в самых общих чертах обрисовать линию Лукьяна Солоневича. Только это позволит внести некоторую ясность в первые два десятка лет жизни Ивана Солоневича, слабее всего освещённые в книге Никандрова.
Начинать рассказ о Л.М. Солоневиче придётся с пересказа содержания его послужного списка, составленного в Гродно в 1899 году. Об этом формулярном списке о службе старшего Солоневича (далее – ФС) уже говорилось в статье “Три издания «Народной монархии»” (см. №№ 2810 и 2826 «НС»), но в задачу последней не входило подробное освещение деятельности Лукьяна Михайловича и соотнесение его биографии с биографией П.А. Столыпина, поэтому содержащаяся в формулярном списке информация на сей раз будет изложена более подробно (по возможности, максимально полно, но так, чтобы дублирование текста вышеназванной статьи было минимальным) и с привлечением сведений, почерпнутых из дореволюционных, эмигрантских, советских и современных печатных изданий.
С помощью этих изданий (из которых доступными оказались, увы, немногие), упомянутого послужного списка и других архивных материалов можно составить биографии Л.М. Солоневича и П.А. Столыпина, позволяющие увидеть, когда же в действительности, при каких (возможно) обстоятельствах и как надолго пересеклись судьбы отца Ивана Лукьяновича и будущего российского премьер-министра.
Изложенные по 1902 год и соотнесённые между собой факты биографии старшего Солоневича и П.А. Столыпина свидетельствуют о том, что судьбы Лукьяна Михайловича и Петра Аркадьевича пересеклись не раньше 22 июня 1902 года и что гродненский губернатор П.А. Столыпин (вопреки тому, что утверждает в своей книге Нил Никандров) никак не мог помочь Л.М. Солоневичу перебраться в Гродно. Последний перебрался в этот город на жительство ещё в 1899 году, более чем за 3 года до того, как Столыпин возглавил Гродненскую губернию и прибыл в её административный центр.
В Гродно Пётр Аркадьевич прибыл 21 июня 1902 года (т.е. почти через полтора месяца после того, как Л.М. Солоневич приступил к исполнению обязанностей секретаря статистического комитета).
Как видно из документов (НИАБ в г. Гродно, ф. 2, оп. 25, д. 500, л. 7, 20об., 39), в управление Гродненской губернией П.А. Столыпин вступил в тот день, когда ему были представлены служащие в гражданских учреждениях Гродно (т.е. 22 июня 1902 года).
Как человек, серьёзно относящийся к делу, он, наверняка, был заинтересован в том, чтобы быстро войти в курс дела. Для этого ему необходимо было в кратчайший срок получить общее представление о вверенной ему административной единице. Единственным, судя по всему, на тот момент кратким, но при этом достаточно информативным путеводителем по прошлому и настоящему Гродненской губернии была брошюра Л.М. Солоневича. Она была отпечатана в Губернской типографии, находившейся (по свидетельству М.П. Бок) в здании губернаторского дома (Бок, с. 114), и не могла не быть предложена вниманию нового губернатора или не попасть в поле его зрения.
Благодаря «Краткому историческому очерку» Лукьяна Михайловича Пётр Аркадьевич мог не только получить целостное представление о принятой им в управление губернии (в том числе представление о проблемных моментах её прошлого и настоящего), но и познакомиться с образом мыслей старшего Солоневича, с его мировоззренческими установками.
Произнесённые Столыпиным через неполные 8 и 9 лет после приезда в Гродно речи (в 1910 и 1911 гг.), в которых затронут русско-польский вопрос (см. здесь: Столыпин П.А. Нам нужна великая Россия. Полное собрание речей в Государственной думе и Государственном совете. 1906-1911. М., 1991. С. 270-285, 326-338), показывают, что видение истории и проблем белорусского края у Лукьяна Михайловича и Петра Аркадьевича весьма сходны.
Так что не приходится сомневаться в том, что Л.М. Солоневич если не 22 июня 1902 года и не в качестве исполняющего обязанности секретаря Гродненского губернского статистического комитета, то в качестве автора «Краткого исторического очерка Гродненской губернии» был всё-таки представлен П.А. Столыпину вскоре после занятия последним должности гродненского губернатора (возможно, по указанию или даже требованию самого Петра Аркадьевича).
Как уже известно читателям «Нашей Страны», Лукьян Михайлович Солоневич происходил «из крестьян Гродненской губернии и уезда, Богородицкой волости, Кубельникскаго сельскаго общества, деревни Новосёлок» (Кубельникского, а не Кубельнинского, как в «НС», № 2826, с. 7; в формулярном списке буква «к» написана так, что может быть прочитана как «н», поэтому первоначально название сельского общества и было прочитано /с некоторым, правда, сомнением/ как Кубельнинское; см. ФС, л. 1об.). Последняя находилась в 35-ти верстах от Гродно и 18-ти от местечка Индура (юго-восточнее последней), рядом с деревней Кубельники /чуть севернее или северо-западнее/ (см. здесь: Указатель населенным местностям Гродненской губернии, с относящимися к ним необходимыми сведениями. Гродна, 1905. С. 12, 9; Указатель населенным местам Гродненской губернии. Для сношения суда с тяжущимися сторонами через почту. Гродна, 1911. С. 13) и, судя по современной карте Гродненской области, по сей день находится на том же самом месте, что и во времена Российской Империи.
Скорее всего, именно в деревне Новосёлки 8 октября 1866 года по старому стилю и родился Лукьян Михайлович («НС», № 2826, с. 7; далее все даты также приводятся по ст. ст.). Здесь же, вероятнее всего, прошло и его детство свинопаса.
Novoselki
На юношеские годы Лукьяна (и, возможно, часть отроческих лет) пришлась учёба в Свислочской учительской семинарии, полный курс которой он окончил 14 июня 1886 года, не имея на тот момент ещё 20-ти лет отроду (ФС, л. 1об.). С 1 сентября того же года, т.е. за месяц до достижения 20-ти лет, Лукьян начал свою трудовую деятельность в качестве учителя находившегося в деревне Шкурец Цехановецкого народного училища Бельского уезда, которую с 1 сентября 1892 года продолжил в Пружанском уезде: сначала в должности учителя Кабакского народного училища, а затем (с 1 октября 1893 года) – учителя Байковского народного училища («НС», № 2826, с. 7). В период своего учительства в Шкурце (возможно, не позднее конца 1890 – начала 1891 года) Лукьян женился на Юлии Викентьевне Ярушевич.
Весьма вероятно, что венчал молодожёнов священник Цехановецкой Вознесенской церкви Алексей Аврам. Смирнов, являвшийся коллегой Лукьяна по работе в Цехановецком Народном Училище («НС», № 2845, с. 6). В ноябре 1891 года в молодом семействе произошло пополнение: 1-го числа у супругов Солоневичей родился сын-первенец, 12 ноября крещённый в Цехановецкой церкви с именем Иоанн (см. там же). Во второй половине 1890-х годов, когда Лукьян уже почти два года учительствовал в Байковском народном училище, у его сына Ивана появилось два брата: Всеволод, родившийся 15 августа 1895 года, и Борис, родившийся 20 января 1898 года («НС», № 2826, с. 7).
В 1899 году жизнь Лукьяна, не достигшего ещё тридцатитрёхлетнего возраста, достаточно круто изменилась: 1 марта он был определён бухгалтером Гродненской губернской комиссии народного продовольствия и со всем своим уже достаточно многочисленным семейством перебрался в Гродно (см. там же). Несмотря на то, что с этого момента вплоть до 1907 года он постоянно проживал в Гродно (см. «Памятные книжки Гродненской губернии» на 1900-1907 годы), вид на жительство был ему выдан Гродненским губернским правлением только 27 июня 1903 года, а его жене Юлии – ещё позднее: 21 февраля 1905 года (ФС, л. 1).
Объясняется это, возможно, тем, что Лукьян Михайлович периодически оставался без работы. Первый раз это произошло в 1901 году: в связи с упразднением Гродненской губернской комиссии народного продовольствия Л.М. Солоневич с 1 июня этого года был оставлен за штатом (ФС, л. 2об.-3), успев таким образом поработать в качестве бухгалтера, получавшего 400 рублей в год (ФС, л. 1об.), только 2 года и 3 месяца.
Некоторым утешением Лукьяну Михайловичу, возможно, было то, что в Гродно (по всей видимости, не ранее 3-го и не позднее 12-го января 1902 года, хотя на титульном листе проставлен 1901 год; см. «Гродненския епархиальныя ведомости» /далее – ГЕВ/ за 13 января 1902 г., № 2, с. 16) была издана его книга «Краткий исторический очерк Гродненской губернии за сто лет ея существования. 1802-1902» (далее – КИО; см. с. 106), отпечатанная в Губернской типографии.
Вышла она в свет в виде достаточно большой по формату, но небольшой по объёму (всего 106 страниц текста) брошюры и состояла из Вступления и четырёх глав или разделов: I) Древне-русский период исторической жизни населения губернии; II) 1802-1840. Период действия в губернии Литовскаго статута и других местных законоположений; III) 1840-1863. Переходный период; IV) 1863-1901. Период коренных реформ в губернии и усиления русскаго самосознания в местном населении.
Трудно сейчас сказать, когда именно начал (в то время, когда ещё исполнял обязанности бухгалтера, или же в период безработицы) и когда точно закончил работу над ней старший Солоневич, но до наступления юбилейного для Гродненской губернии 1902 года или в самом его начале книга должна была выйти в свет.
Поскольку это произошло, логичнее всего предположить, что идея книги у Лукьяна Михайловича или у его заказчика, если таковой был (а им мог быть гродненский губернатор или кто-то из его окружения), вызрела не позднее истечения первой или в самом начале второй половины 1901 года, т.к. для разработки плана книги, подбора соответствующего материала, его проработки и изложения в удобочитаемой форме необходимо было время и, кроме того, нужен был человек, способный всё это сделать в срок, позволяющий ещё и набрать текст книги и выпустить её из печати до наступления или в первом месяце нового 1902 года.
Л.М. Солоневич справился с этой задачей, что само по себе свидетельствует о том, что уже в начале 1900-х годов он был достаточно подготовлен к своей будущей деятельности в качестве издателя газеты и автора печатаемых в ней политических по своему содержанию статей. О готовности Лукьяна Михайловича к будущей идеологической работе на родной для него и с детства хорошо знакомой белорусской почве свидетельствует идея, проходящая красной нитью через всю его книгу, идея о том, что земли Гродненской губернии (белорусские земли) исконно есть составная часть русского (общерусского) мира.
Почему и с какой целью старший Солоневич составил исторический очерк Гродненской губернии, можно узнать из вступления к книге. В нём Лукьян Михайлович так объясняет причины написания им брошюры, посвящённой истории Гродненщины:
«1-го января 1802 года, вследствие Высочайшаго повеления, последовавшаго 9 сентября 1801 года на имя князя Репнина, образована и открыта Гродненская губерния. Таким образом, 1-го января 1902 года исполнилось сто лет существования Гродненской губернии, как самостоятельной административной единицы.
Это замечательное в жизни губернии событие дает повод оглянуться на прошлое губернии не только за последнее столетие ея существования, но и на те историческия события, которыя пережиты местным населением в предыдущие века их исторической жизни.
Это необходимо, во-первых, для того, чтобы рядом исторических фактов и указаний на сохранившиеся до наших дней памятники старины лишний раз засвидетельствовать, что Гродненская губерния не есть завоеванный польский край, а коренная древне-русская область, издавна оторванная от общей матери Русской земли и насильно, противуестественно связанная с бывшим польским государством. Во-вторых, для того, чтобы показать, что как законодательная деятельность правительства, так и деятельность администрации в Гродненской губернии и другия явления общественной жизни, из которых складывается история, обусловлены в значительной степени историческим прошлым края и являются лишь естественным рядом попыток как правительства и администрации, так и самаго народа – попыток более или менее успешных – возвратить краю его исконно-русский характер.
Так как указанныя мероприятия правительства и администрации развивались на почве историческаго прошлаго, следы котораго остались в народной жизни, то без знакомства с этим прошлым многия последующия явления общественной жизни губернии могут быть недостаточно понятными, особенно для широкаго круга читателей, для которых собственно настоящий очерк и предназначается.
В силу изложенных соображений необходимо указать, хотя бы в кратких чертах, каково было положение населяющих губернию народностей в период управления русских князей до соединения Литвы с Польшей и в период польскаго владычества в крае до присоединения областей к России и образования губернии» (КИО, с. 3-4).
В этом совсем небольшом по размеру вступлении (приведённом здесь без сокращений) Лукьян Михайлович не только указал причины написания очерка, определил и обосновал его хронологические рамки, которые оказались гораздо шире тех, что были указаны в названии книги, но и сформулировал основную политическую идею последней.
Именно эта, для запада Российской Империи – политическая, идея (а соответственно, и всё, что из неё вытекало или напрямую было с ней связано), в недвусмысленном виде заявленная старшим Солоневичем во вступлении к очерку и подкреплённая приведёнными в книге историческими фактами, вызвала (и вызывает поныне) неудовольствие у интеллигентски и революционно (а соответственно, прозападно) настроенных соотечественников Лукьяна Михайловича.
Правда, это неудовольствие стало очевидным, реально ощутимым гораздо позже, только через добрый десяток лет, когда бесперебойно стала выходить в свет газета «Белорусская (северо-западная) жизнь». На стыке же 1901 и 1902 годов Л.М. Солоневич более 11-ти месяцев был за штатом, и сейчас Бог весть, в каких красках Лукьяну Михайловичу рисовалась его будущность и будущее его семьи и перспективы трудоустройства (хотя, возможно, какой-то гонорар за книгу старший Солоневич и получил). Но всё, как говорится, течёт, всё изменяется.
Не бывший ранее безработным Л.М. Солоневич в 1902 году занимается (может быть, вынужденно) общественной работой: является кандидатом в члены правления Общества взаимного вспомоществования учащим и учившим в начальных народных училищах Гродненской губернии и выполняет функции секретаря правления этого общества (см. здесь: Памятная книжка Гродненской губернии на 1902 год. Гродно, 1902. Отдел II, с. 50). А 8 мая этого же года приступает к исполнению обязанностей секретаря Гродненского губернского статистического комитета и занимается этим вплоть до 1 октября (правда, судя по формулярному списку, оставаясь за штатом и не получая жалования; ФС, л. 2об., 1об.).
Начало деятельности Лукьяна Михайловича в этом новом для него качестве пришлось на день, следующий за днём отъезда гродненского губернатора Н.П. Урусова к новому месту службы. После Дмитрия Николаевича Батюшкова и Николая Александровича Добровольского князь Николай Петрович Урусов был третьим из числа гродненских губернаторов, при которых старшему Солоневичу довелось служить чиновником в Гродно.
Императорским указом от 28 апреля 1902 года этот губернатор был назначен на должность полтавского губернатора и, передав 1 мая дела по управлению губернией вице-губернатору, 7 мая, после состоявшегося днём раньше в Гродненском благородном собрании прощания с бывшими сослуживцами, отбыл к месту нового своего служения (см. хранящиеся в Национальном историческом архиве Беларуси в г. Гродно /далее – НИАБ в г. Гродно/ дело «О службе и.д. губернатора Урусова Николая Петровича» [ф. 2, оп. 25, д. 234, л. 60, 58] и дело «О назначении Ковенского губернского предводителя дворянства Столыпина Петра Аркадьевича на должность Гродненского губернатора» [ф. 2, оп. 25, д. 500, л. 20-20об.], а также ГЕВ за 12 мая 1902 г., № 18-19, с. 178-179).
Именно в период, когда Гродненской губернией управлял Н.П. Урусов, и был написан и издан «Краткий исторический очерк» Л.М. Солоневича и отпразднован юбилей губернии. Рассказом об этом торжестве и о роли в его организации и проведении князя Урусова Лукьян Михайлович как раз и завершил свою книгу о Гродненской губернии, поместив в ней небольшую, но достаточно информативную справку следующего содержания:
«Последним событием в губернии, в конце перваго столетия ея существования, было празднование столетняго юбилея губернии.
Г. Гродненский губернатор, князь Н.П. Урусов, отношением, от 23 ноября 1901 г., за № 17434, возбудил ходатайство о разрешении отпраздновать приближавшийся 100-летний юбилей губернии. Государь Император, в 12 день декабря того же года, всемилостивейше соизволил выразить согласие на удовлетворение этого ходатайства.
Для разработки программы празднества 22 декабря в губернском правлении состоялось, под председательством князя Н. П. Урусова, особое совещание, на которое были приглашены председатели всех ведомств.
Совещанием постановлено отпраздновать сотую годовщину со дня учреждения Гродненской губернии следующим образом:
1 января, в 91/2 час. утра, божественная литургия и торжественное молебствие в кафедральном Софийском соборе. В 3 часа дня торжественное заседание губернскаго статистическаго комитета, в зале гродненскаго благороднаго собрания, для чтения исторической записки 100-летия губернии.
2 января бесплатный спектакль в городском театре для служащих всех ведомств.
3 января публичное чтение, с световыми картинами историческаго очерка 100-летия губернии, в предполагаемом к открытию в этот день народном доме.
Выполнением этой программы и закончилось первое столетие существования Гродненской губернии, как административной единицы Империи» (КИО, с. 106).
Благодаря этой информации сейчас даже без пролистывания подшивок гродненских газет за 1902 год можно получить представление о продолжительности и ходе празднеств, на фоне которых в числе прочего проходила в Гродно жизнь Лукьяна Михайловича и его семьи. Правда, только из газет можно узнать, что Л.М. Солоневич хоть и присутствовал 1-го января 1902 года в помещении гродненского благородного собрания и даже сделал там, будучи на тот момент безработным, взнос в пользу Гродненского благотворительного общества (см. «Гродненския губернския ведомости» /далее – ГГВ/ за 4 января 1902 г., № 2, с. 4), однако ни в первый день празднеств, ни 3-го января свой исторический очерк не зачитывал.
1 января краткая историческая записка о состоянии Гродненской губернии в первое столетие её существования в качестве самостоятельной административной единицы была прочитана в зале благородного собрания правителем канцелярии губернатора Николаем Петровичем Шипиным, а 3 января историческую записку на ту же тему в освящённом в этот день народном доме прочел Николай Михайлович Савицкий (см. там же, с. 5, а также ГЕВ за 13 января 1902 г., № 2, с. 15, 16).
Записка последнего была гораздо обширней и представляла собой очерк истории земель Гродненской губернии начиная со времени св. князя Владимира (ГЕВ за 13 января 1902 г., № 2, с. 16). В этом отношении она, по всей видимости, была близка к историческому очерку старшего Солоневича, книга которого хотя и не была, в отличие от записок Шипина и Савицкого, озвучена в дни юбилейных торжеств, но тоже удостоилась упоминания в прессе и, кроме того, благоприятного отзыва.
Священник Иоанн Корчинский, который, как и Лукьян Михайлович, 1-го января 1902 года присутствовал в помещении гродненского благородного собрания и тоже сделал взнос в пользу благотворительного общества (ГГВ за 4 января 1902 г., № 2, с. 4), посвятил юбилею губернии специальную статью. Она была напечатана в «Гродненских епархиальных ведомостях» под названием «Столетие Гродненской губернии».
В этой статье о. Иоанн, рассказав в числе прочего о первом и последнем днях юбилейных торжеств, так отрекомендовал читателям книгу старшего Солоневича, с которым, по всей видимости, имел много общего во взглядах: «Заключая наше беглое описание празднования в гор. Гродне столетия Гродненской губернии, не можем не упомянуть об очень интересной книжке, составленной г. Л. Солоневичем к столетнему юбилею губернии. Книжка эта носит заглавие: “Краткий исторический очерк Гродненской губернии за сто лет ея существования 1802-1902”. В ней собрано не мало ценных исторических сведений» (ГЕВ за 13 января 1902 г., № 2, с. 16).
Возможно, что именно (или в том числе) благодаря этой книге, написанием которой губернии была оказана неоценимая услуга, Лукьян Михайлович и был (чуть больше чем через четыре месяца после юбилейных торжеств) допущен к исполнению обязанностей секретаря Гродненского губернского статистического комитета.
К исполнению этих обязанностей он приступил в то время, когда Гродненской губернией до назначения нового губернатора и его приезда в Гродно временно управлял вице-губернатор Виктор Дмитриевич Лишин (НИАБ в г. Гродно, ф. 2, оп. 25, д. 234, л. 60, 58, а также ф. 2, оп. 25, д. 500, л. 20-20об.; см. также здесь: Памятная книжка Гродненской губернии на 1902 год. Гродно, 1902. Отдел II, с. 23).
После передачи последним управления губернией новому губернатору функции секретаря статистического комитета Л.М. Солоневич выполнял ещё чуть больше трёх месяцев. Новым руководителем губернии, при котором в течение этого времени старший Солоневич оставался статистическим чиновником, стал Пётр Аркадьевич Столыпин. Именно он Императорским указом от 30 мая 1902 года был назначен исполняющим должность гродненского губернатора (НИАБ в г. Гродно, ф. 2, оп. 25, д. 500, л. 2, 5, 6, 7, 20).
В Гродно Пётр Аркадьевич прибыл 21 июня 1902 года (т.е. почти через полтора месяца после того, как Л.М. Солоневич приступил к исполнению обязанностей секретаря статистического комитета). Об этом важном для гродненщины событии и о том, с чего началось пребывание Столыпина в Гродно, кратко, но не без интересных теперь подробностей рассказали «Гродненские епархиальные ведомости». В разделе «Хроника» в них была помещена такая заметка:
«21 июня, в 3 часа пополудни, изволил прибыть в г. Гродну к месту новой своей службы в должности губернатора Гродненской губернии бывший губернский предводитель дворянства Ковенской губернии камергер Двора Его Императорского Величества П.А. Столыпин.
stolipin
С вокзала его превосходительство проследовал в Кафедральный собор, где был встречен о. кафедральным протоиереем, о. ключарем Собора и церковным старостой.
SofSobor
Приложившись к местным святыням, г. губернатор изволил поинтересоваться историей Собора, его святынями, его средствами и материальным обезпечением Соборнаго причта. Объяснения давал о. кафедральный протоиерей. В тот же день его превосходительство посетил Преосвященнейшаго Иоакима, Епископа Гродненскаго и Брестскаго. Его Преосвященство отдал визит г. губернатору в 5 ч. вечера.
22 июня, в 111/2 часов, г. губернатор изволил принять православное городское духовенство во главе с о. кафедральным протоиереем. В 12 ч. того же дня, в губернаторском доме, состоялось представление его превосходительству инославнаго духовенства и служащих в гражданских учреждениях г. Гродны» (ГЕВ за 30 июня 1902 г., № 26, с. 241).
Teatr
Трудно судить о том, был ли в числе представленных новому руководителю губернии служащих Лукьян Михайлович, но бесспорно то, что случай познакомиться с отцом Ивана Солоневича если не 22 июня 1902 года, то в ближайшее время П.А. Столыпину представился.
Трудно сейчас судить о том, сколько П.А. Столыпин за девять месяцев управления Гродненской губернией (если считать с момента прибытия в Гродно и до отъезда в Саратов) посвятил времени общению с «летописцем» этой губернии Л.М. Солоневичем, но однозначно можно утверждать, что на карьеру последнего (и, соответственно, на материальное благосостояние его семьи) это общение никак не повлияло.
LMSolonevich1910
В Гродно будущий российский премьер-министр Лукьяну Михайловичу не протежировал, даже несмотря на идейную близость с ним. Доказать наличие такой близости в гродненский период деятельности Столыпина можно было бы, думается, с помощью рассказа о том, чем Пётр Аркадьевич как руководитель губернии был загружен и какие проблемы его волновали.
Но, к сожалению, в силу недоступности необходимых печатных дореволюционных изданий (в том числе тех, в которых отражены мысли, высказанные Пётром Аркадьевичем в период управления Гродненской губернией) и в силу того, что не все ещё выявленные на данный момент документы досконально изучены, толково рассказать о трудовых буднях гродненского губернатора Столыпина и охарактеризовать его мировоззрение пока не представляется возможным. Поэтому ничего не остаётся, как продолжить рассказ о том, чем в период губернаторства Петра Аркадьевича и при его приемниках занимался Л.М. Солоневич.
Судя по гродненскому формулярному списку, со 2 октября 1902 года по конец мая 1903 года (т.е. в течение полных пяти месяцев при Столыпине, а в целом – более семи месяцев) Лукьян Михайлович снова сидел без работы (ФС, л. 2об.-3).
Правда, в 1903 году, как и в 1902-м, он продолжал заниматься общественной работой: оставался кандидатом в члены правления Общества взаимного вспомоществования учащим и учившим в начальных народных училищах Гродненской губернии и выполнял функции секретаря правления этого общества (см. здесь: Памятная книжка Гродненской губернии на 1902 год. Гродно, 1902. Отдел II, с. 50; Памятная книжка Гродненской губернии на 1903 год. Гродно, 1903. Отдел II, с. 146).
Перемены к лучшему в жизни Лукьяна Михайловича произошли только 30 мая 1903 года: в этот день согласно прошению он был зачислен в штат Гродненского губернского правления канцелярским служителем III разряда с доходом 1000 рублей в год (жалования – 400 руб., столовых – 300 руб. и квар. – 300 руб.; ФС, л. 2об.-3, 1об.).
В следующем году с 20 октября постановлением губернатора Л.М. Солоневич был допущен к временному исполнению обязанностей секретаря Гродненского губернского по городским делам присутствия (ФС, л. 2об.-3, 1об.), чем и занимался до 1907 года включительно (см. здесь: Памятная книжка Гродненской губернии на 1906 год. Гродно, 1906. Адрес-календарь Гродненской губернии, с. 14; Памятная книжка Гродненской губернии на 1907 год. Гродно, 1907. С. 9).
Параллельно с выполнением своих служебных обязанностей Лукьян Михайлович продолжал принимать участие в работе Общества взаимного вспомоществования учащим и учившим в начальных народных училищах Гродненской губернии: в 1904, 1905 и 1906 годах в качестве его секретаря, а в 1907 году – члена ревизионной комиссии (см. здесь: Памятная книжка Гродненской губернии на 1904 год. Гродно, 1904. Отдел II, с. 138-139; Памятная книжка Гродненской губернии на 1905 год. Гродно, 1905. Адрес-календарь Гродненской губернии, с. 50; Памятная книжка Гродненской губернии на 1906 год. Гродно, 1906. Адрес-календарь Гродненской губернии, с. 52-53; Памятная книжка Гродненской губернии на 1907 год. Гродно, 1907. С. 77).
Кроме того, в 1905 году старший Солоневич являлся членом ревизионной комиссии Собрания гродненских чиновников и секретарём редакции неофициальной части Гродненских губернских ведомостей (см. здесь: Памятная книжка Гродненской губернии на 1905 год. Гродно, 1905. Адрес-календарь Гродненской губернии, с. 54, 53), в которой печатались его статьи, в основном (насколько можно судить по имеющейся в архиве Гродно неполной подшивке за 1905 год) посвящённые санитарно-гигиеническим проблемам.
С 9 сентября по 28 октября 1905 года, Лукьян Михайлович являлся и.о. редактора неофициальной части Гродненских губернских ведомостей, где, помимо всего прочего, нашла отражение и деятельность Общества взаимного вспомоществования учащимся и учившим в начальных народных училищах Гродненской губернии.
Бессменным председателем этого общества (возможно, с момента его создания, но не позднее чем с 1902 года /сведения за 1901 г. недоступны/) являлся вице-губернатор В.Д. Лишин (см. «Памятные книжки Гродненской губернии» на 1900-1905 годы).
Как видно из приведённых сведений, наиболее активным в качестве гродненского общественного деятеля и госслужащего (и, по всей видимости, наиболее обеспеченным материально) Л.М. Солоневич был в то время, когда П.А. Столыпин возглавлял Саратовскую губернию и на её территории активно боролся с разгулявшейся в России революцией.
Если бы Пётр Аркадьевич не был нежданно-негаданно для него самого назначен в апреле 1906 года на пост министра внутренних дел, а летом того же года – на пост премьер-министра, то и в жизни Лукьяна Михайловича, возможно, не произошло бы никаких кардинальных перемен. По крайней мере, в 1903-1907 годах он имел в Гродно стабильную работу, и не было видимых причин хотя бы на время бросать госслужбу и менять место жительства.
Однако в 1907 году жизнь старшего Солоневича начала круто меняться: он покинул Гродно и на некоторое время поселился в Ковно, где состоял на должности младшего помощника Правителя канцелярии Ковенского губернатора (см. здесь: Памятная книжка Ковенской губернии на 1908 год. Ковна, 1907. Приложения: Алфавитный указатель. С. 55; Отдел I. С. 3).
Сведения о том, когда Лукьян Михайлович оставил госслужбу в Гродно и сколько времени проработал в канцелярии губернатора в Ковно, можно почерпнуть из гродненского и ковенского формулярных списков. Согласно гродненскому формулярному списку Л.М. Солоневич был «исключен из списков служащих с 1 марта 1907 года» (ФС, л. 3) «за перечислением его тем же <з>ванием в штат Гродненскаго Губернскаго Присутствия 1907 декабря 15» (ФС, л. 3об.-4).
Вторая часть приведённой записи в гродненском формулярном списке Лукьяна Михайловича сделана весьма неопрятно и как-то не вяжется с тем, что имеется в сделанном на основе гродненского и продолженном в Ковно «ковенском» списке. Согласно сведениям последнего, копия которого, судя по всему, находится в студенческом деле Ивана Солоневича (см. № 2810 или 2826 «Наша Страна»), Лукьян Михайлович «Приказом Ковенского губернатора по губернскому правлению от 13 октября 1907 года за № 92 назначен младшим помощником Правителя канцелярии Ковенского губернатора с 13 октября 1907 г., приказом Ковенского губернатора по губернскому правлению от 3 января 1908 года за № 1 уволен от должности в отставку согласно прошению того же числа» (см. www.solonevich.narod.ru/ismagulova.html), а в 1907-08 гг. непродолжительное время (по сведениям «Памятной книжки Ковенской губернии на 1908 год» /Ковна, 1907. – Отдел I. С. 3) состоял в Ковно на должности младшего помощника Правителя канцелярии Ковенского губернатора; см. также www.solonevich.narod.ru/ismagulova.html), а затем в Вильно /в 1909, 1911-12 гг./ (а позже в Гродно /в 1912-13 гг./ и Минске /в 1913-15 гг./) издавал газету «Белорусская (северо-западная) жизнь».

Виктор Андреев, grodno-best.info

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. До сих пор в Гродно нигде нет даже упоминания, что тут жил Иван Лукьянович Солоневич. Или он не достоин упоминания?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...