Памяти связующая нить: Ираида Ефимовна Макеева

makeevaО женском возрасте не принято говорить вслух. Но сама моя собеседница то и дело повторяет о своих восьми десятилетиях и о том, как много еще ей хочется успеть сделать. Подготовленная к печати вторая часть книги “Отцы и дети из 41-го” — четвертый заказ от Макеевой для Гродненской типографии вмещает лишь малую толику собранной ей правды о трагедии и героизме первых боев на гродненской земле.

Энтузиазм Ираиды Ефимовы и его результаты не могут не восхищать даже без ее собственных “возрастных уточнений”. Не один год она является самым популярным в городе на Немане адресатом и телефонным абонентом, а во многих уголках некогда великой страны — самым дорогим гостем.

Начав с поиска сведений о боевом пути родных людей, Ираида Ефимовна, без преувеличения, породнилась с тысячами ветеранов и членами их семей. И все это благодаря поистине титаническому и очень непростому труду по сохранению памяти о войне

Из девяти детей у Макеевых на фронт ушли четверо. И отца, у которого после финской войны сапоги не успели обсохнуть, призвали снова: армии нужны были опытные врачи. Ираиду на фронт не пустили. Настырная девушка много раз писала заявления в Пензенский военкомат, но ей всегда отвечали, что на учителей женского пола наложена “бронь”. Школы, несмотря на военное время, в городе продолжали работать. Макеевой доверили военное дело и немецкий язык — самые популярные предметы во всех классах, ученики которых все до единого рвались родину защищать.

Ее заявления в военкомате «всплыли», когда потребовались педагоги в освобожденные от фашистов Белоруссию и Украину. Согласилась. Но выбор ею нового места жительства не был случайным. На западной границе в пригороде Гродно перед самой войной служил ее брат. В военкомате он числился без вести пропавшим.

— На всем пути из Москвы глаз сомкнуть не могла, — вспоминает Ираида Ефимовна. — Так поразило меня увиденное из окна поезда. Ни одного уцелевшего дома. Землянки, костры. Минск в руинах. На ночь приютили нас, прибывших по направлению центрального комитета комсомола девчушек, в палатках военные. А рано утром мы пошли в Дом советов за конкретными адресами. В моем направлении было записано —Гродно, обком комсомола. Несколько дней подождала, пока город освободят от фашистов, и поехала.

Из пожитков с собой — одна гитара. Но настрой боевой. Нипочем молодости, что ночевать приходится на стульях в здании обкома, что с наступлением темноты на улицу выходить опасно, что угрожают активистам затаившиеся фашистские прихвостни.

Главным поручением для Макеевой была организация приютов для беспризорников. В городе открылись два детских дома. Одна за другой начинали работать школы. Но учителей не хватало, и Ираида Ефимовна получила очередное поручение комсомола — «сеять разумное, доброе, вечное». Сначала работала во второй польской школе, затем в железнодорожной. Начиная с того далекого сорок четвертого, она потом еще четыре десятилетия трудилась на педагогической ниве Гродненщины.

Но самый большой опыт организаторской работы приобрела она во время встреч с людьми в районах области, куда как посланница комсомола часто выезжала, несмотря на неспокойное послевоенное время. Все, кто ее знал, удивлялись, как эта хрупкая девчушка выдерживает такую нагрузку. Как сглазили. Заболела так серьезно, что обком комсомола дал телеграмму-молнию в Пензу. И отец, к тому времени вернувшийся с фронта, поспешил на помощь.

Слух о приезде врача-профессионала мигом разошелся по городу. Ираида, которой отец, можно сказать, подарил вторую жизнь, была далеко не единственным его пациентом. А городские власти упросили Ефима Макеева помочь гродненцам, и, согласившись, он все силы направил на борьбу с туберкулезом. Вслед за отцом приехали в город на Немане ее мать и младший брат. Затем, окончив педагогическое училище, трудовой путь длиной в четыре десятилетия начала в гродненской школе ее сестра. Возможно, этот переезд хоть немного унял боль потери.

Не смогла уже большая семья Макеевых собраться в довоенном составе. Три похоронки принесла война. Они сообщали, что восемнадцатилетний Вовка погиб под Ригой. Старшие Шура и Стасик — пропали без вести. А шестилетнего Коленьку уже в Гродно убили бандиты.

Знали только, что Александр Макеев встретил войну на погранзаставе в трех километрах от Гродно. Но ни военкоматы, ни Министерство обороны о дальнейшей его судьбе ничего сообщить не могли. И тогда Ираида решила навести справки через сослуживцев. Через печать попросила связаться с ней тех, кто в июне сорок первого года служил на заставе. Сразу откликнулись четыре пограничника.

Так 1945 год положил начало сбору материала, на основе которого затем были написаны книги, установлены имена неизвестных героев, описаны и увековечены подвиги воинов-пограничников, первыми вступивших в схватку с врагом.

Окончательно судьба родных прояснилась только спустя три десятилетия. Три ответа, проливающих свет на судьбу всех трех братьев, Ираида Ефимовна получила в 1979 году. Из одного из них явствовало, что сержант Александр Макеев был привезен в Бухенвальд в холодном октябре. К комсоставу был причислен как переводчик. Расстрелян фашистами 3 января 1942 года в девять часов пять минут утра.

Мемориальную доску с памятной надписью золотыми буквами на зеленом мраморе они с мужем доставили в Германию, как говорится, собственноручно. Выступая на митинге, Ираида Ефимовна говорила о памяти как о самой священной для нее категории. И, как бы подтверждая свои чувства, на следующий год привезла в Бухенвальд еще один памятный знак. «Узникам Бухенвальда из СССР. Вы погибали, чтобы жили мы. Вечная вам память. Ираида Макеева», — гласила надпись на нем.

Благодаря стараниям сестры в музее Бухенвальда есть уголок, посвященный Александру Макееву. Здесь его личные вещи, документы и тетрадь со стихами. Здесь и печатные издания о войне, которые увидели свет благодаря неутомимому поиску Ираиды Ефимовны. А в книге отзывов почетных посетителей мемориального комплекса — ее стихотворные строки.

Памятник Владимиру Макееву стоит в местечке Добели под Ригой. А еще в память о брате Ираида Ефимовна собрала огромный материал о Курляндском котле. И это созданное ею документальное повествование о героическом и трагическом на войне, о людях подвига передается людям со страниц периодической печати и целыми книжными главами.

Последней она написала историю старшего брата. После многочисленных замысловатых ответов из различных ведомств был получен ясный и обнадеживающий из Международного Красного Креста. Оказывается, Стасик жив и проживает в Курске. После безрезультатных попыток связаться по телефону Ираида Ефимовна собирается в путь.

Что же не откликался? Не поверил, оказывается, что сестра перебралась в Гродно.

— Я его сразу узнала, как только навстречу вышел, — рассказывает Ираида Ефимовна. — Вылитый отец. До утра проплакали, вспоминали.

А утром она пошла к брату на завод и упросила директора отпустить с работы, дать возможность съездить в Гродно. Всю родню тогда собрала. Вездесущее телевидение даже запечатлело эту встречу.

А потом оказалось, что у Станислава Ефимовича есть уже взрослые сын и дочь. Как выяснилось, его жена Аня попала в роддом до того, как родительский дом был уничтожен снарядом. А супругу сообщили, что из развалин никого спасти не удалось. В свою очередь Аня, получив официальное известие о гибели мужа, в Пензу не вернулась, осталась в Киргизии.

И вот однажды ее второму мужу попалась на глаза статья о подвигах воинов-пограничников, под которой стояла фамилия Макеевой. Ираида Ефимовна для того, чтобы смогли откликнуться все участники первых боев на границе, сообщала и свой адрес. И заинтригованная Аня написала в Гродно.

С той поры Ираида Ефимовна переписывается с племянниками, пополняя семейную историю. Хотя история семьи Макеевых — лишь маленькая часть большой истории, где главные страницы — о войне, о подвигах, о героях.

В ее книгах военная история — не крупномасштабные победы и поражения, а тысячи судеб, войной опаленных. И это восприятие грозных событий конкретным че­ловеком, «маленьким винтиком» истории особенно ценно, ибо особенно убедительно в отрицании насилия, человекоубийства, геноцида. Это доходчивая правда о войне, рассчитанная автором не только для современников, но и для потомков. Чтобы помнили о муках и подвигах, чтобы чтили память героев и не допустили войны.

Книги Ираиды Макеевой есть в музеях всех республик бывшего Союза, школьных и публичных библиотеках. Они переданы сюда в дар от автора, безвозмездно.

Ираида Ефимовна, образно говоря, выступает не только как «связующая нить» между прошлым и будущим. Благодаря ее энтузиазму ветераны войны имеют возможность ежегодно встречаться. В свое время по нескольку сотен съезжалось в Гродно.

Сегодня традиция сохраняется. Но, увы, редеют ряды гостей. И не секрет, что не только материальные трудности тому причиной. На последние встречи собираются уже не сотни ветеранов, как раньше, а три-четыре десятка.

— А ведь были времена, когда и на родине Феодосия Кириченко собирала сотни людей, — вспоминает Ираида Ефимовна.

А о подвиге командира заставы в районе Гродно, которая первой встала на пути врага в июне 1941 года, землякам поведала она, Ираида Макеева. Всю округу в районе Сопоцкина исходила, с сотнями местных жителей переговорила. Их рассказы дополнили воспоминания сослуживцев. Сегодня две мемориальные доски рассказывают о подвиге Кириченко на его родине, где до сообщений Макеевой не знали о геройстве земляка. Зато и в Орлянке Васильевского района, и во всем Запорожье Ираида Ефимовна — человек известный и гость желанный В нынешнем, юбилейном году совет ветеранов-участников первых боев на Гродненщине планирует традиционную встречу в городе на Немане. А Ираида Ефимовна надеется, что к тому времени сможет оформить для просмотра хотя бы еще одну часть того обширного материала, который хранится у нее дома и в ее музее, под который отведена небольшая комнатка дома по улице Социалистической.

Благодаря ее поиску установлены сотни имен неизвестных героев. О их подвигах узнали земляки. Ираида Ефимовна сегодня признанный и желанный автор во многих средствах массовой информации. Интересный факт: неутомимая гродненка нашла девочку по имени Гродно. Сегодня Гродно Ганиевна Наджимова (Эргашева) живет в Ташкенте, заслуженный врач республики. Со своей «от- крывательницей» для города на Немане поддерживает переписку. И ее весточкам Ираида Ефимовна радуется, как каждой другой из своей многочисленной корреспонденции. Сколько сил нужно, чтобы просто ответить на нее! Уже не говоря о том, чтобы дать мудрый совет или помочь разрешить проблемы.

Дело, которому посвятила себя Ираида Ефимовна Макеева, трудно переоценить. И она вправе рассчитывать на поддержку и благодарность современников.

Ее небольшая уютная квартира в центре города — поистине «штаб памяти». И пусть не умолкает в ней телефон и по-прежнему ежедневно опускается в почтовый ящик многочисленная корреспонденция. Так пишется история, так создается прочный фундамент памяти

Отцы и дети из 41-го: страницы истории / авт.-сост.И. Е. Макеева. – 2-е изд., доп. – Гродно: Гродненская типография, 2004. – 360 с.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...