Настоящий солдат: один против 60 танков

siritinin nadpis

С началом Великой Отечественной войны Западный особый военный округ (ЗапОВО), дислоцировавшийся на территории Белорусской ССР, оказался в полосе наступления группы армий  «Центр» – самой мощной  группировки германских войск. Только 22 июня 1941 г. округ был переименован в Западный фронт…

Это означало, что германские и советские войска встретили войну, находясь в совершенно разных состояниях. Противник  имел здесь группу армий, полностью подготовленную к ведению военных действий. То есть, войска выведены в поле, размещены в исходных районах, имеют при себе боекомплекты, организованы связь и управление частями и соединениями, налажено взаимодействие всех родов войск, разведаны и указаны цели. Между тем, с нашей стороны имелся не фронт, а военный округ, то есть войска находились в положении мирного времени. Чтобы превратить округ в оперативно-стратегическое объединение военного времени – фронт, требовалось вывести войска из пунктов постоянной дислокации, разместить их на линии обороны, поставить конкретные боевые задачи, организовать систему огня, выдать боеприпасы, горючее, организовать работу органов военного управления в соответствии с условиями военного времени и т.д. Все это пришлось делать под огнем наступающего противника.

Обсуждение вопроса, почему нашу страну и армию застали врасплох, продолжается несколько десятилетий. Существуют различные взгляды, знания о которых можно почерпнуть в соответствующей литературе. В данной статье автор не касается этой сложнейшей проблемы, и сосредоточивает внимание на ином аспекте – поразительной доблести воинов РККА в трагической обстановке поражений лета 1941 года. Данное обстоятельство вызывает восхищение, ибо управление Западным фронтом, по сути, отсутствовало, управление частями и соединениями нередко было нарушено, а наши войска несли огромные потери в живой силе и технике. Так, в первый же день войны из строя было выведено около 1200 советских самолетов (в основном, на аэродромах), из них 738 – на территории ЗапОВО.

На седьмой день военных действий был захвачен Минск; если на Украине и в Прибалтике в июне 1941 г. крупных «котлов» не было,  то на территории Беларуси действия танковых групп противника привели к окружению главных сил Западного фронта в районе Белостока и Волковыска.

Однако даже в те тяжелейшие дни большинство советских военнослужащих проявляли мужество и героизм. Само по себе окружение не привело к прекращению сопротивления. Окруженные части и соединения упорно оборонялись, пытаясь прорваться к своим.

Генерал-полковник Ф. Гальдер, бывший начальником главного штаба германских сухопутных войск, писал: «Противник в пограничной полосе всюду оказывал сопротивление… В общем, теперь стало ясно, что русские не думают об отступлении, а, напротив, бросают все, что имеют в своем распоряжении, навстречу вклинившимся германским войскам… Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека… Генерал пехоты Отт доложил о своих впечатлениях во время боя в районе Гродно. Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволять себе известные вольности и отступления от уставных принципов, что теперь уже недопустимо…».

Даже в последние дни существования «котла» советские войска продолжали оказывать упорное сопротивление. В оперативной сводке группы армий «Центр» за 30 июня указывалось:

«Захвачено много трофеев, различное оружие (главным образом арт. орудия), большое количество различной техники и много лошадей. Русские несут громадные потери убитыми, пленных мало».

Конечно, бывали случаи паники, дезертирства, добровольной сдачи в плен. Однако в целом сопротивление начинало снижаться только после многократных попыток пробиться из «котла» и израсходования запасов горючего и боеприпасов.

Известно множество удивительных подвигов, совершенных в эти дни. В их числе – действия пограничника А. Новикова, который в одиночку, укрывшись в дупле могучего дуба, в течение суток не давал врагу форсировать Западный Буг на своем участке, огненный таран капитана Н.Ф. Гастелло, невиданная стойкость защитников Брестской крепости, 23-дневная оборона Могилева  и тысячи других.

В числе героев, защищавших Отечество до последнего дыхания, находится старший сержант Н.В. Сиротинин. Он родился в 1921 году, жил в городе Орел, откуда в октябре 1940 г. был призван в армию. Службу начал в 55-м стрелковом полку, дислоцировавшемся в Полоцке. Служил отлично, о чем свидетельствует тот факт, что уже к лету 1941 г. он получил звание «старший сержант».

В начале июля 1941 года танки противника прорвали нашу оборону возле Быхова и форсировали Днепр, двигаясь вдоль реки  Сож, в направлении на Славгород и далее через Чериков на Кричев. Цель противника состояла в том, чтобы ударом с юга окружить советские войска, оборонявшие Смоленск.

Советские части, находившиеся в Кричеве, получили приказ переправляться за Сож. Переправочных средств не хватало, поэтому нужно было задержать немцев, чтобы дать возможность переправиться всем подразделениям. Одним из тех, кто прикрывал отступавших, был Николай Сиротинин.

Теперь вряд ли можно установить, почему старший сержант Сиротинин во время боя остался у своего орудия один. Однако известно, что он оборудовал позицию для пушки возле деревни Сокольничи таким образом, чтобы простреливалась дорога через мост. Утром 17 июля на шоссе показалась колонна из 59 танков и бронемашин с пехотой. Когда головной танк вышел на мост, грянул первый выстрел, которым танк был подбит. Вторым снарядом был подожжен бронетранспортер в хвосте колонны. Возникла пробка, в то время как Н. Сиротинин продолжал вести огонь, уничтожая машину за машиной.

Немцы оказались в сложном положении: накануне их разведка не обнаружила в окрестностях советскую артиллерию, и бронетехника продвигалась без особых предосторожностей. Не видя, откуда идет стрельба, они отвечали наугад, стреляя по площадям. Когда противник все же обнаружил, откуда ведется огонь, немецкие мотоциклисты зашли в тыл Сиротинину. На предложение сдаться тот ответил стрельбой из карабина, после чего по одинокому орудию был открыт огонь из миномета.

Бой длился более двух часов, продвижение немецких частей было заблокировано. Всего немцы потеряли 11 танков, 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров. При этом Н. Сиротинин в одиночку подносил боеприпасы, заряжал, наводил и вел огонь.

Скорее всего, об этом бое современники не узнали бы никогда, как не узнали о многих других. Однако здесь сыграл свою роль случай: летом 1942 г. под Тулой погиб офицер 4-й танковой дивизии вермахта Фридрих Фенфельд, при котором обнаружили дневник. Из него и стали известны некоторые подробности боя у белорусской деревни. В частности, там есть такая запись: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости… Полковник перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок».

В конце 1950-х годов были записаны воспоминания местной жительницы О. Вержбицкой, которая рассказала следующее. «Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей. Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину». Перед тем, как опустить тело в могилу, Сиротинина обыскали и нашли в кармане медальон, в котором была записка с его именем и местом жительства. Как вспоминала О. Вержбицкая, «…главный немец сказал мне: Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Благодаря записке и удалось узнать имя героя.

Сиротинин мог не стрелять по противнику, и враги его бы не заметили. Мог спрятаться, вообще убежать. Но он помнил присягу – и геройски выполнил солдатский долг.

В 1948 году его останки были перезахоронены в братской могиле. После того, как о подвиге Сиротинина узнала широкая общественность, его посмертно, в 1960 году, наградили орденом Отечественной войны I степени. В 1961 году на месте боя установили обелиск, надпись на котором сообщает о бессмертном подвиге. Рядом на постаменте водружено 76-мм орудие. Из подобной пушки вел огонь по врагам старший сержант Н.В. Сиротинин.
sirotinin obelisk
К сожалению, существует категория лжеисториков, прилагающих все силы для того, чтобы дискредитировать память павших героев. Достаточно вспомнить, как злопыхатели «сомневались» в подвиге З. Космодемьянской, Ю. Смирнова, А. Матросова, молодогвардейцев…. Не оставили без внимания и светлое имя Н. Сиротинина, о котором распространяли различные сплетни. Вплоть до того, что одна из гнусных статеек была названа «А был ли старший сержант Сиротинин?»

Более того, делаются попытки фальсифицировать всю историю Великой Отечественной войны, очернить действия всей Красной Армии. В частности, «со смаком» описывается трагедия Западного фронта летом 1941 года, при этом внимание сосредотачивается исключительно на потерях, отступлении, пленных, сдаче населённых пунктов и тому подобном. Однако о гигантском значении действий Западного фронта летом 1941 года для судеб всей страны не говорится ничего.

Об этом скажем мы.  В начальный период войны Западный фронт, ведя кровопролитные бои, обеспечил отмобилизование, выдвижение, развертывание и подготовку оборонительных рубежей группе армий резерва Главного Командования во главе с маршалом С.М. Буденным, а впоследствии – оборонительные и наступательные действия войск Резервного, Центрального и Брянского фронтов. Иными словами, именно Западный фронт до начала контрнаступления под Москвой, во взаимодействии с другими фронтами встал на пути главной группировки вермахта – группы армий «Центр» и сыграл неоценимую роль в обороне Москвы, как на дальних подступах, так и на ближних. Германский блицкриг был сорван и заложен фундамент Победы, в то время еще такой далекой.  Свой вклад  в будущий разгром врага сделал на белорусской земле и орловский парень Н. Сиротинин.

Мы, живущие сегодня, должны вспоминать  о тех, кто погиб за Отечество, не только накануне юбилейных дат, таких, как грядущее 75-летие начала Великой Отечественной войны. Мы должны помнить о них всегда. В полной мере это относится и к герою нашего повествования.
sirotinin
Случилось так, что в семье Н. Сиротинина, оказавшейся в эвакуации, не сохранилось ни одной фотографии храбреца. Существует только карандашный рисунок, сделанный его сослуживцем. Но главное не в этом: сохранилась память о доблестном солдате, который остановил колонну немецкой техники и погиб в неравном бою.

Валерий Смирнов, grodno-best.info

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Да сомнения возникают, когда никаких доказательств нет , а только легенда…Ведь сейчас просто в документах немецкой дивизии посмотреть лист потерь за тот период….или запросить ГРАБЭН КАРТЫ у немцев…..Те кто искал –ничего не нашли…Нашли первую статью по Сиротинина в какой то газетенке в 50 -х годах, где рассказывалось о 5 подбитых танках…..Вот отсюда и СОМНЕНИЯ ….Вывод —танки выбивали НЕИЗВЕСТНЫЕ ГЕРОИ ..А когда возникла необходимость осветить какой нибудь подвиг,по заданию партии и правительства —выдумали ГЕРОЯ …

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...