Комендант крепости Осовец: Николай Александрович Бржозовский

brzhozovskiy2
100-летие начала Первой мировой войны, отмечавшееся в 1914 году, вызвало повышенный интерес общества к событиям той грозной эпохи. Одним из знаковых ее эпизодов является героическая оборона крепости Осовец, публикации о которой буквально заполонили Интернет и периодическую печать.
Задача данной статьи, однако, состоит не в том, чтобы еще раз описать славную оборону в целом, включая легендарную атаку «мертвецов». Ее цель в ином: рассказать об одном из защитников крепости – генерал-лейтенанте Николае Александровиче Бржозовском, служившем в крепости с 1911 года, и бывшем ее комендантом в период самых ожесточенных атак противника.
Н.А. Бржозовский родился в 1857 году, в дворянской семье. Окончил Полоцкую военную гимназию (впоследствии переименованную в кадетский корпус), офицерскую службу после окончания 2-го Константиновского военного училища начал в Волковыске, в 16-й артиллерийской бригаде.
Участвовал в русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов, за доблесть и мужество был награжден одним из высших орденов – орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.
После войны длительное время служил на строевых должностях, командуй ротой. За этот период получил два ордена – Св. Анны 3-й степени и Св. Станислава 2-й степени.
Участвовал в боевых действиях во время похода в Китай в 1900 – 1901 годах, за боевые отличия произведен в чин «подполковник». Активный участник русско-японской войны 1904 – 1905 годов, в ходе боев был ранен и контужен. За боевые отличия награжден золотым оружием с надписью «За храбрость» и орденом Св. Владимира 3-й степени с мечами. В 1905 г. произведен в полковники.
В 1906 г. был назначен командиром артиллерии крепости Ломжа. С декабря 1911 года – командир Осовецкой крепостной артиллерии, генерал-майор.
Осовец являлся опорной крепостью на реке Бобра у местечка Осовице (западнее Белостока), в 23 км от границы с Восточной Пруссией. Крепость предназначалась для обороны коридора между реками Неман и Висла – Нарев – Буг. В частности, Осовец прикрывал города Белосток, Гродно, Минск. Обойти крепость было невозможно, так как с севера и юга находилась непроходимая болотистая местность.
В ходе Первой мировой войны противник неоднократно пытался взять Осовец. Первый штурм крепости был предпринят немцами в сентябре 1914 года. К крепости подошли германские силы численностью до 40 пехотных батальонов и предприняли попытку захватить твердыню. Имея многократное численное превосходство, противнику удалось оттеснить полевую оборону наших войск до рубежа, позволявшего вести артиллерийский обстрел крепости. К этому времени германским командованием к крепости было переброшено большое количество тяжелых орудий. После массированных обстрелов противник начал штурм крепости, но был отбит благодаря исключительно умелым действиям русской артиллерии. Командовал артиллерий генерал Н.А. Бржозовский. На следующий день осажденные провели фланговые контратаки, которые вынудили противника прекратить обстрел и отступить.
По сути, именно крепостная артиллерия спасла положение. Наш герой был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени «за то, что во время бомбардировки крепости Осовец, 13 – 16 сентября 1914 года, командуя всей крепостной артиллерией, а равно войсками 1-го отдела обороны, находясь под действительным огнем, своими действиями,… способствовал отражению атаки на крепость и дальнейшему победоносному наступлению наших войск как со стороны крепости, так и из м. Гониондз».
Следует отметить, что в эти дни, невзирая на то, что крепость находилась в зоне огневого поражения немцев, крепость посетил император Николай II.
Крепость Осовец, 1915
Крепость Осовец, 1915 год
В феврале 1915 года германские войска предприняли вторую попытку штурма крепости. В ходе боевых действий немцы использовали тяжелую осадную артиллерию, в том числе, мортиры «Большая Берта» калибром 420 мм. Снаряд такого орудия весил 930 кг, после взрыва образовывалась воронка диаметром до 15 метров и глубиной до 5 метров. Применялись также орудия «Шкода» калибром 305 мм, снаряд которых весил 417 кг. По подсчетам специалистов, за неделю по крепости было выпущено около 200 тыс. тяжелых снарядов.
Несмотря на все усилия противника, крепость устояла, хотя наша крепостная артиллерия не могла уничтожить осадную артиллерию противника, так как та находилась вне досягаемости русских орудий. Однако крепостные батареи уничтожали выдвигаемые противником вперед полевые батареи и вели заградительный огонь.
Более того, огнем русской артиллерии под командованием Н.А. Бржозовского были уничтожены две «Большие Берты» (из четырех имевшихся): русская разведка выяснила, что их позиции оборудованы близко к крепости. После этого германское командование отвело «Берты» за пределы досягаемости русской артиллерии. Противник был вынужден перейти к позиционным действиям, продолжавшимся до июля.
За отличия в делах против неприятеля Н.А. Бржозовский был награжден орденом Св. Анны 1-й степени с мечами. В апреле генерал был повышен в должности и назначен комендантом крепости Осовец.
С начала июля 1915 г. германские войска начали новую фазу штурма непокорной крепости. Для этого были сосредоточены значительные силы, в том числе, 30 газовых батарей. Дождавшись попутного ветра, немцы начали газовую атаку.
Газовая волна, имевшая при выпуске около 3 км по фронту, стала быстро распространяться в стороны и вскоре имела ширину около 8 км; высота газовой волны составляла 10 – 15 метров.
Участник обороны крепости С. А. Хмельков в своей книге «Борьба за Осовец» писал: «Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, большие потери несла во время стрельбы крепостная артиллерия; не участвующие в бою люди спаслись в казармах, убежищах, жилых домах, плотно заперев двери и окна, обильно обливая их водой… Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора…».
Газы нанесли большие потери защитникам русских позиций: 9, 10 и 11-я роты Землянского полка, защищавшие одну из позиций, погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек, от трех рот, защищавших другую позицию, осталось около 60 человек (по штату военного времени в каждой роте состояло свыше 200 человек).
После применения боевых отравляющих веществ немцы ввели в бой крупные силы пехоты с целью занятия русских позиций. При таких условиях противник мог быстро овладеть всей передовой позицией, после чего захватить крепость.
Однако, как писал С. А. Хмельков «…комендант крепости, выяснив обстановку, приказал… бросить в контратаку все, что можно, …крепостной артиллерии было приказано открыть огонь… и остальным войскам крепости быть готовыми к отражению штурма».
Батареи крепостной артиллерии, несмотря на большие потери в людях от газовой атаки, открыли беглый огонь, и замедлили наступление противника. 13 и 8-я роты, потерявшие до 50% личного состава отравленными, были развернуты и начали контратаковать. 13-я рота, встретив немцев, с криком «ура» бросилась в штыки. Вид полуживых людей, задыхавшихся от кашля, со следами химических ожогов на лицах поразил немцев. С.А. Хмельков писал: «Эта атака «мертвецов», … настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад…», неся большие потери от русской артиллерии. Факт атаки трех германских полков (примерно 7 тыс. человек), менее чем сотней военнослужащих Русской армии и сегодня вызывает удивление и восхищение.
ataka_mertvecov
В то время, как остатки еще двух рот – 14-й и 12-й шли на сближение с противником, генерал-майор Н. А. Бржозовский отдал приказ крепостным батареям открыть беглый огонь по бывшим русским линиям обороны, занятым немцами. После этого наши солдаты выбили немцев из захваченных ими русских окопов.
С.А. Хмельков пишет, что отражение газового штурма 6 августа 1915 г. является блестящей страницей в истории Русской армии, и что причина поражения германцев заключалась «в огромной выносливости русского солдата, его поразительной выдержке, стойкости и беззаветной храбрости». Все верно, но роль командного состава здесь не упоминается, хотя без командиров армия не может ни существовать, ни тем более, вести успешные действия. Здесь следует учитывать, что книга вышла в свет в 1939 году, когда в СССР было не принято объективно освещать роль командного состава императорской армии. Фамилия Н.А. Бржозовского не названа, хотя действия коменданта крепости, в общем виде, описываются.
Современные исследователи, однако, считают, что наступление на Осовец 6 августа (по новому стилю) 1915 года было отражено благодаря двум факторам. Первый – профессиональное управление коменданта крепости Н.А. Бржозовского вверенными частями, и прежде всего крепостной артиллерией. Подчеркнем: именно комендант отдал приказ о проведении знаменитой атаки «мертвецов».
Второй – мужество, стойкость и выучка солдат. В обороне Осовца участвовали военнослужащие разных национальностей, не только русские, поэтому это событие стало образцом героизма для всей многонациональной армии Российской империи. Уже в наши дни за исключительно самоотверженную оборону крепость Осовец получила негласное название «Брестской» крепости Первой мировой войны.
Между тем, ситуация для русских войск на фронте в целом складывалась неблагоприятно. Под давлением противника русские армии отходили из пределов Польши. В связи с этим верховным командованием было принято решение прекратить оборонительные бои, так как оборона крепости теряла всякий смысл. Эвакуация гарнизона проходила без паники, в соответствии с планами. Всё, что невозможно было вывезти, а также уцелевшие укрепления были взорваны саперами. По преданию, генерал Бржозовский лично замкнул электрическую цепь для первого взрыва. Вывод войск из крепости закончился 22 августа, 25 августа немецкие войска вошли в разрушенную крепость.
Необходимо подчеркнуть: вопреки утверждениям германских военачальников, утверждавших, будто «крепость пала», взять ее немцам так и не удалось. Наши войска оставили Осовец согласно приказу русского командования.
В июне 1916 г. Н.А. Бржозовский был назначен командиром вновь сформированного 44-го армейского корпуса, в декабре удостоен чина «генерал-лейтенант».
Октябрьскую революцию генерал не признал и примкнул к Белому движению. Состоял в резерве чинов Добровольческой армии. Летом 1919 года прибыл на службу в войска Северной области в распоряжение тамошнего генерал-губернатора. В июле 1919 года был назначен начальником гарнизона г. Архангельска и окрестностей, в сентябре 1919 года назначен заместителем генерал-губернатора Северной области и начальником обороны г. Архангельска.
Оказавшись после окончания Гражданской войны в эмиграции, жил в Черногории. В местечке Прчань был создан инвалидный дом, в котором содержались изувеченные на фронтах русские военные переселенцы. Его директором стал герой нашего повествования.
Brzhozovskiy
Точная дата смерти и место захоронения генерала пока неизвестны, хотя усилия в этом направлении предпринимаются.
Валерий Смирнов для grodno-best.info

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...