Командир польской дивизии Белой гвардии: Казимир Юрьевич Румша

Казимир Юрьевич Румша родился 20 августа 1886 г. в ковенской губернии (на территории отошедшей нынешней Литве) – по польским источникам, по российским источникам место его рождения – пригород Санкт-Петербурга.

Окончил гимназию, военное училище и гимнастико-фехтовальную школу. Окончил гимназию, Виленское военное училище, Варшавскую фехтовальную школу, главную гимнастическо-фехтовальную школу (остался при ней инструктором) и курсы 3-й очереди при Военной академии.

Служил в основном в 23-м пехотном Низовском полку, участвовал в боях Первой мировой войны. Был ранен у деревни Мушакен 12 августа 1914 года и попал в плен в Восточной Пруссии. В 1915 году, благодаря занятиям спортом, он сумел бежать из плена в Швейцарию, откуда перебрался во Францию, где служил при русской военной миссии, а в декабре 1915 г. вернулся в Россию и продолжил службу в родном полку, которым даже некоторое время командовал.

Обстоятельства своего ранения, пленения, пути следования в Германию, условия существование в лагере военнопленных в Нейссе, на острове Дэнгольм, в Виллингене, побег и возвращение в Россию через Швейцарию (все вместе приключения заняли около года с 12(25) августа 1914-го по 20 сентября (3 октября) 1915-го) Казимир Юрьевич описаны в книге «Пребывание в германском плену и геройский побег из него (Петроград, Тип. Имп. Николаевской военной академии, 1916. – 107 с.), изданной Академией Генерального штаба империи.

После Октябрьского переворота (с декабря 1917 года) в 1-м польском корпусе. К началу Гражданской войны имел чин капитана, после перехода к белым дослужился до подполковника и полковника. Командовал полком. Румшу высоко ценили наиболее компетентные военачальники белого Восточного фронта.

В 1918 году начальник штаба гарнизона г. Екатеринбурга, слушатель Академии Генштаба, в которой руководил подпольной антибольшевистской ячейкой. А.Ганин в книге “Закат Николаевской военной академии 1914-1922” пишет о том, что делал Казимир Юрьевич Румша летом 1918 года следующее:

«Екатеринбургское белое подполье было тесным образом связано с академией. Прежде всего, в академии сложилась группа слушателей во главе с бывшим капитаном, храбрым офицером польского происхождения, несколько раз бежавшим из плена, К.Ю. Румшей, готовившаяся оказать помощь наступавшим чехословакам.

По свидетельству П.Ф. Рябикова, «полковник Румша, кавалер ордена Св. Георгия 4 степени, был человеком исключительной храбрости, решительности, воли и энергии; насколько помню, бежал из австрийского плена вместе с генералом Корниловым.

Он же стоял в Екатеринбурге во главе группы слушателей академии, тайно вооружившейся и ушедшей в лес перед приходом чехословаков, с которыми группа и соединилась… он сейчас находится в Польше, но крупной должности этому, несомненно, выдающемуся начальнику не дают, вероятно, из-за известного его русофильства».

Описание Рябикова не вполне точно. Румша не бежал из плена с Корниловым, а в польской армии сделал неплохую карьеру. Однако это был действительно героический офицер, хотя и не лишенный тщеславия и стремления играть роль…

Как вспоминал К.В. Семчевский, «руководителем мы его не выбирали. Был ли у него какой-нибудь особый магнетизм, вызывавший доверие к нему? По-видимому, был. Мы без критики принимали его указания, которые могли бы даже показаться фантастическими. И, как показало ближайшее будущее, в нем мы не ошиблись. Все действия его и решения, похожие иногда на приключенческий роман, оказались вполне обоснованными. Все, от начала и до конца, прошло согласно его планам. И то, что нам удалось соединиться с белыми, вместо эвакуации в Казань, заслуга не наша, а его».

Организация Румши состояла, по разным данным, из «троек» или из «пятерок», старшие которых (связные) держали связь с самим Румшей. Соблюдалась строгая конспирация. Обсуждение возможных действий привело подпольщиков к выводу о невозможности открытого выступления силами группы офицеров. Последствия такого мятежа были бы гибельны и для академии, и для представителей семьи Романовых в Екатеринбурге. Поэтому решено было соединиться с белыми».

С октября 1918 года Румша командир 1-го польского стрелкового полка в армии адмирала Колчака. 18 декабря был удостоен благодарности генерала В.О. Каппеля, о производстве Румши в полковники и генералы за боевые отличия 4 февраля 1919 г. ходатайствовал генерал С.Н. Войцеховский. И действительно, уже 9 февраля Румшу произвели в полковники. Доблестным офицером называл Румшу генерал К.В. Сахаров. Его решимость в бою и прекрасные командные качества отмечали и польские очевидцы событий.

В январе 1919 года Румша принял командование 5-й польской стрелковой дивизией в Сибири. 19 ноября был причислен к Генеральному штабу. Судя по всему, Румша был настроен резко антибольшевистски и стремился активно участвовать в борьбе с красными.

С января 1919 по январь 1920 г. Румша командовал 5-й Польской стрелковой дивизией (с июля Сибирской бригадой). Подчиненные ему войска контролировали Транссибирскую магистраль на участках: от ст. Татарская до ст. Новониколаевск, от ст. Татарская до ст. Славгород (Кулунда) и от ст. Новониколаевск до Барнаула.

Надо сказать, что польские войска, действовавшие в колчаковском тылу, оставили по себе недобрую память жестокими методами наведения порядка. В крае ходили легенды о зверствах польской контрразведки. Польские солдаты и офицеры, бывшие военнопленные пытались защищать местное население, но сами становились жертвами контразведки (были похоронены в Березовой роще).

В конце 1919 года польские части Румши жестоко подавили мятеж барабинского колчаковского полка. В интерпретации советских и некоторых современных авторов, этот «один из самых диких эпизодов Гражданской войны» выглядел нижеследующим образом:

«В Новониколаевске 7 декабря 1919 года поднял восстание 2-й Барабинский полк, обязанности командира которого исполнял 23-летний полковник Ивакин (эсер по парт-принадлежности).

Полк стоял в тылу на доукомплектации после изматывающих боёв и потому город не покинул, да и вагонов под него в тот момент не нашлось. План Ивакина был таков: по возможности мирным путём взять власть в городе и сдать его так же мирно Красной Армии (она стояла в 20 верстах), чтобы не допустить большого кровопролития.

Ивакинцы взяли вокзал, почту, телеграф, штаб гарнизона, но какой-то предатель позвонил полякам и доложил о произошедшем. Польские части квартировали в пригороде и подхватились очень быстро. Прибыли в город и жестоко расправились с барабинцами. Без разбору убивали всех подряд на улицах города и в учреждениях. Из полка не осталось ни одного человека, погиб и командир части Ивакин. (Примерно тогда же в Томске гарнизон, которым также командовал военный эсер, сдался Красной Армии, но рядом не было поляков, обошлось без бойни. В гарнизоне служил поручик Говоров, который позднее стал Маршалом Советского Союза, командующим артиллерией советской армии.)

Если же вернуться к Новониколаевску, то не позднее 9 декабря поляки зачистили городскую тюрьму, перебив заключённых, – тоже без всякого разбору. И после этого устремились вслед за Колчаком, погрузив в пять тысяч вагонов мародёрски добытое имущество, фураж и провиант на четыре месяца, а также около двух тысяч лошадей. До сих пор непонятно, зачем нужно было устраивать ту страшную бойню…

Утром 14 декабря 1919 года части 5-й Красной Армии почти без сопротивления вошли в город. Картина была ужасной: на улицах валялись сотни трупов убитых и умерших от тифа. В целом же за один год колчаковской власти в Новониколаевске и уезде были убиты и умерли от тифа почти 60 тысяч человек.

В овраге, где текла речка Каменка, нашли 104 обезображенных трупа узников тюрьмы. Поляки словно жалели патроны. Жертв кололи штыками, рубили саблями. Садизм и жестокость палачей не имели границ: выколотые глаза, отрубленные уши, носы, конечности, расплющенные черепа и грудные клетки…

Самое поразительное, что только немногие из убитых были советскими работниками или подпольщиками – всего 35 человек. Были среди жертв проштрафившиеся солдаты и даже мелкие спекулянты. Проявленную жестокость можно, видимо, объяснить какой-то ненавистью и презрением поляков к русскому населению. Пся крев и быдло…

Убитых похоронили на центральной площади города. Был возведён памятник в виде руки, сжимающей факел…

У станции Тайга красные полки настигли поляков и взяли их в окружение. Часть поляков под командованием полковника Чумы сдалась в плен. После заключения Рижского перемирия c Польшей многие в 1921 году вернулись на родину. Другая часть под командованием полковника К. Румши (именно он отдал приказ на расправу в Новониколаевске) сумела вырваться из окружения и ушла в Маньчжурию, оттуда к Японскому морю и уж потом в Европу. Кстати, через несколько месяцев Румша со своей сибирской бригадой участвовал в советско-польской войне».

Участник Сибирского ледяного похода.

После того как часть поляков сдалась красным у станции Клюквенная в январе 1920 года, Румша принял на себя командование остатками польских частей (около 800 солдат) и эвакуировался из советской России в провозгласившую независимость Польшу через Иркутск, Монголию (в те времена это была территория Китая) и Харбин.

В июне 1920 году Румша прибыл в Польшу, где участвовал в советско-польской войне, командуя сибирской бригадой из остатков своей дивизии и добровольцев. Затем окончил курс высшего командования в Варшаве (1921). За легкомысленное обращение с казенными деньгами был переведен в резерв.

С мая 1922 года был переведен, по его же просьбе, в резерв. С 23 октября 1924 года  – командир бригады корпуса пограничной стражи.

В мае 1926 года К.Ю.Румшу назначили командиром 3-го корпуса пограничной стражи в Гродно.

С 1928 г. – опять в резерве.

Во время Второй мировой войны находился в составе польских вооруженных сил на Западе.

С 1939 г. – во Франции, комендант польского офицерского лагеря. В 1940 году, после немецкой оккупации, бежал из Франции в Великобританию, подчинялся польскому правительству в изгнании, находившемуся в Лондоне.

С февраля по июль 1941 г. возглавлял польскую 8-ю кадровую стрелковую бригаду, затем комендант польской офицерской станции и в центре подготовки войск.

В освобожденную от оккупации Польшу возвращаться он не захотел. Остался в эмиграции в Великобритании. Награжден французским орденом Почетного легиона, польским орденом «Виртути Милитари» и многими другими наградами.

Казимир Юрьевич Румша умер 28 января 1970 года в Лондоне. По иронии судьбы его – антикоммуниста похоронили на престижном викторианском кладбище Хайгейт, где покоится К. Маркс.

Николай Николаев, grodno-best.info

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...