«Художник ни с кем не сравнимый»: Роман Матвеевич Семашкевич

semachkevic2Роман (Ратан) Матвеевич Семашкевич (1900-1937), записанный следователем как поляк, на самом деле был белорусом. Он родился в 1900 г. на Гродненщине, в местечке Лебедево Лидского уезда (вероятно, здесь вкралась ошибка, т.к. таких населенных пунктов в губернии не было. Надо сказать в тогдашнем Лидском уезде Виленской губернии было местечко Лебеда, возможно, что оно и было местом рождения художника. — прим.) Виленской губернии в многодетной крестьянской семье, закончил белорусскую гимназию в Вильно и там же начал брать первые уроки живописи. Еще учась в гимназии, в 1922 г. он вступил в коммунистическую партию молодежи (комсомол) Западной Белоруссии.
Опасаясь ареста, Семашкевич в 1924 г. нелегально перешел государственную границу. Так он оказался в Советском Союзе. Здесь начались его серьезные занятия искусством, сначала в Витебске, где он учился в художественном техникуме (ВХУТЕИН) по классу скульптуры, затем в Москве.
В 1930 г. с закрытием ВХУТЕИНа закончилось его обучение. Его учителями были А.Древин, С.Герасимов, по рисунку — Д.Кардовский. Семашкевич рано начал выставляться и выставлялся очень много. Художники, вспоминая о Романе Семашкевиче, находят особенные слова, чтобы передать свое отношение к нему. Л.Н. Корчемкин пишет:
«Вся жизнь для него была сосредоточена в живописи. Мастерская его была завалена тысячами холстов и картонов. Он не искал ни почестей, ни славы. Он был бессеребренником. Это был ни с кем не сравнимый художник. Описать словами его творчество невозможно. Сила воздействия его холстов была неотразима. Решительность, абсолютность, безусловность его художнических концепций захлестывали и покоряли без остатка».
semachkevic3В связи с арестом и гибелью Семашкевича В.А.Милашевский, один из основателей группы «Тринадцать», в которую входил и Древин, и Семашкевич, говорил о Семашкевиче: «…Он был явлением замечательным. Разумеется, он никак не подходил к «общей линии», которую предначертали для нас, художников… Наш Семашкевич был совершенно невменяемый человек, Живописец с большой буквы. Какие у него могли быть политические воззрения? Он был чистой жертвой, «агнцем» зарезанным и брошенным к подножию «Духа эпохи».
semachkevic1932Предвидением собственной судьбы стал рисунок Семашкевича «Уводят арестованного», сделанный в 1932 г. — за три года до первого ареста и за пять – до рокового второго. В 1934 г. его отпустили после ареста через шесть дней.
Во второй раз его арестовали в ночь с 1 на 2 ноября 1937 г. Жена его, 24-летняя Н. Васильева, была беременна. Она смотрела, как уводят мужа и сажают его в черную «эмку». Больше она его никогда не видела. Ему было тогда 37 лет.

semachkevic5Пейзаж с деревом. 1937 год.

В опечатанной десятиметровой комнате в коммунальной квартире остались работы Семашкевича. 19 декабря 1937 г. приехали сотрудники НКВД, в присутствии управдома, но без понятых и без описи погрузили работы в машину и увезли их.
Чудом уцелели шестьдесят картин и альбом графики; в момент ареста они находились у матери жены Семашкевича. С тех пор и до нынешних дней Надежда Мироновна Васильева, жена художника, разыскивает работы мужа. Она писала Ежову, Сталину, Берии, прокурорам, депутатам. Поиски ее были безрезультатны.
Как выяснилось из переписки с тайным ведомством, работы Семашкевича в 1937 г. были сданы на хранение в АХУ НКВД, склад конфискованных вещей которого находился в бывшем имении Покровское-Глебово.
В 1940 г. после запросов Васильевой была сделана оценка и составлен акт о передаче картин Семашкевича со склада АХУ в Госфонд – «в доход государства». Опись включала 173 названия. Спрашивается, куда исчезли остальные?..
Первый допрос Романа Семашкевича состоял из одного вопроса и одного ответа.
«Вопрос: Вы обвиняетесь в контрреволюционной агитации фашистского характера. Признаете себя виновным?
Ответ: Виновным себя не признаю».
Следующий допрос от 7 декабря начинается словами: «На предыдущих допросах Вы показали…». Но где эти допросы? Их в деле нет.
Семашкевича вызывали для дачи показаний еще 15 и 16 декабря 1937 г. После краткого последнего допроса 16 декабря в деле имеется запись следователя: «Допрос прерывается из-за категорического безмотивного отказа обвиняемого Семашкевича давать показания».
Кто работал со следственными делами, тот знает: такое не случалось в те годы в стенах НКВД. В этом – весь Семашкевич, его непримиримость, абсолютность, необузданность его темперамента. Конечно, отказ Семашкевича давать показания не повлиял на исход следствия. Для подобных случаев имелась следующая формулировка: «Вину свою не признал, но полностью уличается показаниями свидетелей».
Семашкевич был обвинен в контрреволюционной фашистской агитации и шпионаже в пользу Польши (два брата, две сестры и мать художника проживали на территории тогдашней Польши; одного этого было достаточно для обвинения).
20 декабря 1937 г. тройкой при УНКВД по Московской области был вынесен приговор: высшая мера наказания. 22 декабря художник, чье имя могло стать гордостью не только русского, но и мирового искусства, был расстрелян на Бутовском полигоне.
За несколько месяцев до расстрела в июле 1937 года он писал жене: «Мы же художники – рыцари. Рассекаю пополам реку. Деревья связываю в пучки, а солнце топлю в земле и выжимаю тучи. Я все должен делать, чтобы жить, но не философствовать».

semachkevicР.М.Семашкевич (1937). Последнее фото перед расстрелом.

Цит. по: Черепица В.Н., Бойко И.В. Чтобы помнили… Уроженцы Гродненщины – жертвы политических репрессий в СССР: (1937-1938). Моногр. / Черепица В. Н., Бойко И. В.; —Гродно: ГрГУ, 2010. — 424 с.; Головкова Л.А. Художники и Бутовский полигон / Л.А. Головкова // Бутовский полигон. Вып. 5. — С. 38-40.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...