Брестский дедушка московского царя: Василий Львович Глинский

Это несправедливо, но судьбы тихих благополучных людей редко остаются в истории. Об основании города мы узнаем из записи, что его разрушили или завоевали… О существовании некоего деятеля – из сообщения о том, что он возглавлял войско, победоносное или разбитое… Подробней всего описаны самые извилистые судьбы. Пример – наш земляк Василий Глинский, живший в 1470-1522 годах. Среди современников он получил прозвище «Темный» («слепой») из-за проблем со зрением. В 1506-1508 годах Василий Темный был брестским старостой.

Из Европы в Берестье

Отец Василия, князь Лев Глинский (потомок хана Мамая по материнской линии), считался поклонником наук и всевозможных искусств. Потому решил отправить своих сыновей учиться в Европу (Еще одной причиной стала его причастность к т.н. «Заговору князей», ставившему целью возрождение Великого княжества Русского со столицей в Полоцке – прим.). С тех пор судьба молодого княжича тесно связана с судьбой старшего брата Михаила. Оба они успешно овладевали науками, изучали европейские языки, поступали на военную службу то к императору Священной Римской империи Максимилиану Габсбургу, то к саксонскому курфюрсту Альбрехту. Как писал в своих мемуарах немецкий посол Сигизмунд Герберштейн, Василий Львович «усвоил изящные манеры и рыцарские обычаи, был проворен в воинских упражнениях: скачках, фехтовании, борьбе, прыжках, а также в развлечениях вроде танцев, чем снискал себе особую известность».

Михаил был не менее наделен талантами. Он окончил медицинский факультет Болонского университета и фактически стал первым в нашей истории дипломированным врачом. В Риме увлекся живописью. Поучился он и на факультете богословия, занимался астрономией…

Италия эпохи Возрождения — только представьте себе эту среду! В ней несколько лет провели братья Глинские. Вернувшись на родину, они горели желанием перенести, выражаясь современным языком, европейские ценности на почву ВКЛ. Во время правления великого князя Александра Михаил был в фаворе, фактически играл первую скрипку при дворе. Монарх был очарован им, прислушивался к большинству его советов. А Василий получил в управление (не без участия брата, разумеется) Берестейское староство.

В это время в Берестье велось весьма оживленное строительство. Город зализывал раны после нашествия 15-тысячного войска крымских татар под предводительством хана Менгли Гирея. Дабы избежать сильных разрушений, увода в плен женщин и детей, горожанам тогда пришлось откупиться.

Берестье при Глинском быстро восстанавливалось. Жители освобождались от налогов при торговле пивом, медом и воском. В пользу города шли сборы с привозного зерна, часть доходов каждой лавки и корчмы. Городская ратуша содержалась на средства бани и воскобойни. Крепли торговые связи купечества с белорусскими городами (Слуцком, Менском, Могилевом), а также с украинскими и польскими.

Через Берестье с Запада везли бумагу, олово, изделия из железа, соль, пряности, с Востока – необработанные меха, кожи, воск, кованые пояса и др. Трижды в год проводились двухнедельные международные ярмарки. Город богател. Берестейская таможня по доходам стала второй в Великом княжестве Литовском. На глазах вырастали 2-3-этажные деревянные дома. На одной из замковых башен установили часы с боем, на другой – колокол.

Благоволила Берестью и великоняжеская рада в Вильно. Авторитет Михаила Глинского резко вырос после его победы над татарами под Клецком (1506 год). Но князь Александр неожиданно умер, его преемником стал брат Сигизмунд I, который относился к Михаилу Глинскому крайне ревностно и с большим недоверием.

Привыкший находиться на вершине властной пирамиды, князь не собирался мириться с тем, что его задвигают на вторые роли. В 1508 году Михаил при поддержке правителя Московии Василия ІІІ поднял восстание против Сигизмунда. Его поддержало большинство православных магнатов.

Берестейская шляхта также стала на сторону восставших. Мятеж, охвативший большую часть Великого княжества, закончился, однако, поражением. Дабы избежать ареста, братья вместе со своими семьями срочно перебрались в Москву. Так завершился короткий период правления Василия Глинского в Берестье.

Актер погорелого театра

В столице Русского государства Василий сперва находился под опекой старшего брата. Михаил, который по характеру был ярко выраженным холериком, затмил своей харизмой ум и рассудительность родственника. При этом оба они старались и там, вдали от родины, блистать европейскими манерами. Неудивительно, что Глинские казались жителям Московского княжества экзотическими существами.

В Московии был «исконный» уклад с теремами и кокошниками, а дворяне ВКЛ привыкли к балам, театральным представлениям и светским беседам. Василий, абсолютно не склонный к интригам при дворе (в отличие от братца, в котором никогда не засыпал мятежный дух), писал пьесы для своего театра, сам же в них играл. Фактически его усилиями был создан первый в России театр. Но общество не готово было к появлению сцены, принимало этот вид искусства враждебно, как «бесовское наваждение».

Михаил тем временем развернул бурную деятельность на военно-политическом поле. Отвоевав у бывшего сюзерена Смоленск, он рассчитывал присоединить этот город к своим владениям. Однако князь Василий ІІІ резко воспротивился: дескать, ты мне всего лишь холоп, не для того принимал тебя на службу, чтоб землями делиться. Тогда Михаил вновь переметнулся к Сигизмунду, но был схвачен по дороге в Краков.

Глинский успел высказать московскому князю в лицо все, что думает о его скупости, был закован в цепи и брошен в темницу. Измученный, в сопровождении стражи, он вынужден был время от времени ходить по улицам Смоленска и собирать в медный стакан монеты на свое содержание. Под арестом ему было суждено пробыть тринадцать лет…

Еще до своего заточения Глинский-старший, уже женатый, положил глаз на свояченицу Анну (жену Василия), и та ответила ему взаимностью… В общем, вольность нравов этого дома шокировала благоверных московитян. Сам Василий умер, вскоре московский пожар уничтожил и его детище – театр.

Что послужило причиной его смерти в 1522 году, точно не известно. Молва связывала кончину Василия с кознями старшего брата. Однако точных подтверждений этому нет. Лежа на смертном одре в Москве, бывший брестский староста еще не знал, что через восемь лет у него родится внук, который станет наследником русского престола, а вскоре – первым царем Иваном IV, более известным как Иван Грозный.

Борис Павловский, vb.by

 

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...