Когда Львов истекал кровью

С 30 июня по 2 июля в Львове прошло очередное мероприятие из бесконечной серии «патриотических событий». Для чествования годовщины появления на свет «выдающегося борца за независимость» Романа Шухевича были задействованы, помимо прочего, отдел культуры городской администрации, дома культуры в Łewandowka и Biłohorszcza, а также музей «Территория Террора» („Terytorium Terroru”).

Проходило все под суперсовременным, цепляющим брендом #SzuchewyczFest. В программе, помимо традиционных исторических выставок – спортивные соревнования, концерты и эпическое повествование-лекция о Шухевиче-редпринимателе. В общем все, что угодно, лишь бы стереть из памяти то, чем на самом деле «прославился» Шухевич и то, как на самом деле выглядел Львов на стыке июня-июля 1941 года.

1Nachtigall_Battalionjpg30 июня 1941 года в оставленный Советской армией Львов вступили солдаты в немецких мундирах, некоторые с жовто-блакитными нашивками на предплечьях. Было около пяти часов утра, когда не встречая сопротивления, они дошли до ратуши к высотке Святого Юрия с Греко-католической кафедрой. В 6.30 их делегацию принял униатский митрополит Андрий Шептицкий, дождавшийся столь долгожданных им освободителей украинского Львова, строителей самостийности, за которую он 21 годом ранее так радел на дипломатической стезе.

И совсем ему не мешало, что сии радетели незалежности, в большинстве своем униаты, пришли вместе с нацистами. Перед ним стояли бойцы батальона «Нахтигаль», украинской части диверсионно-разведывательного формирования «Бранденбург», созданной Абвером (военной разведкой нацистов) совместно с обломком Организации украинских националистов, руководимым Степаном Бандерой – т.н. ОУН-Б.

ОУН с нетерпением ждало вторжения немцев в СССР. Бандеровцы, как и «конкурирующая» фракция Андрия Мельника (т.н. ОУН-М), были уверены, что оккупация Вермахтом Галиции поможет появлению независимой Украины. Антиславянский аспект германского нацизма украинские деятели пропускали мимо ушей и мозгов. Они были уверены, что если галицийские украинцы массово поддерживают идею собственного государства, то Третий Рейх, как минимум, примет это во внимание. Тем более, что фашисты могли рассчитывать на то, что элиты молодой Украины будут им благодарны и готовы поставлять добровольцев для фронта.

2Пастирський_лист_митрополита_Андрея_Шептицького_1_липня_1941_року«Победоносную немецкую армию мы приветствуем как освободительницу… признаем главой правительства западных областей Украины Ярослава Стецько». Пастырское послание митрополита Андрия Шептицкого от 1 июля 1941 года)

Часть лидеров ОУН-Б видела эту независимую, союзную Германии, антисоветскую Украину в поистине фантасмагорических границах. Успехи в войне с СССР должны были обеспечить создание Великой Украины «от Саны до Кавказа», как пелось в популярной тогда песне «Мы рождены в великую годину». Другие побаивались, что немцы не будут столь щедры и украинским националистам придется довольствоваться чем-то вроде формально провозглашенного незадолго до этого в 1941 году «Независимого Хорватского государства» Анте Павелича и Ко, которое вопреки названию, независимым не было (и так и не стало в последующем).

Оставался открытым и вопрос о том, какое из украинских националистических формирований получит власть в государстве нэзалежных украинцев. Наибольшую активность в плане претензий на это проявляла бандеровская фракция ОУН.

Когда встреча у митрополита подошла к концу, львовские активисты ОУН-Б занялись распространением в городе листовок и плакатов, призывающих уничтожать евреев. Этим же занялись и вступившие во Львов через несколько часов после «Нахтигаля» немцы, – согласно директивам Рейнхарда Гейдриха о инициировании погромов. Но это вовсе не означает, что бандеровцы действовали на основе немецких директив. Их не надо было специально «инициировать» для мероприятий подобного рода.

В официальной программе ОУН-Б 1941 года записано, что «Организация Украинских Националистов устраняет евреев как основу московско-большевистского режима». Муссировавшиеся в Львове пропагандистские материалы взывали: «Ляхов, жидов и коммунистов уничтожай без жалости, никакой жалости к врагам украинской национальной революции».

Был цинично разыгран в пропагандистском плане, с целью воздействия на эмоции горожан, факт обнаружения после вступления в город немцев, груд тел в тюрьмах Львова. НКВД предпочло перед отступлением уничтожить «врагов народа», чем дать им возможность освободиться. В львовских тюрьмах на Zamarstynowie, при Łąckiego, при Jachowicza и в бывшем бригитском монастыре погибло от 3 до 7 тысяч человек. Среди них были представители украинской, польской и еврейской интеллигенции, активисты как польского, так и украинского антисоветского и националистического подполья. Немцы совместно с ОУН-Б и созданной из украинцев полицией провозгласили, что эта бойня дело рук «жидокоммунистов».

Еще до полудня раззадоренная таким способом толпа набросилась на еврейское население города. Разыгрывались поистине сцены дантевского ада: часть схваченных евреев заставили эксгумировать, а затем обмывать останки жертв, обнаруженных в тюрьмах, часть принудили чистить улицы. Все это сопровождалось издевательствами, избиениями и пытками. Затем убивали.

3Lviv_pogrom_June_-_July_1941Львов 1941. Еврейка пытается убежать от погромщиков. Фото Encyclopedia of Holokaust

«Львовские евреи, охваченные паническим ужасом, старались не выходить на улицы. Большинство пряталось в своих домах, в различных схронах или подвалах. Украинская полиция и немцы, недовольные слишком слабым «уловом» на улицах, начали перетряхивать еврейские жилища в поисках новых жертв. Забирали мужчин, кое-где однако и целые семьи, не исключая детей, под предлогом, что они должны очищать львовские тюрьмы от трупов… В «Бригитках» многотысячную толпу евреев собрали на тюремном подворье, где их избивали самым жестоки образом. Стены тюрьмы вокруг подворья и аж по первый этаж были залиты кровью терзаемых евреев… После двухдневной бойни в живых осталась только часть узников, которых отпустили по домам, однако несколько тысяч погибло в чудовищных муках», – писал опираясь на собственные воспоминания и свидетельства очевидцев историк Филип Фридман, сумевший выжить во Львове, скрываясь на «арийской» стороне в 1941-1944 гг.

Убийства и грабежи еврейского имущества продолжались до 2 июля, когда военный комендант Львова решил, что погром достиг нужного уровня. По меньшей мере, 3-4 тысячи евреев погибли. В толпе убийц присутствовали немецкие военнослужащие, члены ОУН, а также «Нахтигаля». Теоретически, – как подчеркивают украинские историки, это формирование не участвовало в погроме в полном составе, однако его солдаты получили отпускной. Это слабое объяснение, коль скоро они использовали его для участия в чудовищных убийствах евреев в тюрьме Бригитки и в здании тюрьмы НКВД. Грекокатолический капеллан «Нахтигаля» Иван Гриньох в 1960 году благодаря этому заявил западногерманской полиции, что не видел никакого погрома. Нечто подобное сделал и митрополит-униат Шептицкий, подписавший официальное письмо-приветствие Вермахту, с благодарностью за «освобождение» от большевиков.

4Odnowienie-UkrainyАкт Провозглашения Украинского государства на современной выставке, организованной украинским ИНП, содержащий фрагмент сотрудничества с Гитлером. Фото Agatha Rosenberg

Вечером того же дня «святоюрский владыко» еще раз встретился с представительством украинских националистов. Делегация, в состав которой входили, помимо прочих, Ярослав Стецько, Лев Ребет и Степан Ленкавский, с его благословением провозгласила «возрождение украинской державы».

Соответствующую декларацию озвучили в 20.00 из Любомирского дворца близ Львовского рынка, а также через львовское радио, охранявшееся членами «Нахтигаля».

На западноукраинских землях, – читал Стецько, – начало создаваться временное правительство, основа будущей власти в Киеве. Главой правительства должен был стать сам Стецько. Его кабинет министров, как было провозглашено, будет тесно взаимодействовать с Третьим Рейхом и его фюрером Адольфом Гитлером. Также Стецько призвал всех украинцев воевать против СССР. В конце выступления прозвучало поздравление от имени немецкой армии, озвученное капитаном Гансом Кохом из 2-го отдела Абвера.

Однако власти Рейха не удовлетворили устремлений и инициатив ОУН-Б. 10 июля 1941 года, спустя буквально несколько дней «правления», Стецько и его министры были арестованы. Это же ожидало и лидера фракции Степана Бандеру. Тем не менее, немцы полагали, что украинские националисты могут еще пригодиться, поэтому предводители ОУН были доставлены в Берлин – на переговоры. И только после того, как они отказались выйти из «Акта Провозглашения Украинского государства», их поместили в лагерь Заскенхаузен. Однако там Бандера и Стецько находились в блоке для специальных узников – Зелленбау. Их не принуждали к работам, они могли читать прессу, не носили тюремные робы, а Бандера через жену контактировал со структурами ОУН-Б на оккупированных немцами территориях. В конце 1941-го через этот канал он приказал региональным руководителям стремиться к… улучшению украинско-немецких отношений…

***

А чем же отметился в те дни герой „SzuchewyczFest”?

5Roman_Josypovyč_ŠuchevyčРоман Шухевич в 1944 г.

Избранный еще в 1940 году предводителем (проводником) ОУН-Б на территории Генерал-губернаторства, он вступил во Львов аккурат в день своего 34-летия, как украинский заместитель командира «Нахтигаля» Теодора Оберландера. Верховное командование, также как командование каждой структурной единицей батальона, немцы оставили в своих руках.

Шухевич не видел ничего странного в том, что его незалэжна Украина начала существование с погромов еврейского гражданского населения. Вскоре он пережил личную трагедию, обнаружив в одной из тюрем тело родного брата. Однако вовсе не это укрепило его шовинистические взгляды – он выражал их многократно до этого на многочисленных конференциях ОУН. Львовский погром не был последней бойней, устроенной солдатами «Нахтигаля».

В правительстве Стецько Шухевич должен был быть военным вице-министром. Фактически он так и не приступил к своим обязанностям. Однако еще на какое-то время он продолжал оставаться нацистским коллаборантом. Летом и осенью 1941-го, когда окончательно распустили «Нахтигаль», ему удалось избежать задержания. 1 октября, вместе с прочими бывшими солдатами батальона он подписал контракт на годичную службу в 201-м батальоне Schutzmannschaft, в ранге командира кампании.

Здесь уже не было никакой речи о борьбе за Украину, даже марионеточную. Подразделение действовало на территории Белоруссии, уничтожая советских партизан, выжигая и уничтожая евреев, убивая гражданское население, на которое падала хотя бы тень подозрения в нелояльности оккупантам. Спустя год он не подписал очередной контракт. И занялся организацией новой националистической структуры – УПА и дальнейшим внедрением в жизнь лозунгов украинского шовинизма. Об уничтожении на Волыни 50-60 тысяч поляков он был, по крайней мере, прекрасно информирован. Резня в Восточной Галиции, унесшая жизни очередных 20-40 тысяч жертв, происходила уже на основе его приказов.

Agatha Rosenberg, strajk.eu (перевод с польского grodno-best.info)

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...