Портрет на фоне времени: чем отличаются гродненцы от других белорусов?

portret-na-fone-vremeni-avtor-igor-tkachevРоссийский автор Игорь Ткачев на сайте познавательного журнала «Школа жизни» рассуждает о типичных чертах гродненцев. Он не поясняет, откуда у него такой опыт наблюдений, с которыми можно в чем-то согласиться, а с чем-то поспорить. А может быть автор своими корнями как-то связан с нашим краем? В любом случае посмотреть на себя со стороны будет интересно многим читателям нашего сайта.

Что отличает гродненца от остальных белорусов? А что отличает белоруса от, скажем, братьев-славян русских и украинцев? Казалось бы не много. Ан нет, еще как много. Белорус тих и покладист, русский громок, украинец речист. Белорус «памяркоунен» –  то есть, расчетлив, себе на уме, а русский наивен и открыт, украинец тоже хитер, но как-то проще. Белорус чистоплотен и рачителен, что честно не скажешь о русских и украинцах. Но и не столь щедр, широк в плечах и жестах.

Сев в поезд где-нибудь под Минском, вы не спутаете гродненца с жителем восточной и центральной Беларуси: он будет чопорен, молчалив, аккуратен в жестах и речах – одним словом, настоящий европеец. Будет мыть руки каждый раз как возьмется за чемодан, или ручку купе. Будет потихоньку недоволен сервисом, слишком громкой музыкой или тем, что в купе много народа. В отличие от, например, брестчанина, у которого на 1/3 украинской крови, который будет шуметь, галдеть, пытаться знакомиться и т. д. Или от витебчанина, который ближе к брату-русскому –  словоохотлив, напорист, деловит. Хотя все белорусы схожи между собой: они все сдержаннее своих соседей.

Еще гродненцы уважают порядок и нечеловечески терпеливы. Гродненец с Христовым терпением будет стоять на светофоре в каком-нибудь медвежьем углу дальнего спального района Гродно, где и велосипедисты редко ездят, не то что автомобили, до победного конца: пока, наконец, не загорится зеленый свет. Или будет стоять в очереди на почте, где каждого из впереди десяти стоящих обслуживают с гродненской основательностью – целую вечность, и не проронит ни слова недовольства, не сменит покорно-чопорной позы терпимца всея Беларуси.

В автобусе будет ехать с невозмутимостью важного вельможи, словно он едет не в автобусе, а его везет шофер на личном Роллс-Ройсе. И если что не комильфо – гродненский пьянчуга-аристократ с синей рожей, но утонченными манерами, еле стоящий на ногах, вдруг развозмущается, что водитель автобуса случайно наехал на кочку и он чуть не расплескал на остальных пассажиров вино-водочное содержимое своей утробы.

Или не дай Бог, кто-то громко разговаривает по мобильному, повествуя всему автобусу, почему «она выгнала своего козла» или как отдохнула в Турции – что уже моветон, а ла Гродно, будет стоически делать вид, что ничего не происходит, он выше подобной суеты, все выше и выше задирая свой благородный греческий профиль. Если один гродненец на иномарке (а других машин в Гродно нет) случайно стукнет иномарку другого, то вы, при таком раскладе дел, можете тут же скучно зевать и идти домой –  кина не будет: гродненцы не бьют друг другу физиономии. Они даже не чертыхаются, не матерятся, не посылают друг друга, не ругаются и не выражают своего недовольства таким несчастливым стечением обстоятельств.

Как правило, они лениво и очень осторожно вылазят из-за руля, также лениво и неторопливо осматривают свои, как правило, дорогие средства не роскоши, но передвижения, место столкновения (аварии, крушения, катастрофы), нехотя жмут друг другу руки, словно они не нанесли друг другу ущерб, как минимум, на несколько тысяч баксов с постановкой на учет в ДАИ, а побратались и породнились на век, тут же набирают эту самую ДАИ — в Гродно никто никогда не говорит друг другу «Давай порешаем сами, а?». И еще часа два, пока прибывший на место происшествия упитанного вида милиционер, с гродненской неторопливостью и основательностью сто раз замеряет расстояние тормозного пути, заносит все в свою базу данных, смотрит на солнце, сравнивает показатели со скоростью ветра, потом делает какие-то вычисления по появившимся на небе звездам и луне.

Еще гродненцы любят поругать власть и пожаловаться на судьбу. Власть ругают все. Судьбу большинство. Ругают неистово, огульно и иногда даже справедливо, по существу. Но при этом ругают таким образом, чтобы никто их не слышал. Например, в туалете завода могут исписать двери, стены, унитаз «Директор – .ука, вор, урод, чтоб он сдох», будут о том же шептаться в курилках, многословно повествовать об учиненной директором несправедливости в их адрес и в адрес их коллег, будут жаловать на низкую зарплату, лишение премии, тяжелые условия труда, грозиться уволиться, уйти, утопиться, но когда директор соберет всех их вместе и после напыщенной речи об успехах и семимильных шагах к светлому капитализму, спросит «Ну, как работается, ребятушки? Жалобы есть?» – все как один запричитают, почти застенчиво и жарко: «Нет, ну что вы, товарищ директор. Мы всем довольны. Спасибо вам за наше счастливое детство, юность, зрелость и старость».

Гродненцы трудолюбивы. Вы не встретите гродненца, который бы сидел, сложа руки и ждал у моря погоды. Медленно, но верно, он будет возделывать свой огород, ремонтировать свой автомобиль, делать в квартире ремонт протяженностью полгода. Он – как неторопливая эстонская пчела: летает медленно, жужжит нехотя, но всегда приносит маленькую порцию нектара в свой улей. Хотя сам себя он сравнивает не с пчелой, а с хомяком, который делает запасы, что, кстати, довольно остроумно для гронинчанина, так как самоиронии он почти лишен.

Что еще? Миролюбивы – агрессии они лишены с детства. Когда отобранную у карапуза-пачкуна по песочнице игрушку, родители обсуждают на вечернем вече, читают виновнику мораль, грозят пальцем и делают первое китайское предупреждение. У гродненских женщин, как у парижанок, есть вкус – вы удивитесь, что вон та элегантная дама с шифоновым шарфиком, на каблучках и с модной прической, источая за собой легкий шлейф тонких духов вам во след, направляется не в дорогой ресторан, где ее ждет успешный олигарх, а на работу в промасленный цех, где она работает мотальщицей жгутов или прядильщицей пряжи.

Мужчины сдержанны, аристократичны и полны чувства собственного достоинства. И все недурственно воспитаны: входя в подъезд незнакомого дома в районе Белые росы – именно там, где снимался одноименный фильм, с вами обязательно поздороваются, придержат дверь или подождут в лифте.

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...