«Человек, ведущий за собой смерть», заинтересовался Восточной Европой

LévyИзвестный во Франции как БАЛ, Бернар-Анри Леви заинтересовался нашим регионом Европы, поэтому лучше быть повнимательней, призывают польские медиа

Мастер взбитой сметаны

Ах, где он только не был? Всегда одинаково одетый, в белой, эротично расстёгнутой с приобнажением туловища, рубашке, с романтично растрепанными а-ля Байрон волосами…

Да, да, всё это он – давний «новый философ» уже многие годы интеллектуально окучивающий различные театры боевых действий, дабы восхвалять до небес любые военные интервенции Соединенных Штатов и НАТО и гнобить всех тех, кто ими не восторгается.

Его эволюция, начиная с «философии», оказавшейся гротескной интеллектуальной мистификацией, и вплоть до обычной военной пропаганды, завернутой в фальшивый фантик гуманизма, пережила свой апогей в 2010 году, когда он издал в Париже поделку с характерным названием «О войне в философии».

Уже тогда все интересующиеся «феноменом БАЛ» знали чего от него можно ожидать, никто из серьезных людей уже не называл его философом, и, тем не менее, даже в таких условиях этот автор ухитрился опуститься «ниже дна». На полном серьёзе он описывал в своей книге взгляды «очень интересного философа» Jeana-Baptiste Botula, который является фикцией, выдумкой, сочиненной журналистом сатирического еженедельника „Le Canard Enchainé” Frédérica Pagèsa, – преуспевающего промоутера философского «ботулизма» или, проще говоря, журналистского стёба посредством якобы глубокомысленных псевдомудростей. БАЛ всерьёз воспринял серию околофилосфских пародий, изданных под именем Botula, благодаря чему появилась «Сексуальная жизнь Иммануила Канта». Несмотря на обычную для него масштабную рекламную кампанию в прессе, на ТВ и радио, поделка БАЛ стала крупным издательским провалом, а сам он в очередной раз предметом издёвок и насмешек. К счастью для него, политика обеспечивает ему нечто, что всегда позволяет ему держать себя в «медийном тонусе» – а именно – настоящие войны.

Запасной министр

Годом позже неутомимый писатель издал очередной опус со скромным названием «Война без энтузиазма», по сути, хронику своей ангажированности в «арабской весне» в качестве интеллектуала, занимающегося «освобождением ливийского народа». Одновременно с этим (в декабре 2011 года) американский журнал „Foreign Policy” поместил БАЛ на 22-м месте в списке «100 наиболее влиятельных людей в мире» – словно это он был наиглавнейшим политическим советником натовской ликвидации ливийского государства. Хотя, впрочем, он им все же был. Он всегда ошивался при власть имеющих, но в тот год он так приклеился к администрации «правого» президента Саркози, что его воспринимали чуть ли не как министра иностранных дел Франции и советника НАТО. Хотя по сути он был всего лишь чем то вроде пропагандистского chargé d’affaires. Ведущие европейские издания цитировали его благородные призывы к бомбардировкам.

БАЛ, так же как французское правительство, пользовался тогда рецептом Збигнева Бжезинского «свергать какой-либо режим в мусульманской стране посредством создания вооруженной исламской оппозиции». Его восхищала фигура Абдулхакима Белхаджа, ливийского джихадиста, который вместе с прочими подельниками, реализовал главный политический замысел Бжезинского в Афганистане, когда там понадобилось свергнуть правительство, поддерживавшееся Советским Союзом. БАЛ не заморачивался принадлежностью Белхаджа к ливийской Аль-Каиде, а может он просто считал, что этот деятель был «навязан» туда сотрудниками ЦРУ, которые его арестовали, пытали и прослушивали в Тайланде в 2003 году. К слову, несмотря на это задержание, власти Испании уверены, что Белхадж, был замешан годом позже в масштабном и трагическом (191 жертва) террористическом акте в Мадриде. Однако, опять же, несмотря на все это, в качестве главы ливийского «сопротивления» он одинаково нравился и американцам, и французам. Ну а БАЛ с очень серьезным выражением лица заявлял с телеэкранов, что Белхадж – это «либеральный демократ».

Штандарт верности

В дни издания «Войны без энтузиазма» 11 сентября 2011 года, когда все казалось великой победой, БАЛ заявлял журналистам, что свои действия в пользу «арабской весны» и войны в Ливии он предпринял «как еврей и сионист». «Я нес как штандарт верность моей фамилии, а также верность сионизму и Израилю». В это трудно поверить, но, стремясь еще сильнее подчеркнуть свою роль в Ливии, БАЛ снял документальный фильм «Клятва в Тобруке», демонстрирующий, как он, овеваемый ветрами на носу военного корабля звонит с мобильного телефона президенту Саркози или представителям администрации США дабы уверить их, что самолеты на бомбежку Триполи уже вылетели. Критика восприняла этот фильм как «пропагандистскую поделку, насыщенную нарциссизмом». Отсутствие зрительского интереса привело к тому, что «Клятва» сошла с экранов уже через неделю, однако сам БАЛ, являющийся близким знакомым всех хозяев крупных медиа Франции, с экраном не сходит и по сей день.

Сражаясь за свободу различных народов, кроме палестинского, БАЛ никогда не принимает во внимание последствия действий, которые он поддерживает. Во время медийных выступлений журналисты, разумеется, не имеют смелости (и согласия начальства) дабы поинтересоваться у него как он оценивает ситуацию в Ливии после интервенции НАТО. Когда однажды один из небольших литературных ежемесячников все же задал ему похожий вопрос, он ответил, что „во всяком случае Ливия не является исламистским государством”… А тем временем ливийская война создала хаос, оплаченный горем и бедой миллионов семей и дестабилизацией целого средиземноморского региона. И Аль-Каида, и ИГИЛ создали там для себя мощные плацдармы, с которым западные силовые структуры и службы не могут справится и по сей день.

Фашисты и антисемиты

Как в свое время Каддафи (и прочие назначенные на эту роль руководители) был в глазах БАЛ «Гитлером», там сегодня «фашистом» стал и Путин. В августе 2008 года, когда Грузия Михаила Саакашвили атаковала Южную Осетию, БАЛ прибыл на место событий вместе с Рафаилом Глюксманом (сыном модного некогда философа) и телевизионщиками, дабы подготовить слезливый репортаж о том, как российская армия жгёт грузинский город Гори. Его фальшивое «грузинское свидетельство», опубликованное позже в „Le Monde”, было опровергнуто европейскими представителями, присутствовавшими на месте событий. Однако «правильная» ненависть БАЛ к России все же удачно пригодилась ему в 2014 году на Украине.

Он отправился на киевский майдан после пребывания в Дании, где находился по делу вхождения американского банка Goldman Sachs (GS) в структуру собственности государственного энергоконцерна Dong Energy. GS вызывает доверия, поскольку был одним из ключевых виновников финансового кризиса 2008 года, а на нашем континенте имеет амплуа банка, который «прикончил» Грецию. После тирад БАЛ, в которых он обвинил датчан в «примитивном антиамериканизме, подшитом красно-коричневым антисемитизмом», датский парламент отдал в конце-концов GS 19% акций Dong Energy c правом вето в решениях стратегического характера.

Невидимые флаги

После этой победы его «историческая» речь на Майдане была донесена и до Франции, где и так кое-что уже замечалось. Сам же «военный герой» позже написал: «Я не видел там неонацистов, не слышал антисемитов, наоброт: я видел невероятно зрелое, детерминированное и либеральное общественное движение. (…) Благодаря Украине оживет европейская мечта». Британская „Guardian” тогда удивлялась, поскольку «неофашистская символика и черно-красные флаги бандеровцев развивались прямо перед ним», причем их заметила даже русофобская „Libération”. БАЛ кричал на Майдане о «варварстве Путина», обещал вхождение в ЕС и НАТО, ну и, разумеется, хорошую и обеспеченную жизнь. Тот факт, что после критики Дании, он приветствовал антисемитские группировки украинских ультра-националистов, комментировали только присутствовавшие на месте событий журналисты.

Позже он отправился в Одессу, где толпа сожгла несколько десятков русскоязычных украинцев, дабы «поддержать украинский народ и почтить город Одессу», где было решено поставить в местной опере его произведение (разумеется, монодраму) „Hotel Europa”. В Париже, несмотря на то, что на премьере появился президент Олланд, а затем и экс-президент Саркози, постановка сошла со сцену уже через две недели и за два месяца до срока – из-за отсутствия зрителей. Однако в Одессе она должна была вызвать фурор. «Здесь бьется сердце Европы», – уверял он местных журналистов, однако и здесь его театральная публицистика популярности прибрести не сумела.

Смех в зале

Бывает, что на европейской периферии Бернар-Анри Леви сходит еще за интеллектуала. Время от времени он подписывает письма «в защиту демократии» вместе с Адамом Михником и прочими либералами, но во Франции, Бельгии, даже в Сербии его пустая мегаломания, кичение богатством (он является наследником колоссального имения своего отца, торговавшего «африканским деревом» в колониальные годы) и любовь к американским войнам, приводи к тому, что он порой получает по физиономии тортом со взбитой сметаной.

Эти забавные протесты больше чем уничижительная критика его давней «философии» (как «жульничества») Делёзом или Ароном, соответствуют его масштабу. И пусть его жизнь публициста насыщена массовыми смертями людей в самых разных закутках планеты, он, причем не только в философском плане, навсегда останется фигурой не трагичной, а комичной. Пропагандируемые им клише, идеи и лозунги типа «антиамериканизм это метафора антисемитизма» или «антисионизм это антисемитизм», действительно помогают делать политическую карьеру, но не избавляют псевдофилософа от насмешек, пусть и горьких. Глядя на него, просто не верится, что этот человек ведет за собой смерть.

Jerzy Szygiel, strajk.eu

 

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...