Европейцы хотят дружить с Россией

1В Москве европейские и российские политики и аналитики обсуждали, как сотрудничать, а не конфликтовать

В последнее время словосочетание «западные партнеры» употребляется в России главным образом в ироническом ключе. Точно так же и частые упоминания нашего государства в европейском медиа-пространстве носят в основном негативный характер. Неудивительно, что у простых россиян и европейцев возникает вопрос: неужели и правда все в России (Европе) настроены против нас?

Состоявшийся 22 июня в МИА «Россия сегодня» Международный круглый стол «Россия и Европа: сотрудничество вместо конфронтации» был направлен именно на то, чтобы показать: в Евросоюзе есть влиятельные силы, которые ориентированы на хорошие отношения с Россией. Речь идет о партиях, которые называются евроскептическими. Смысл такого определения не в том, что они скептически относятся к Европе. Скорее наоборот, они выступают за традиционные европейские ценности. Суть их – отрицание проекта объединенной Европы в том виде, в каком он предлагается глобалистами. Они против попыток заменить самостоятельность европейских стран гигантским бюрократическим аппаратом, который будет ими управлять.

2Один из ярких представителей этого направления – Пьер Малиновский, историк, очень деятельный член партии «Народный фронт», которая настойчиво выступает за выход Франции из Евросоюза. Только 20% жизненно важных для французов вопросов решается во Франции, уверен Малиновский. 80% решений принимает верхушка ЕС, и решает она так, как выгодно ей и американским друзьям.

«Россия, которую мы потеряли». Так говорили представители послереволюционной волны эмиграции. Теперь то же самое впору повторить и жителям Европы о своих странах.

3Йохан Баптист Бьорн Гуденус, вице-мэр Вены, полностью разделяющий убеждения евроскептиков, поделился мыслями по этому поводу. «Европа для меня – это мать, это родина, со своими традициями, которые, по ощущениям европейцев, целенаправленно уничтожаются. А сейчас, когда реализуются санкции США против России, очень много теряет российско-европейский товарооборот. Мы не против сотрудничества в рамках ЕС, но не так, как это делается сейчас. Франция, Германия, Австрия присоединяются к антироссийским санкциям под давлением Америки. Наши страны должны совместно преодолевать политику санкций и возвращаться к сотрудничеству».

Гуденус четко выразил свое восприятие ситуации. «Россия – это часть Европы. Не ЕС, а именно Европы… А европейцам хотят вбить в голову, что сотрудничество с Россией невозможно. Но не потому, что это действительно так. Просто такое сотрудничество представляло бы собой мощную силу, что невыгодно международным корпорациям. Большинство бизнесменов заинтересовано в укреплении сотрудничества с Россией. И большинство простых людей понимают, что происходящее – это просто идеологическая война. Но элита – против интересов народа. Они за интересы трансатлантических корпораций», – уверен заместитель венского градоначальника.

С этой точкой зрения согласен Малиновский. «То, что происходит во Франции – это катастрофа. Эти недружелюбные настроения по отношению к России из-за Украины… Кто это всё создает? Россия в чем-то виновата? Нет, конечно. Происходящее на Украине – это их внутреннее дело!» – уверен политик.

«Когда я служил в армии, – поделился Пьер воспоминаниями в один из моментов «круглого стола», – нас обучали воевать с одним противником – Россией. Только Россия была во всех примерах. Вот на нас идет русский танк, вот наступают русские солдаты. Других врагов не было». По мнению историка, такой образ врага насаждается в умах каждого европейца, даже если он не связан с военной службой.

И на этой волне русофобии США пытаются перечеркнуть историческую память европейцев, которая глубоко связана с Россией. Вместо памяти, как сказал депутат Госдумы Александр Ющенко, Америка насаждает европейцам свои комиксы. Именно это и вызывает отторжение.

4Не совсем понятной некоторым участникам дискуссии была роль прибалтийских государств в этом процессе. Какие цели преследуют они, находясь всегда в форпосте антироссийских провокаций и принося при этом в жертву свои экономические интересы? Можно согласиться с тем взглядом, что высказал президент Фонда «Народная дипломатия» Алексей Кочетков: этим государствам, разрушившим свою экономику и стоящим перед огромными проблемами, только и остается, что торговать своей русофобией, то и дело пуская ее в ход по заказу Запада. При этом, отметил Кочетков, несмотря на отсутствие заметного веса на международной арене, эти страны имеют полноценное право голоса в ЕС, а значит, способны задушить любые перспективные инициативы, лишь бы помешать дружбе с Россией.

Отдельного разговора удостоилась тема «исламизации» европейского пространства. Существующие тенденции вызывают тревогу у людей, переживающих за национальную идентичность народов Европы. Гуденус отметил, что европейцы не хотят, чтобы их дети росли в исламистской среде, воспитывались в соответствующем духе. Он сообщил, что в Вене есть мусульманские детские сады, и жители столицы в большинстве своем хотят их закрытия. Вена, по мнению вице-мэра, превращается в центр миграции. Причем, сказал он, у себя дома они живут, как-то обходясь без радикального исламизма. Но стоит им приехать в Европу – они проникаются экстремистскими взглядами. Бороться надо именно с такими явлениями, а не с мигрантами в общем смысле.

Полностью согласен с соратником и Пьер Малиновский. «Во Франции террористические атаки происходят каждый месяц. Кто их устраивает? Люди, которые приезжают в страну, получают гражданство, устраиваются на работу. А потом вдруг начинают взрывать, стрелять, давить людей машинами… Можно закрыть границу на замок. Это самый простой, но не перспективный путь», – сказал историк.

Возникает вопрос, по какому пути пойдут российско-европейские отношения, если связанные с миграцией демографические перемены в итоге превратят Европу в «европейский халифат»? На этот вопрос корреспонденту «Колокола России» ответил политический аналитик Международной мониторинговой организациии CIS-EMO Станислав Бышок.

«Мы не выбираем своих соседей, и мы не выбираем основных торговых партнеров, а сейчас, несмотря на санкции, наша основная торговля по-прежнему с Евросоюзом. География не изменится, и в меняющейся Европе все равно мы будем искать те силы, которые способны нас слышать, которые способны предложить нам что-то нужное, и мы будем им отвечать тем же», – заверил аналитик.

«Но проблему исламизации Европы нельзя в чистом виде экстраполировать на российские реалии. Большинство мусульман России – это жители стран, которые вошли в состав нашей страны, когда она расширялась. Большинство мусульман Европы – это приезжие, мигранты. Нелегальная миграция ощутимо бьет по возможности трудовой самореализации и граждан России, и граждан Европы. Мы скептически относимся к европейскому мультикультурализму, и мы понимаем, что в Европе есть силы, которые понимают его опасность. Процесс демографического изменения Европы будет уравновешиваться повышением популярности национальных партий и движений, которые проповедуют традиционную европейскую идентичность», – сказал Станислав Бышок.

Мы попросили Станислава Олеговича прокомментировать также прозвучавшее на встрече мнение, что ситуация на международной арене по накалу страстей превосходит «холодную войну» времен Збигнева Бжезинского.

«Полностью с этим согласен, – сказал Бышок. – Во время «холодной войны» страны обвиняли друг друга во всех смертных грехах, но, по крайней мере, не переходили определенные границы. Было определенное уважение к суверенитету и сфере интересов друг друга. Да, были определенные претензии у Запада к Советскому Союзу относительно Восточной Европы, но они понимали, что это наша сфера влияния.

Мы часто говорим, что хотим многополярный мир. На самом деле, когда у нас был биполярный мир, не было войн. Войны были, когда многополярный мир был перед Первой мировой войной, когда не было одного или двух лидеров в мире, потом – перед Второй Мировой, а вот во избежание третьей мировой войны было два мощных блока, которые между собой балансировали. Сейчас этого нет, а есть попытка создать многополярный мир. Я к этому скептически отношусь, поскольку многополярность предполагает передел сфер влияния, а во время передела, к сожалению, происходят в том числе и военные конфликты», – сказал аналитик.

Петр Сиговатов

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...