Предсмертное интервью Эдуарда Скобелева: закулисье Союза писателей

Писатель Эдуард Мартынович Скобелев умерший 15 октября с.г. был активным сторонником президента Лукашенко, но его умудрились исключить из провластного Союза писателей Беларуси, который бессменно возглавляет Николай Чергинец. Последнее интервью Скобелева было посвящено именно Союзу писателей.

ЛОЖЬ И АВАНТЮРИЗМ, Или как вводят в заблуждение высокое руководство

Считаю волей провидения возможность взять интервью у одного из самых известных современных прозаиков Беларуси, поэта, критика, литературоведа Эдуарда Скобелева, которого незаслуженно забыли в последнее время. Удивляюсь, насколько дальновидным оказался мой собеседник более десяти лет назад.

 Уважаемый Эдуард Мартинович, мне известно, что вы Лауреат Государственной премии в области литературы,  Заслуженный деятель культуры Республики Беларусь. Вам присуждена даже ломоносовская медаль «За стойкую нравственную позицию». Наконец, вы лауреат престижной премии им. Кожинова, знаменитого публициста журнала «Наш современник», победитель ряда общесоюзных литературных конкурсов в СССР.

Скажите, что, по-вашему, означает писательство с моральной точки зрения?

Эдуард Скобелев, известный советский и белорусский писатель

– Добавлю, что я еще и академик Международной славянской академии наук, культуры, искусства и образования (Москва). Принят в ее ряды И.Шафаревичем и авторитетным собранием ведущих русских писателей. Академик Петровской академии наук и искусств (Санкт-Петербург), принят в ее ряды так же группой ученых России, среди которых Л.А.Майборода (оборонная тематика).

Свою литературную деятельность начинал с критических статей. Писал, в частности, о Валентине Катаеве, Чингизе Айтматове и других. Все это печаталось в журнале «Октябрь» и газете «Литературная Россия».

У тех, кто всерьез берется за перо, все помыслы должны быть подчинены не личным махинациям и аферам, а общим интересам высокой культуры письма, сплочению всех сил, помогающих квалифицированно решать насущные задачи благоденствия своей страны.

Художественная литература – это беззаветное служение своему профессиональному долгу, мудрость и великий труд на благо своей страны и авторитет ее культуры.

Признаюсь, меня озадачило ваше предложение об интервью. И не потому, что оно исходит от честного и порядочного человека, с оружием руках и с риском для жизни исполнявшего свой долг в Афганистане. И не потому, что вы сумели разобраться в подоплеке поведения некоторых неискренних деятелей, храбрых и ответственных только на словах и бесплодных на деле. А потому, что зависть, авантюризм и торбохватство, интриги и явное делячество некоторых лиц погубили во мне всякую надежду на объективную оценку моих жизненных обстоятельств.

Конечно, все ныне тайное станет явным, и раскроется истинная правда обо всех лживо оклеветанных. Каждый подлец получит по заслугам. Коснусь только коротко главного, что волнует меня или относится ко мне.

Кто довел до разногласий высшую власть с Иваном Титенковым? Кто погубил Таису Бондарь в поликлинике МВД? Она подвижнически поддерживала власть и постоянно доверяла ей. По чьей воле действовал неизвестный человек, который два года назад, в отсутствие врача-кардиолога т.н. «лечкомиссии» в полутьме, сделал мне укол, после которого мне навесили катетер, превратив в пленника больницы на целых 6 (шесть) месяцев с некардиологическим диагнозом (подробности опускаю), во время которых доказывали ненужность моего дальнейшего трудового использования?

Кто всячески препятствовал моей операции на сердце в Кардиоценте Мрочека? Лжец утверждал, что я не выдержу операции. Кто позаботился о том,  чтобы меня уволили с работы в тот период, когда меня «лечили», изнуряя опасными лекарствами и всевозможными анализами?..

Наконец, почему в «президентском» СП не было никакой дисциплины и не велось никакой воспитательной работы? Люди, получили авансом ряд привилегий. Но эти привилегии надо же отрабатывать…

– Это интересно, уважаемый Эдуард Мартинович. Здесь я бы просил вас обозначить свое отношение к т.н. «президентскому» Союзу писателей, поскольку, как я вижу, после его создания была подорвана, словно фугасом, ваша работа в качестве редактора Информационного бюллетеня Администрации Президента Республики Беларусь, и, насколько я знаю, вы были скомпрометированы как писатель.

– У меня есть немало объективных претензий к закоперщикам создания «президентского» СП. Видимость их активности – обман ради личной выгоды.

Страна и ее руководство находятся сегодня не в простом положении из-за противоречивого влияния и обещаний, и нужно время для отыскания наиболее эффективных решений, как это, впрочем, и предусмотрено.

Ясно, что жить в обстановке бесконечных «откатов», как ныне в России, Беларусь не может. Все без исключения категории граждан должны ответственно исполнять свой долг.

Я читал интервью Степана Лавшука, в котором этот академический знаток белоруской и всемирной художественной литературы с присущим ему тактом и интеллигентностью мягко обозначил некоторые неоспоримые факты.

 Вернемся к Союзу писателей Беларуси. Не могли бы вы более определенно рассказать о своей роли в создании «президентского» СП?

– Да, мне пришлось каким-то образом все же прикоснуться и к этому событию. Я стал жертвой сговора людей амбициозных и неоднозначных, всё решавших на основе корыстных личных связей, а не исходя из государственных интересов.

Месяца за три или четыре до учредительного съезда «президентского» СП (я работал тогда в Администрации) мне позвонили из вестибюля: «Вас спрашивают два товарища с дельными предложениями».

Учитывая порочность перестроечных времен, дельные предложения всегда были в дефиците, поэтому я сразу вышел к посетителям. Их было двое.

Один – посредственный писака с пейсами и манией пушкинского самозначения. Другой – важный «сенатор», бывший помощник управделами Администрации И.Титенкова, взлетевший вверх после неожиданного конфликта своего шефа с руководством.

Эти посетители стали вербовать меня с целью принять участие «в качестве третьего» в создании «президентского» СП.

Оба мне хорошо были известны: первый – по публикациям в «Советской Белоруссии», второй – по методам поимки насильника-убийцы, создавшего в одной из областей Белоруссии атмосферу всеобщего страха. Чтобы его изловить, путем зверского избиения побудили ряд праздношатающихся граждан признать свою вину. Некоторые при этом погибли.

Я ответил этим людям так: «Ничего дельного в ваших предложениях не усматриваю. Власти не хотят быть инициатором раскола писателей. Президент лично встречался с оппозиционно настроенными писателями (А.Вертинским, О.Ипатовой и др.) и есть шансы, что линия на понимание общих интересов, в конечном счете, возобладает.

Пока политику государства в среде художественной литературы  обеспечивает работа областных писательских объединений с Таисой Бондарь во главе. С вами я никакого Союза писателей создавать не намерен».

Они ушли, обозленные решительным отказом. А через некоторое время меня вызвал к себе первый заместитель Главы Администрации Анатолий Рубинов, бывший председатель ВАК и научный работник в области лазеров.

«Нам надо подумать, как помочь созданию «президентского» Союза писателей. Принципиальное решение уже принято».

Я на это ответил: «В новый союз я никогда не войду. Это не те люди, и не интересы государства у них на уме. Ничего из создания нового СП, кроме срама и разочарований не будет».

Через несколько дней я вновь предстал пред очи Рубинова.

«Знаю вашу позицию. Но мне предписано обеспечить проведение съезда новой писательской организации. Никто из намеченных в руководство СП приглашенным из-за рубежа не известен, так, как вы. Вас просят непременно посидеть в президиуме, а дальше – воля ваша».

Я вновь повторил свою негативную оценку намеченным событиям, но Рубинов, перебив меня, многозначительно сказал, тыча перстом вверх: «Таково мнение руководства…».

Ослушаться решения «Руководства» я не мог, поскольку многие годы верно служил Отечеству в его лице. Не мог и переспросить – так ли все это?

Течение съезда еще раз убедило меня, что руководство нового СП ведет себя неоднозначно. Никакого доклада о задачах нового союза не было. Зато двое седовласых ветеранов пронесли знамя новой организации. Не дали слово и председателям писательских союзов из-за рубежа. Основное, что было обещано – обильный стол после закрытия съезда. Писательским «массам» в партере предложили президиум, в котором была и моя фамилия. Голосовали за список.

«Зачем это»? – подумал я, еще не подозревая обо всей коварной уловке.

После закрытия съезда, я зашел в небольшой зальчик вслед за членами президиума и решил чуть-чуть потрясти это начинание, когда руководитель нового СП вальяжно отрекомендовал себя, как председателя, а своего приятеля в бакенбардах – первым секретарем.

– Позвольте, – сказал я, – как заурядный поэт, не белорус, может быть первым секретарем белорусского СП?

Прихлебатели всякой новой власти в изобилии существуют в любом государстве. Двое из присутствующих закричали: «Все уже согласовано, что воду мутить?»

– А вот это мы как раз и проверим. Кто против кандидатуры первого секретаря? Поднимите руки.

Руки подняли 10 человек, т.е., большинство присутствующих. В их числе Таисия Бондарь.

– Переголосовать! – истерично закричал один из членов президиума, мечтающий о Нобелевской премии, поставить вопрос о которой ему лживо пообещали.

– Мы ничего не пересматриваем, а только уточняем свои позиции.

Поднялся шум и гам. При повторном голосовании мое предложение набрало уже 8 голосов. Т.е., меньшинство.

Я поднялся и ушел, твердо зная, что больше никогда не буду присутствовать среди этих людей.

А дальше заработал известный механизм шельмования: меня засыпали заказными письмами с уведомлениями, чтобы я подал заявление о приеме в «президентский» СП (боялись все-таки, что могут схватить за руки, нужно было иметь доказательства, что беспокоились о моей судьбе). Но я, естественно, никакого заявления не подал.

Одновременно это был рычаг шельмования: смотрите, мол, мы хотели, чтобы Скобелев был в наших рядах, но он наш ненавистник и враг предпринимаемых властью усилий.

Что врали обо мне Президенту – одному Богу известно, но обливали грязью, как только могли. А потом, когда пачкунам, видимо, поверили, ударили из главного ствола моральной нечистоплотности и политического мародерства: пожизненный председатель СП объявил в газете об единогласном исключении Скобелева из Союза писателей. Не помню формулировки, излагаю суть: за сочувственное отношение к Гитлеру и непочтительное отношение к ветеранам. Чудовищная брехня с намерением растоптать мою личность во всех отношениях!

Спрашиваю одного, другого, третьего из встречаемых членов правления. «Да нет, – говорят, – я лично не голосовал, и другие не голосовали…»

И вот поле для карьеризма открыто. Таиса Бондарь в могиле, Скобелев освистан и растоптан, ему уже нет хода в литературу. Другие – прикормлены, обмануты или запуганы. Этак можно и в классики прорваться.

Да, можно, но я уверен, что власти все же понимают, какой «фрукт» разросся и распух от самодовольства и безнаказанности.

Президент им протянул, образно говоря, сто рублей, а они ответили фальшивой копейкой. Они и своих благодетелей выкачают в грязной лжи, едва, – не приведи Господь, – осложнится их положение…

 Несмотря ни на что, ваши сказки в последнее время стали издавать. В 2015 году «Звязда» издала «Приключения Арбузика и Бебешки», а «Мастацкая літаратура» «Волшебные очки».

Эдуард Мартинович, расскажите немного о своем творческом багаже.

– По поводу «Приключений Арбузика и Бебешки». Меня попросил А.Бадак. Я обратился к московскому издателю, у которого не истекли права на это произведение, разрешить его издание в Беларуси. Однако отмечу – мне даже не дали ни одного экземпляра, а выкупить книгу я не имел средств.

В числе моих произведений есть уникальные: роман «Свидетель» о происках масонов в России, «Катастрофа» – о ядерной войне, «Беглец» – о Чернобыльской аварии, «Пересечение параллельных» – о духовном кризисе в СССР и др.

Полтора десятка поэтических драм. Примерно половина из них посвящена историческим фигурам Беларуси.

Свыше четырех тысяч четверостиший. Из них опубликована половина в книге «Славянские сутры».

Число поэтических сборников я даже не знаю, как и число повестей. Нет такого литературного жанра, к которому я бы не обращался.

В качестве курьеза могу сообщить: прежде чем всерьез заняться писательством, я сочинил книгу для себя «Заметки о литературном мастерстве». Она опубликована, хотя и не полностью, в издательстве «Белорусская энциклопедия».

Можно, вероятно, гордиться таким трудолюбием. Но, увы, у людей бездарных и подлых с неутолимым червем самомнения это вызывает только зависть и злобу.

 Понимаю, что ваша душевная боль безгранична.  Я считаю СПБ некой фейковой организацией, где правит бал один человек, раздавая привилегии узкому кругу приближенных лиц…

– О душевной боли вы точно сказали. Хотел бы верить, что представители власти найдут в себе силы все же разобраться в том позоре, который сложился за многие годы самоуправства в Союзе писателей Беларуси. Действительно, писательского союза, по сути, нет. Есть люди, которые обтяпывают лишь свои огороды.

– Будем надеяться, что справедливость восторжествует. Я даже знаю, что так оно и случится…

litkritika.by

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...