Эксперт: руководство Украины и Литвы объединяет общая русофобия

В сентябре Верховная рада Украины приняла закон «Об образовании», который существенно сокращает возможности обучения на языках национальных меньшинств. Такое решение вызвало недовольство Польши и Венгрии. Официальный Будапешт пообещал торпедировать евроустремления Украины на всех возможных дипломатических площадках. Реагируя на это, группа литовских депутатов, по инициативе консерватора Андрюса Кубилюса, попросила парламент Венгрии не блокировать решения, связанные со сближением Украины с ЕС. Конфликт Киева с его западными соседями и роль Прибалтийских стран в этом конфликте аналитический портал RuBaltic.Ru обсудил с российским экспертом, политологом и журналистом Алексеем Кочетковым:

— Г‑н Кочетков, с чем связан спор литовских и венгерских парламентариев? Почему венгры и поляки стали выступать против сближения Украины и ЕС?

— Литва является последовательным сторонником действующего на Украине режима, который пришел к власти в результате государственного переворота 22 февраля 2014 года. Литва, так же как и Украина, занимает ярко выраженную антироссийскую позицию по всем вопросам и, по сути, отрабатывает установки, полученные из Вашингтона: максимальное обострение отношений с Россией и максимальное препятствование установлению нормальных взаимоотношений между Россией и ЕС.

Любые дискриминационные законы, которые Украина принимает по отношению к национальным меньшинствам, Литву интересуют только в том аспекте, вызовут ли они раздражение в Российской Федерации. Права нацменьшинств Литву не беспокоят.

— Вы отметили, что Литва является последовательным сторонником антироссийской политики. Польшу заподозрить в пророссийской политике также довольно тяжело. Почему Польша сегодня выступает против Украины?

— У поляков есть национальное меньшинство на территории Украины. Кроме того, у них с украинцами очень много неразрешенных исторических споров. То же самое касается и Венгрии.

У Литвы с Украиной нет ни общей границы, ни проблем с прошлым. В этих сферах их ничего не разделяет, а общая ненависть к русским объединяет руководителей этих стран — ненависть к Российскому государству и к тому внешнеполитическому курсу, который проводит Россия.

Судя по той политике, которую проводит литовское руководство, можно сказать, что сегодня Литва — это недоразумение на карте Европы.

Несмотря на то что в стране происходит депопуляция, Литва продолжает портить отношения с Россией, что прямо отражается на экономических связях. Вместо поиска путей выхода из кризиса, в котором оказалось государство, литовское правительство своей внешней политикой только ухудшает внутреннее экономическое положение.

Несмотря на то что элиты Польши и Венгрии не любят Россию, это состоявшиеся государства. У них, помимо романтических представлений о своей родине, есть еще и нормальные прагматические интересы. И правительства этих стран способны отстаивать национальные интересы во взаимоотношениях с соседями, в том числе с Украиной.

— Когда Вы называете Литву несостоявшимся государством, какие критерии оценки Вы используете?

— Большинство постсоветских государств — некоторые в большей, некоторые в несколько в меньшей степени — подходят под определение failed state. Литва в полной мере ему соответствует: страна лишилась практически всех конкурентных преимуществ, потеряла промышленность и не имеет ни внутриполитического, ни внешнеполитического курса. Сегодня в Литве нарушаются базовые принципы соблюдения прав человека. Вряд ли можно считать такое государство состоявшимся.

Разбазарив всё наследие, которое осталось после Советского Союза, лишившись энергетики и практически всего, что могло бы поддерживать государственный суверенитет, Литва превратилась, по сути, в страну-попрошайку, мелкого шантажиста. Теперь она клянчит деньги у новых хозяев и пытается шантажировать своих соседей, предъявляя к ним сумасшедшие претензии.

Я имею в виду немыслимые выплаты за якобы «советскую оккупацию» или постоянные споры с Беларусью по поводу строительства там атомной электростанции.

— Могут ли споры внутри европейского сообщества — между той же самой Литвой и Венгрией с Польшей — стать препятствием для евроинтеграции Украины? Можно ли сказать, что Венгрия ставит «шлагбаум» на пути Украины в ЕС?

— Если говорить о механизме вхождения какой-либо страны в Евросоюз, мы знаем, что нельзя решить этот вопрос простым большинством — необходим абсолютный консенсус. То есть все страны Европейского союза должны проголосовать «за», никто не должен иметь каких-либо претензий к возможному новому члену сообщества.

Любая страна ЕС, если у нее есть претензии к Украине, может опустить этот «шлагбаум». И позиция Литвы тут ничего не решает.

В принципе, позиция Литвы в ЕС ничего не решает, когда речь заходит о каких-то позитивных процессах. Она может тормозить вопрос о снятии санкций с Российской Федерации, так как это решение тоже требует консенсуса. Если Литва против, то ЕС с Россией и Евразийским экономическим союзом договориться ни о чём не смогут.

Если необходимо надавить на кого-то из членов Европейского союза, в этом вопросе Литва тоже абсолютно бессильна. Она оказывает политическую поддержку Украине, и Украина может считать себя в Восточной Европе не одинокой. Несмотря на то что украинская власть разругалась со всеми своими соседями, у нее есть маленький, но очень гордый союзник на берегах Балтийского моря в лице Литвы и, наверное, еще Латвии с Эстонией.

— Как изменились взаимоотношения ЕС с Украиной за прошедшие три года?

— Мне кажется, что эти три года субъектности Украине не прибавили. К ней и раньше относились как к объекту определенных манипуляций. Ничего в этом плане не поменялось.

Политики, которые пришли к власти в Киеве после государственного переворота, авторитета стране также не добавили. Необандеровская идеология, которую провозгласили на Украине на государственном уровне, не сделала страну более популярной.

Во взаимоотношениях России и коллективного Запада Украина — это только повод, чтобы выяснять отношения с Россией. Объявить санкции, к примеру.

Если бы не было Украины, то Запад нашел бы другой путь. Мы помним, как в 2008 году Грузия абсолютно немотивированно спровоцировала конфликт в Закавказье, напав на российских миротворцев. Это была вопиющая ситуация. Погибло много российских солдат, граждан Российской Федерации. Тем не менее Запад не постеснялся объявить Россию «агрессором». Тогда ситуация была запредельной.

Прошло шесть лет, и всё повторилось. Запад помог авантюристам и националистам на Украине совершить государственный переворот. В итоге всю ответственность за тот конфликт, в котором увязла Украина, взвалили на Россию.

Украина никакой самостоятельной роли в современной европейской политике не играет. И отношение к ней никогда не изменится. Украина так и останется некой территорией-функцией, а не самостоятельным игроком.

— Каковы сегодня перспективы вступления Украины в ЕС?

— Я думаю, что вопрос о вступлении Украины в ЕС никогда и не стоял. Это была чистой воды манипуляция со стороны Европы. Европейцы манипулировали частью украинских элит и довольно инфантильным, доверчивым населением Украины.

Экономическое положение Украины ухудшается: экономика гибнет, промышленность разваливается. Я думаю, что теперь Европа будет решать на территории Украины свои проблемы, например вопросы сбыта продукции и давления на Россию. Судьба самой Украины Европу не интересует.

Только оголтелые пропагандисты могут всерьез говорить о том, что страны Евросоюза хотели бы видеть Украину в своих рядах в обозримом будущем. Это миф.

Читайте также

Подневольный Трамп: американскому президенту не позволили встретиться с ПутинымПереключение белорусских грузов на порты России — вопрос экономики, а не политикиЭстония после Октябрьской революции: радость независимости быстро сменилась скепсисом

— Ряд европейских политических сил выказывает Украине свою поддержку в вопросе о ее вступлении в НАТО. Может ли у «страны победившего Майдана» получиться что-то с Североатлантическим альянсом?

— Украина не может вступить в НАТО. На ее территории идет открытый внутренний конфликт. Украина постоянно пытается представить его в виде внешней агрессии, превратить гражданский конфликт в Донбассе в международный с участием Российской Федерации.

Для того чтобы вступить в НАТО, Украине нужно будет отказаться от Донбасса и принять воссоединение Крыма с Россией. На это нынешнее руководство Украины никогда не пойдет. Максимум, что может получить Украина от НАТО, — это поставки устаревшего вооружения и моральную поддержку.

Причем поставки вооружения невыгодны для Украины. НАТО будет просто избавляться от того, что ему не нужно, списывать с баланса устаревшую технику. Данная акция будет представлена как огромная помощь в деле борьбы с «российской агрессией». Но дальше этого дело не пойдет.

Примером того является Грузия, которая сама спровоцировала конфликт с Абхазией и Южной Осетией, а теперь не может стать членом Североатлантического альянса.

— На этой неделе представители самопровозглашенной Донецкой народной республики заявили, что Украина подтягивает тяжелое вооружение к линии фронта в Донбассе. Боевые действия в Донбассе приведут к какому-либо результату? Имеет ли Украина военный потенциал для того, чтобы вернуть Донбасс силой?

— Конечно, Украина не может вернуть Донбасс. Столкновения на линии фронта и обстрелы Донецка украинской артиллерией — это преступления украинской военщины. Таким способом нынешние правящие группировки на Украине решают внутренние вопросы. Активизация военных действий в Донбассе — это часть внутриукраинской борьбы и антироссийской пропагандистской кампании.

Эта замечательная идея родилась в 2014 году: давайте быстро-быстро соберем всех нацистов в единый кулак и бросим их в Донбасс — и они там наведут порядок. Не вышло.

В конце 2014 года Украина получила один «котел», в 2015‑м — другой. Теперь понятно, что ничего не получится.

Когда украинские военные стреляют по Донецку из тяжелой артиллерии, они и их руководство совершают военные преступления, за которые рано или поздно придется ответить. Но украинские элиты об этом не думают. Их интересует только то, как решить сейчас внутри Украины собственные внутриполитические задачи: как доказать, кто из них больший патриот и кто больше ненавидит русских.

— Какое будущее ждет территории самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик, Донецкой и Луганской областей? Что это будет: неопределенный статус в течение длительного времени, присоединение к одному из соседних государств или международное признание? Каков Ваш прогноз на ближайшие годы?

— Я думаю, что будет точно такая же история, как с Южной Осетией и Абхазией. ДНР и ЛНР будут встроены в российскую экономическую структуру. Они будут добывать уголь, делать металлопрокат и перепродавать продукцию в Россию.

Я думаю, что через какое-то время Российская Федерация всё равно признает ЛНР и ДНР. Не знаю, сколько времени может уйти на то, чтобы включить эти страны в состав Российской Федерации. Может быть, это будет довольно нескоро, а может быть, завтра. Сложно сказать.

Мне кажется, что ДНР и ЛНР никогда больше не вернутся в состав пресловутого так называемого государства Украина. Они к нему и раньше никакого отношения не имели.

Объективно нет смысла передавать территории ДНР и ЛНР обратно украинцам, которые будут убивать и мучить там людей, разрушать экономику. Для Украины Донбасс — отрезанный ломоть. И это хорошо.

— У Венгрии и Польши на Украине есть свои меньшинства, и эти страны возмущаются законом «Об образовании». Почему так же громко свою позицию не заявляет Россия? Ведь самое большое меньшинство на Украине — это именно русские, русскоязычные. Может быть, это даже не меньшинство.

— Сложно говорить о меньшинстве, которое на самом деле большинство. Для меня это сложный вопрос. Я думаю, что Российская Федерация и так уже много чего заявила. В России идет прямой разговор о том, останется ли Украина в том состоянии, в котором она сейчас находится, или будет «переформатирована». И это принципиальный вопрос.

Венгрия и Польша обсуждают положение своих соотечественников на Украине. Для них разговор идет о десятках тысяч людей, для России — о миллионах.

Украинцы пытаются доказать Европе, что на самом деле они любят румын, венгров и поляков, евреев, немцев — всех любят, а ненавидят только русских. С русскими Украина не собирается договариваться, а со всеми остальными будут разговаривать: открывать гимназии и предлагать особые условия обучения.

Несмотря на это, Украину никто не собирается принимать в Европу. Это классическая колония, и с ней будут обращаться как с колонией. Даже если Украину примут в Европейский союз, она так и останется «окраиной окраины». Альтернативный путь — стать частью большого евразийского проекта. Других вариантов у Украины нет.

Я думаю, что Украина в сегодняшнем состоянии не имеет будущего. Часть страны всё-таки перейдет в российское пространство, а Галичина и Буковина — в европейское. Но даже та часть Украины, которая считается на 100% европейской, через какое-то время вернется в евразийское пространство и будет более пророссийской, чем на сегодняшний день Донецк или Крым.

rubaltic.ru

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...