Дочь священника Бурыкина: Папа в колонии молится и занимается спортом

Священник из поселка Гатово, что под Минском, Константин Бурыкин отбывает наказание в шкловской исправительной колонии №17.

Напомним, в квартире священника нашли нацистскую литературу, светильник в форме свастики, два подарочных пистолета и патроны. Его обвинили по статье «Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ». И этим летом священника приговорили к трем годам колонии усиленного режима. Свое 40-летие Бурыкин встретил уже за решеткой.

На днях в соцсети ВКонтакте было опубликовано открытое обращение Бурыкина президенту Беларуси. В нем говорится о том, что он нажил себе много врагов среди оппозиционно настроенных спортсменов и некоторых представителей силовых структур. Священник рассказывает, как в камере СИЗО один из арестантов душил «человека, подвешивая его за горло простыней».

— Он избивал его под наблюдением сотрудников СИЗО-1, которые смотрели на происходящее через окошко в двери камеры, — сообщает Бурыкин. Он также называет фамилию сотрудника ГУБОПиКа МВД, который его запугивал тем, что если он не даст нужные им показания, то «детей заберут в детский дом», «угрожал, что жене и дочери дадут срок за подкинутые им наркотики».

По словам Бурыкина, он испытывает давление со стороны администрации исправительной колонии: «За 10,5 месяца моего заключения я не имел ни одного дисциплинарного нарушения… Несмотря на это, сотрудники администрации уже объявили мне выговор с занесением в личное дело за «нарушение». Эти «нарушения», при желании администрации, создаются искусственно на ровном месте. Такие выговоры не дают возможность получить «аттестацию вставшего на путь исправления», что в свою очередь не дает право на УДО и возможности попасть под амнистию».

Бурыкин говорит о том, что в отношении него начата процедура аннулирования разрешения на проживание в Беларуси. А это значит, что после его освобождения он будет депортирован.

В конце обращения Бурыкин просит президента «вернуть его в семью».

«Прошу Вас проявить сострадание, человеколюбие и милосердие, совершить надо мной акт помилования, верните меня в семью к детям и супруге. Моей жене сейчас приходится очень тяжело одной с четырьмя детьми. У меня много положительных характеристик, в том числе от иностранных спортивных федераций. Вы последняя надежда для нашей семьи!» — говорится в обращении.

«Каждый может сделать ошибку»

«Комсомолка» поговорила с дочкой священника, 18-летней Александрой. Девушка признается, что переживает за отца.

— В своих последних письмах отец пишет, что ему очень плохо, так как он не знает, как у нас дела. Он все время спрашивает, не пугают ли нас правоохранители, хватает ли нам денег, — вздыхает Александра. — В последний раз папу я видела после суда в сентябре в Витебске. У нас было четырехчасовое свидание, и мы общались через стекло. Папу мы успокаивали, старались перед ним не плакать, чтобы его не расстраивать. Последнее письмо от него мы получили в начале ноября. Но некоторые его письма к нам не дошли. Это притом что отец пишет нам каждый день.

По словам Александры, не все письма от родных доходят до Бурыкина.

— Какое-то время папа в течение месяца не получал от нас ни одного письма. Мы обратились с жалобой в колонию, и примерно через две недели он получил в один день сразу 20 писем. Ко дню его рождения мои братья с сестрой нарисовали ему рисунки, но и их он получил не сразу.

Сейчас Александра, которая профессионально занималась спортом, бросила пауэрлифтинг. Девушка ждет, когда выйдет на свободу отец, который был заместителем председателя Белорусской федерации пауэрлифтинга.

— Много кто меня осуждал, говорили, что меня продвигает папа, вкладывает в меня деньги, но у меня были результаты. (Девушка является двукратной чемпионкой Европы по пауэрлифтингу, у нее пять рекордов Европы. — Ред.)

Александра рассказывает, что в ее семье папа никогда не пропагандировал фашизм или национализм.

— Папа, наоборот, говорил мне, что не должно быть различий между нациями. Я больше скажу: врач-реабилитолог моей мамы, которая умерла, был ливанцем! Он увлекся движением РНЕ, когда ему было 19 — 20 лет. Это возраст, когда каждый может сделать ошибку, набить ту же татуировку в виде свастики…

По словам Александры, Бурыкин старается не падать духом.

— Отец очень сильно похудел. Если он раньше весил 110 килограммов, то сейчас его вес 72 килограмма. Сейчас он ходит в церковь, которая есть в колонии, молится, занимается спортом. Как я знаю, папу не лишили сана, так как церковный суд не может быть без его присутствия. Cитуация очень сложная: у нас нет денег даже на адвоката! Если папу депортируют, мы поедем за ним в Россию. Другого варианта у нас нет.

kp.by

 

При использовании материалов сайта обязательна прямая ссылка на grodno-best.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Загрузка...